BABYLON

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



АРМИЯ

Сообщений 21 страница 40 из 45

21

Алексей Михайлович Щастный.

Что было в портфеле «красного адмирала»?

Арест и гибель

Успешное руководство в сложных условиях Ледовым походом подняло авторитет Щастного среди моряков. Но уже 27 мая он был арестован по личному распоряжению народного комиссара по военным и морским делам Л. Д. Троцкого «за преступления по должности и контрреволюционные действия». 20—21 июня был судим Революционным трибуналом при ВЦИК Советов рабочих, крестьянских и казачьих депутатов. Свою вину Щастный не признал. В выступлении на суде Троцкий заявил, что Щастный настойчиво и неуклонно углублял пропасть между флотом и Советской властью. Сея панику, он неизменно выдвигал свою кандидатуру на роль спасителя. Авангард заговора — офицерство минной дивизии — открыто выдвинуло лозунг «диктатура флота».

http://s001.radikal.ru/i193/1302/c2/2295545c8c15.jpg

Несмотря на слабую доказательную базу обвинения Щастный был приговорён 21 июня 1918 к расстрелу. Декрет о восстановлении ранее отмененной большевиками смертной казни был принят 13 июня 1918 г. и это был первый судебный смертный приговор в Советской России. В одной из предсмертных записок Щастный писал:
В революции люди должны умирать мужественно. Перед смертью я благословляю своих детей Льва и Галину, и, когда они вырастут, прошу сказать им, что иду умирать мужественно, как подобает христианину.
В ночь с 21 на 22 июня (в 4 часа 40 минут утра) Алексей Щастный был расстрелян. Его адвокатом был Владимир Анатольевич Жданов. В советской военно-исторической литературе о его роли во время Ледового похода не упоминалось.
В приговоре по этому делу говорилось:
Именем Российской Социалистической Федеративной Советской Республики Революционный трибунал при ВЦИК Советов рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов, заслушав в открытых заседаниях своих от 20 и 21 июня 1918 г. и рассмотрев дело по обвинению бывшего начальника морских сил Балтийского флота гр. Алексея Михайловича Щастного, 37 лет, признал доказанным, что он, Щастный, сознательно и явно подготовлял условия для контрреволюционного государственного переворота, стремясь своею деятельностью восстановить матросов флота и их организации против постановлений и распоряжений, утверждённых Советом Народных Комиссаров и Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом. С этой целью, воспользовавшись тяжким и тревожным состоянием флота, в связи с возможной необходимостью, в интересах революции, уничтожения его и кронштадтских крепостей, вёл контрреволюционную агитацию в Совете комиссаров флота и в Совете флагманов: то предъявлением в их среде провокационных документов, явно подложных, о якобы имеющемся у Советской власти секретном соглашении с немецким командованием об уничтожении флота или о сдаче его немцам, каковые подложные документы отобраны у него при обыске; то лживо внушал, что Советская власть безучастно относится к спасению флота и жертвам контрреволюционного террора; то разглашая секретные документы относительно подготовки на случай необходимости взрыва Кронштадта и флота; то ссылаясь на якобы антидемократичность утвержденного СНК и ЦИК Положения об управлении флотом, внося, вопреки этому Положению, в Совет комиссаров флота на разрешение вопросы военно-оперативного характера, стремясь этим путём снять с себя ответственность за разрешение таких вопросов; то попустительствовал своему подчиненному Зелёному в неисполнении распоряжений Советской власти, направленных к облегчению положения флота, и замедлил установление демаркационной линии в Финском заливе, не исполняя своей прямой обязанности отстранения таких подчинённых от должности; то под различными предлогами на случай намеченного им, Щастным, переворота задерживал минную дивизию в Петрограде; и всей этой деятельностью своей питал и поддерживал во флоте тревожное состояние и возможность противосоветских выступлений. Принимая во внимание, что вся эта деятельность Щастного проявлялась им в то время, когда он занимал высокий военный пост и располагал широкими правами во флоте Республики, Трибунал постановил: считая его виновным во всём изложенном, расстрелять. Приговор привести в исполнение в течение 24 часов.
Известия ВЦИК 1918, 22 июня

http://s018.radikal.ru/i519/1302/71/54f9222e006f.jpg

Мемориальная доска установленная в Житомире на усадьбе семьи Щастных.

По словам российского историка Сергея Мельгунова, капитан Щастный спас остаток русского флота в Балтийском море от сдачи немецкой эскадре и привёл его в Кронштадт. Он был обвинён, тем не менее, в измене. Обвинение было сформулировано так: «Щастный, совершая геройский подвиг, тем самым создавал себе популярность, намереваясь впоследствии использовать её против советской власти». Главным и единственным свидетелем против Щастного выступил Троцкий. Щастный был расстрелян «за спасение Балтийского флота».

Википедия

0

22

«В Центральном военном архиве Польши в Рембертове хранятся документы, которые издали польские ученые Яблоновский и Косеский. По их данным, с 16 февраля 1919 года по 18 октября 1920 года Красная Армия потеряла не менее 206 тысяч 877 человек пленными».

Польша: массовые убийства пленных красноармейцев
Автор
Сбруев Виктор
24 октября //12:17
В 1998 году Генеральная прокуратура РФ обратилась к властям Республики Польша с просьбой о возбуждении уголовного дела по факту гибели в польском плену 83500 пленных красноармейцев за период 1919-1921 гг.

На это обращение был получен категорический отказ - генеральный прокурор Польши и министр юстиции Ханна Сухоцкая заявила:

«...следствия по делу о, якобы, истреблении пленных большевиков в войне 1919-1920 гг., которого требует от Польши Генеральный прокурор России, не будет».

Свой отказ г-жа Сухоцкая мотивировала тем, что польскими историками «достоверно установлена» смерть 16-18 тысяч военнопленных по причине «общих послевоенных условий», а о существовании в Польше «лагерей смерти» и «истреблении» не может быть и речи…

Категорический отказ польской стороны разбираться с этим кровавым делом был вполне ожидаемым: не в традициях европейских государств расследовать свои преступления против человечности, посыпать свою голову пеплом. Так, за все многочисленные кровавые преступления Второй мировой войны каяться заставили одну лишь Германию…

И, тем не менее, сам факт массовой гибели пленных красноармейцев (пусть и  с многократно преуменьшенной «цифрой») польская сторона признала. Совместными усилиями польских и российских историков был создан большой сборник документов «Красноармейцы в польском плену в 1919-1922 гг.». При этом:

«…несмотря на то, что сборник "Красноармейцы в польском плену в 1919-1922 гг." составлялся при доминирующем мнении польских историков, большинство его документов и материалов свидетельствуют о таком целенаправленном диком варварстве и бесчеловечном отношении к советским военнопленным, что о переходе этой проблемы в "разряд чисто исторических" не может быть и речи! Более того, размещенные в сборнике документы неопровержимо свидетельствуют о том, что в отношении военнопленных советских красноармейцев, прежде всего, этнических русских и евреев, польские власти проводили политику истребления голодом и холодом, розгой и пулей", т.е. "свидетельствуют о таком целенаправленном диком варварстве и бесчеловечном отношении к советским военнопленным, что подобное следует квалифицировать, как военные преступления, убийства и жестокое обращение с военнопленными с элементами геноцида».
http://www.regnum.ru/news/polit/1517251.html

http://www.diletant.ru/blogs/3796/3476/

0

23

Зануда написал(а):

О Катыни и о походе Красной Армии на Польшу.

http://s020.radikal.ru/i714/1302/9c/ea48059b972c.jpg

В ходе советско-польской войны огромное количество красноармейцев попали в польский плен.

«В Центральном военном архиве Польши в Рембертове хранятся документы, которые издали польские ученые Яблоновский и Косеский. По их данным, с 16 февраля 1919 года по 18 октября 1920 года Красная Армия потеряла не менее 206 тысяч 877 человек пленными».

http://www.eg.ru/daily/politics/26358/           

На территории Второй Речи Посполитой для пленных красноармейцев были созданы десятки концентрационных лагерей. Но далеко не все пленные добрались до этих лагерей смерти: десятки тысяч пленных были расстреляны, повешены и замучены в ходе транспортировки в концлагеря, и непосредственно в лагерях оказалось 157 тысяч человек. Пленные сортировались по этническому признаку, и - поляки, латыши, эстонцы, финны и др. оказались в сравнительно лучшем положении. В тяжелейших условиях оказались пленные этнические русские и евреи.

Обращения с пленными в Польше поражают своей жестокостью.

«В лагере Стшалково летом 1919 г. помощник начальника лагеря “поручик Малиновский ходил по лагерю в сопровождении нескольких капралов, имевших в руках жгуты-плетки из проволоки”. Нередко Малиновский приказывал пленному ложиться в канаву, а капралы начинали избивать. “Если избиваемый стонал или просил пощады, Малиновский вынимал револьвер и пристреливал... Если часовые застреливали пленных, Малиновский давал в награду 3 папироски и 25 польских марок... Неоднократно можно было наблюдать... группа во главе с Малиновским влезала на пулеметные вышки и оттуда стреляла по беззащитным людям” (“Красноармейцы...”, с. 655).

…масса примеров свидетельствует, что “большевистские пленные” вообще не воспринимались польскими властями как ЛЮДИ.

Подобное отношение польских властей подтверждают следующие факты. Перед освобождением из плена “гигиенические купания” для пленных устраивались таким образом, что многие из них после этого умирали. За три года в лагере в Стшалково не смогли (или не захотели) решить вопрос об отправлении военнопленными естественных потребностей в ночное время.

В бараках туалеты отсутствовали, а лагерная администрация под страхом расстрела запрещала выходить после 6 часов вечера из бараков. Поэтому пленные “принуждены были отправлять естественные потребности в котелки, из которых потом приходится есть” (“Красноармейцы...”, с. 696). Об этом хорошо знали администрация и польские проверяющие. В конце концов, дело закончилось тем, что “в ночь на 19 декабря 1921 г., когда пленные выходили в уборную, неизвестно по чьему приказанию был открыт по баракам огонь из винтовок, причем был ранен спящий на нарах К. Калита” (там же, с. 698). Вечером следующего дня в лагере повторно последовал обстрел бараков, в результате которого были ранены 6 пленных, а военнопленный Сидоров убит.

Уже упоминаемый нами Л. Гиндин вспоминает начальника концентра*ционной станции пленных и интернированных в Рембертове полковника Болеслава Антошевича, который приказал охране “обращаться с боль*шевиками, как с собаками”. (…)

Польская сторона весьма преуспела в создании системы наказаний и издевательств, унижающих человеческое достоинство военнопленных и интернированных. Давно известно, что голый человек чувствует свою ущербность. Не случайно спецслужбы многих стран допрашивают подозре*ваемых раздетыми. В польских лагерях, и это уже отмечалось, пленные красноармейцы нередко были раздеты и разуты на протяжении всех трех лет плена. В протоколе 11-го заседания Смешанной комиссии по репатриации от 28 июля 1921 г. отмечалось: “Пленные босы, раздеты и разуты часто донага” (там же, с. 646). (…)

Следует отметить крайний антисемитизм в польской армии и лагерях. При захвате в плен евреи расстреливались в первую очередь, наряду с комсоставом Красной Армии. Так, бежавший из польского плена красно*армеец Валуев сообщил, что 18 августа 1920 г., во время пленения под г. Новоминском, из состава пленных были отделены командный состав и евреи. “Один комиссар еврей был избит и тут же расстрелян” (там же, с. 426).

Бывший военнопленный И. Тумаркин свидетельствует о том, что при взятии его воинской части в плен 17 августа 1920 г. под Брест-Литовском поляки “начали рубку евреев” (там же, с. 573). Тумаркин спасся тем, что выдал себя за русского...

В августе 1920 г. близ станции Михановичи штаб-ротмистр Домбровский устроил экзекуцию над пленными красноармейцами. От смерти их спас привод “хорошо одетого еврея по фамилии Хургин из местечка Самохва*ловичи, и хотя несчастный уверял, что он не комиссар... его раздели догола и тут же расстреляли и бросили, сказав, что *** не достоин погребения на польской земле” (там же, с. 160—161)».

http://www.nash-sovremennik.ru/p.php?y= … 7&id=2

Эти бесчеловечные зверства, массовые убийства военнопленных красноармейцев (в основном – русских и евреев), польская прокуратура расследовать отказывается, не видя состава преступления в содеянном, и, стало быть, - поляки каяться не должны. Как уже говорилось: не в традициях европейских государств расследовать собственные преступления против человечности…

http://www.diletant.ru/blogs/3796/3476/

0

24

0

25

Загадочная гибель подлодки Фисановича

06.03.2013
 

О подвигах командира-подводника Северного флота Израиля Фисановича написано немало книг и статей. Герой Советского Союза Фисанович стал примером для многих поколений командиров. Однако тайна гибели советской подлодки, которой командовал Фисанович, до сих пор не раскрыта. Кто-то винит во всем англичан, а кто-то припоминает одну мистическую историю.

У него нет могилы. Ею стало Северное море. В шотландском порту Данди его имя на века высечено в списке славы погибшим подводникам. Его именем названы улицы в Полярном и Кировограде. Моряков, не вернувшихся на берег, не считают погибшими. Для всех они живы, просто не вернулись из боевого рейда…

Свернутый текст

Во время Великой Отечественной он был одним из самых результативных командиров на Севере. Друзья-подводники также называли его романтиком полярных морей — он писал стихи, всегда был душой любой компании. Судьба подарила ему хоть и короткую, но необычную и героическую жизнь. Но и смерть его была тоже очень необычной — но такой же героической… А ведь судьба словно все время как бы отвращала его от опасной профессии. Но он упрямо шел к своей цели — стать настоящим Героем. Израиль Фисанович родился 23 ноября 1914 года в бедной еврейской семье в городе Елизаветграде (ныне Кировоград, Украина). В 1922 году семья переехала в Харьков, и родители отдали Изю в фабрично-заводское училище при машиностроительном заводе "Серп и молот". Затем он работал на этом же заводе.
Романтически настроенный паренек мечтал о высшем образовании, которое было недоступно при его финансовом положении, и активно участвовал в общественной работе. И тут горком комсомола весьма неожиданно предложил Фисановичу поступить в Высшее военно-морское училище имени Фрунзе в Ленинграде. Он согласился, ибо это соответствовало его романтической натуре. На выпуске молодой лейтенант за отличную учебу получил от наркома обороны Ворошилова именные серебряные часы. С 1936 года Фисанович служит на подводных лодках Северного флота, с 1938 года он становится командиром разных субмарин. В канун Великой Отечественной он был назначен командиром подлодки "М-172" (такие лодки на флоте называли "Малютками" из-за небольшого водоизмещения).

Капитан-лейтенант Фисанович в августе-сентябре 1941 года, действуя на коммуникациях противника в Баренцевом море, потопил на этой лодке с экипажем всего в 20 человек три вражеских транспорта. Что сделать было, прямо скажем, весьма непросто. Ведь вооружение "малютки" — всего лишь два торпедных аппарата и две торпеды в них. Запасные торпеды не были предусмотрены. Еще имелась 45-миллиметровая зенитная пушка… Лодка была рассчитана лишь на однодневные походы. Но Фисановичу удавалось топить фашистов и на гораздо большем удалении от базы в Полярном, где базировалась его лодка. 21 августа 1941 года подводная лодка Фисановича (старшим на борту был комбриг Иван Колышкин, о котором уже писала "Правда.Ру") скрытно подошла к вражескому порту Лиинахамари. Подняв буквально на мгновение перископ, Фисанович увидел примерно в полумиле вражеский транспорт, стоявший под разгрузкой войск и военной техники. Выстрелив торпедой по транспорту и утопив его, лодка стала выходить из порта.
Немцы явно не ожидали столь дерзкого нападения… Фисанович, умело маневрируя, сумел уйти от преследования и благополучно вернулся на базу. Спустя сутки его лодка потопила паровую пассажирскую яхту с перевозимыми немецкими солдатами. Затем его экипаж прорвался в узкий и длинный фьорд Петсамо и утопил транспорт противника. Фисанович одним из первых на Северном флоте за один поход утопил два транспорта противника и стал мастером торпедных атак! За два года его лодка совершила 17 походов и утопила два крупных военных корабля, 10 транспортных судов и один пассажирский транспорт противника. Лодка Фисановича стала Гвардейской.
Представьте себе, что все вышеописанные подвиги были совершены на самой маленькой лодке Северного флота. "Малютка" Фисановича показала, на что способна, если ей управляет геройский командир с не менее геройским экипажем. Вообще Фисанович, несмотря на то, что получил высочайшее звание Героя Советского Союза, был очень общительным и веселым человеком.

По отзывам современников, ему был доступен любой круг общения, от высших офицеров до матросов, везде он считался своим. Его перу принадлежат книги о моряках-подводниках "Записки подводника" и "История малютки", которые были написаны еще в годы Великой Отечественной и сразу после выпуска стали бестселлерами. Он также писал стихи, не был лишен чувства юмора. Сам он, по воспоминаниям современников, говорил, что в подводной службе как раз чувство юмора — самое первое дело…Как гласят исторические первоисточники, в 1944 году Герой Советского Союза капитан 2 ранга Израиль Фисанович вместе с тремя другими заслуженными командирами-североморцами прибыл в Англию получать подводные лодки, переданные Советскому Союзу после раздела итальянского флота ввиду выхода Италии из войны. Для ускорения процедуры англичане предложили русским свои старые лодки — не тащить же из Италии корабли вокруг воюющей Европы. Все вроде бы были довольны. Но в последний момент блестящий, творчески мыслящий командир-подводник Фисанович обнаружил в порту новую английскую подводную лодку и, как говорится, положил на нее глаз.

Англичанам после сокрушительных побед Красной Армии под Сталинградом и на Курской дуге как-то неудобно было отказать союзникам, и они, скрепя сердце, согласились отдать свою новейшую лодку. За два месяца опытные подводники под командованием Фисановича великолепно освоили британскую субмарину "Санфиш", получившую после поднятия на ней советского военно-морского флага индекс "В-1", и лодка первой должна была начать переход на Северный флот. Английское адмиралтейство составило маршрут перехода и гарантировало безопасность до зоны ответственности советского Северного флота в Баренцевом море.

О пребывании Фисановича в Англии очень мало документальных свидетельств, поэтому предложим читателям некую легенду, найденную в интернете. За подлинность ее ручаться трудно, конечно. Но вот в то, что романтичный Фисанович в такую историю попасть мог по определению — почему-то верится без всяких околичностей. Перед выходом в море, после приемки английской лодки, капитан 2 ранга Фисанович прогулялся по Лондону — надо было купить подарок жене. После некоторых колебаний он выбрал в одной из лондонских лавочек хорошие женские часики и попросил упаковать их, чтобы в дороге они не повредились. Хозяин лавочки, пожилой еврей, типичный диккенсовский персонаж, внимательно рассматривал необычного русского офицера. Орден Ленина, два ордена Красного Знамени, орден Отечественной войны, американский крест "За храбрость", Золотая Звезда и знак командира подводной лодки… Моряк бегло говорил по-английски, что свидетельствовало о его образованности, он был худощав, подтянут, черноволос.

Когда моряк ушел, щедро расплатившись за покупку, хозяин лавочки сразу же позвонил в еврейскую общину Лондона со своеобразным "докладом". То, что он услышал, заставило его затрепетать: "Как ты мог, Мойша? Это же единственный в мире еврей-подводник, герой. Он потопил фашистов больше, чем волос на твоей старой голове!"

Вечером, когда Фисанович подошел к проходной порта, к нему бросился измученный угрызениями совести старый Мойша. Он чуть ли не силой отобрал у него покупку, вернул деньги и тут же вручил немыслимой красы золотые часы, усыпанные бриллиантами. И тут же растаял в лондонском тумане, как бы уйдя по-английски. Фисанович пожал плечами, приняв поистине королевский подарок, и шагнул на борт своей субмарины, уже готовой к отходу. Позже, уже после Второй мировой, английские авторы писали, что эти самые часы принесли немало несчастий прежним обладателям. Из-за драгоценных часов травились, вызывали на дуэль, судились…

И Фисановичу бриллиантовые часы счастья не принесли. 25 июля 1944 года подводная лодка "В-1" под советским военно-морским флагом вышла из шотландского порта Лервик. А 27 июля связь с лодкой пропала. На свою базу на Кольском полуострове она так и не пришла… Как погиб Фисанович со своим экипажем, осталось тайной на долгие годы. Лишь через много лет после войны, в 1954-м, в британской прессе проскочила крохотная заметка о героизме летчиков королевского воздушного флота. В частности, говорилось в числе прочего о том, что в 9 часов 39 минут по Гринвичу 27 июля 1944 года самолет британской береговой охраны в 230 милях к северу от Шотландских островов атаковал и потопил подводную лодку противника. Эту заметку случайно прочитал немецкий историк, изучавший архивы кригсмарине. Покопавшись в фашистских архивах (а значительная их часть, между прочим, уцелела и хранится до сих пор), он обнаружил, что ни одна из великого множества немецких субмарин в это время в этом месте океана появиться не могла!

Еще через несколько лет тот же историк, уже при помощи британских ученых, раскопал, что именно в этом месте должна была в это время находиться лодка под командованием Фисановича. Получается, что его лодку потопил английский самолет! Позднее, когда и советские историки "подключились" к исследованию, эта версия, увы, подтвердилась. В мистику верить, конечно, грешно, но все-таки жуткая история с неожиданно подаренными, словно упавшими с неба советскому подводнику в руки "несчастливыми" драгоценными часами впечатление производит…

Еще через несколько лет в падкой на сенсации англоязычной прессе, достаточно свободной от цензуры, появились публикации, что британское командование намеренно потопило свою же новейшую подлодку, чтобы хорошая техника не досталась русским. У королевских адмиралов уже был опыт с обреченным на гибель конвоем PQ-17 — решать политические и военные проблемы ценою жизней моряков. Кстати, от англичан до сих пор нет четкого ответа — а почему все-таки самолет бомбил лодку, очертания которой летчику были хорошо известны — ведь практически своя же? Сама-то лодка опознала британский "Либерейтор", потому и не погрузилась и к отражению атаки не готовилась… Офицеры с других лодок, пришедших из Англии, говорили, что если бы Фисанович возвращался домой другим путем, не согласованным с британским командованием, то его лодка, возможно, уцелела бы. Но, как известно, история не терпит сослагательного наклонения…

Первоисточник

0

26

Противотанковая дорога

Дискуссия о том как воевали наши предки, плохо или хорошо, в ВОВ - бесконечна. Однозначно, что если у тебя есть толковый командир, твои шансы выжить неплохи, а с дураком труба всем.
Давно уже, собутыльник моего дядьки рассказывал как его роту, усиленную "чужими" (чел. ~200), бросили затыкать какую-то дыру в нашей обороне в р-н Кривого Рога. Задача была: держать "до последней капли крови" единственную дорогу, которой могли воспользоваться немецкие танки. Танки остановить и умереть - благодать!

Роту пригнали на место, отгрузили чуть не целую "полуторку" противотанковых гранат, сказали, что танков завтра наверное придет много и уехали. Жить им оставалось меньше суток. НИКАКИХ других противотанковых средств не обеспечили.

Командир осмотрел местность и приказал: "Стыдно, люди к нам в гости из Германии едут, а у нас дорога такая разбитая". "Свихнулся наверно от страха" - подумали многие. Командир продолжил: "Всем вытряхнуть все из вещмешков и за мной." Рота пошла к ближайшему от дороги холму шлака, с какой-то металургической фабрики неподалеку. Командир заставил набирать в мешки шлак и нести к насыпи.

На саму дорогу шлак сыпался неравномерно, побольше там где дорога в горочку идет. "Чтоб им нескользко было" - бубнил командир. Шлакозасып продолжался очень долго, все мешки были изорваны в лохмотья, лопатки сточились до черенков. Засыпали чуть не два километра дороги. Народ злой и усталый, теперь ведь еще и окапываться полночи.

Утром с шлакогор подали сигнал: "Вижу танки".

Сжимая свои почти бесполезные гранаты, солдаты знали, что жизнь закончилась. Наконец танки начали заходить на "благоустроенную" дорогу. Третий танк колонны потерял гусеницу первым, а через минуту эта эпидемия охватила остальные машины, числом восемь. Стоячий танк если его не злить, штука не опасная. Не совсем поняв, вас ис дас, немцы угробили и танк-эвакуатор. Пехота у немцев не дурная, вперед без танков не пойдет - затор. Нашим на них нарываться, тоже нет резона.

Командир, формально выполнивший боевое задание - остановить танки, посылает гонца найти хоть какое начальство и передать - "Задача выполнена. Потерь нет". Гонец принес хорошую новость: "ночью можете уходить, сзади есть оборона. Будет возможность, накроем потом артиллерией"...

Секрет командира -в его образовании техника по холодной обработке металлов. Никельшлаки - отходы металлургии, страшный абразив, лишь немного уступающий корунду и оксиду алюминия. Никакие пальцы гусениц не выдержат издевательства такой дрянью, и что приятно - гусеница приходит в негодность целиком, забирая с собой большую часть всего привода.

http://lj.rossia.org/users/kitai_gorod/

0

27

Атака мертвецов

«Атака мертвецов» (англ. «Dead Men Attack») — распространённое публицистическое название контратаки 13-й роты 226-го Землянского полка 24 июля (6 августа) 1915 года при отражении немецкой газовой атаки. Эпизод обороны крепости Осовец на Восточном фронте во время Первой мировой войны.

http://s019.radikal.ru/i605/1408/10/1a6c60511621.png

Театр военных действий

Крепости Осовец и Новогеоргиевск являлись важными узлами обороны «Польского мешка», как на военном жаргоне того времени называлась выступающая глубоко на запад и уязвимая с северного и южного флангов территория Царства Польского.

Крепость Осовец (Ossowitz на немецких картах) являлась системой соединённых траншеями четырёх фортов в излучине реки Бобр (польск.)русск. Крепость запирала проходившие через неё железную дорогу Лык — Граево — Белосток и шоссе на Белосток, важный региональный транспортный узел.

Основные укрепления и крепостная артиллерия располагались на восточном берегу реки. На болотистом западном берегу под прикрытием орудий крепости располагалась вынесенная на 2 — 2,5 км передовая Сосненская позиция, проходившая с севера на юг по линии Бялогронды — Сосня (польск. Białogrądy — Sojczynek). Именно эта позиция была основным направлением предыдущего генерального штурма крепости в феврале—марте 1915 года, на ней же развернулись описываемые далее события.

Хронология событий

Ход боевых действий на Сосненской позиции 24 июля (6 августа) 1915 года.
Для новой генеральной атаки была выделена 11-я дивизия ландвера. На основном направлении вдоль шоссе и железной дороги был развёрнут усиленный маршевыми частями 18-й полк. Южнее должен был атаковать 76-й полк. Для успеха операции по фронту обоих полков было решено применить массированную газобаллонную атаку хлором. Прочие части дивизии к северу и северо-востоку должны были поддержать атаку демонстративными действиями.

На рассвете в 4:00 утра 24 июля (6 августа) 1915 года с попутным ветром по всему фронту атаки начался выпуск хлора из заранее развёрнутых 30 газобаллонных батарей. По оценкам, газ в итоге проник на общую глубину до 20 км, сохраняя поражающее действие на глубину до 12 км и до 12 метров по высоте.

При отсутствии каких-либо эффективных средств защиты у оборонявшихся, результат атаки газами оказался сокрушительным: 9, 10 и 11-я роты Землянского полка выбыли из строя полностью, от 12-й роты в центральном редуте в строю осталось около 40 человек; от трёх рот у Бялогронд — около 60 человек. Практически все первая и вторая линии обороны Сосненской позиции остались без оборонявшихся. Вслед за газами немецкая артиллерия открыла огонь по крепости и заградительный огонь для своих двинувшихся в атаку частей. Артиллерия крепости на начальном этапе не могла эффективно вести огонь, так как в свою очередь попала под надвинувшуюся газовую волну. Это усугублялось одновременным обстрелом крепости как обычными снарядами, так и снарядами с хлорпикрином. В крепости из строя выбыло свыше 1600 человек, в целом весь гарнизон получил отравления той или иной степени тяжести.

Подавляя одиночное сопротивление, части 18-го полка быстро преодолели первую и вторую линию колючей проволоки, заняли тактически важный укреплённый пункт «двор Леонова» и стали продвигаться вдоль полотна железной дороги к Рудскому мосту. Единственным резервом на самой Сосненской позиции оставалась рота ополченцев, но и у неё было отравлено до 50 % личного состава, а деморализованные остатки роты эффективной контратаки провести не смогли.

Немного лучше обстояла ситуация на юге позиции. 76-й полк ландвера быстро занял обезлюдевшую Сосню, но наступал слишком стремительно и попал под собственные газы, понёс значительные потери и был временно остановлен огнём остатков 12-й роты у центрального редута.

Возникла реальная угроза захвата немцами Рудского моста, что означало бы рассечение всей обороны западнее крепости и потерю Сосненской позиции. В этой ситуации комендант крепости генерал-лейтенант Н. А. Бржозовский приказал организовать артиллерийский огонь по уже занятым противником участкам Сосненской позиции и контратаковать в штыки «всем, чем можно». В контратаку пошли остатки 8-й и 13-й рот (около половины от исходного состава) и переброшенная из крепости немного менее пострадавшая 14-я рота.

13-я рота под командованием подпоручика Котлинского контратаковала части 18-го полка вдоль железной дороги и обратила их в бегство. Продолжая атаку, рота вновь захватила 1-ю и 2-ю линии обороны. В этот момент подпоручик Котлинский был смертельно ранен и передал командование соединением подпоручику 2-й Осовецкой сапёрной роты Стрежеминскому. От него командование перешло к прапорщику Радке, с которым рота с боем заняла двор Леонова и, таким образом, полностью ликвидировала последствия немецкого прорыва на данном участке обороны.

В это же время 8-я и 14-я роты разблокировали центральный редут и совместно с бойцами 12-й роты выбили противника на исходные позиции. К 8 часам утра все последствия немецкого прорыва были ликвидированы. К 11 часам утра прекратился обстрел крепости, что явилось формальным окончанием неудавшегося штурма.

http://s010.radikal.ru/i312/1408/9d/d002f34a2419.jpg

Возглавивший атаку 13-й роты подпоручик Владимир Котлинский был посмертно награждён орденом Святого Георгия 4-й степени. Позднее его прах был забран матерью и перезахоронен на родине в Пскове.

Материалы по теме
Источник

Наше время

0

28

Атака мертвецов

Впервые за сто лет в России 1 августа официально объявлен Днем памяти русских воинов, погибших в Первой мировой войне.

http://s020.radikal.ru/i706/1408/f1/bb206eae1c6e.jpg

Комендантом и организатором обороны Осовца был генерал-лейтенант Николай Александрович Бржозовский. Когда перед одним из штурмов немецкий парламентер убеждал защитников в бессмысленности сопротивления, генерал предложил ему пари: если гарнизон выдержит штурм, то повесят парламентера, если не выдержит – повесят коменданта крепости. Нервы у немца не выдержали.

Крепость день и ночь, месяц за месяцем обстреливали 17 батарей, включая две «Большие Берты». Всего по ней было выпущено 400 000 снарядов!

На все предложения сдаться был один ответ: «Русские не сдаются!». Тогда против крепости было развернуто 30 газовых батарей. Из тысяч баллонов по ней ударила волна химической атаки высотой 12 метров и шириной 8 км. Противогазов у защитников не было. Все живое на территории крепости было отравлено. Почернела и пожухла даже трава. Три роты погибли полностью. В четырех других – больше половины солдат и офицеров. Одновременно начался массированный артобстрел. Вслед за ним на штурм двинулись свыше 7000 немецких пехотинцев.

И в этот момент из ядовито-зеленого хлорного тумана на них обрушилась… контратака! Русских было чуть больше шестидесяти человек. Остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка. На каждого контратакующего приходилось больше ста врагов! Русские шли в полный рост. В штыковую.

http://www.vip-premier.ru/inside.php?ac … mp;id=7359

0

29

Двадцать два против одного. Как танкист Колобанов унизил Третий рейх
   
Андрей Сидорчик

http://s019.radikal.ru/i617/1511/98/6268d1fade43.jpg

С главным подвигом советского танкиста Зиновия Колобанова произошёл странный казус — в него попросту отказывались верить.

В начале 1990-х годов в России появилось огромное количество литературы, прославляющей подвиги немецких лётчиков, танкистов, моряков. Красочно описанные похождения гитлеровских военных создавали у читателя чёткое ощущение, что победить этих профессионалов Красная Армия смогла не умением, а числом — мол, завалили противника трупами.

Подвиги советских героев при этом оставались в тени. О них писали мало и, как правило, ставя под сомнение их реальность.

Между тем, самый успешный танковый бой в истории Второй Мировой войны был проведён советскими танкистами. Причём произошёл он в самое тяжёлое военное время — в конце лета 1941 года.

8 августа 1941 года немецкая группа армий «Север» начала наступление на Ленинград. Советские войска, ведя тяжёлые оборонительные бои, отступали. В районе Красногвардейска (такое название тогда носила Гатчина) натиск гитлеровцев сдерживала 1-я танковая дивизия.

Обстановка была крайне тяжёлой — вермахт, успешно применяя большие соединения танков, прорывал советскую оборону и угрожал захватом города.

Красногвардейск имел стратегическое значение, так как был крупным узлом шоссейных и железных дорог на подступах к Ленинграду.

19 августа 1941 года командир 3-й танковой роты 1-го танкового батальона 1-й танковой дивизии старший лейтенант Колобанов получил личный приказ от комдива: перекрыть три дороги, которые ведут к Красногвардейску со стороны Луги, Волосово и Кингисеппа.

— Стоять насмерть! — отрезал комдив.

Рота Колобанова была укомплектована тяжёлыми танками КВ-1. Эта боевая машина могла успешно бороться с танками, которыми располагал вермахт в начале войны. Крепкая броня и мощная 76-миллиметровая пушка КВ-1 сделали танк настоящей грозой панцерваффе.

http://s018.radikal.ru/i521/1511/cc/da6193ee3281.jpg
Недостатком КВ-1 была его не лучшая маневренность, поэтому наиболее эффективно эти танки в начале войны действовали из засад.
Для «засадной тактики» была и ещё одна причина — КВ-1, как и Т-34, к началу войны в действующей армии было мало. Поэтому имеющиеся в наличии машины от боёв на открытой местности старались по возможности оберегать.

Профессионал

Но техника, даже самая лучшая, эффективна только тогда, когда ей управляет грамотный профессионал. Командир роты старший лейтенант Зиновий Колобанов именно таким профессионалом и был.

Он родился 25 декабря 1910 года в селе Арефино Владимирской губернии в крестьянской семье. Отец Зиновия погиб на Гражданской войне, когда мальчику не было и десяти лет. Как и многим его сверстникам в ту пору, Зиновию пришлось рано приобщиться к крестьянскому труду. Окончив восьмилетку, он поступил в техникум, с третьего курса которого и был призван в армию.

Начинал службу Колобанов в пехоте, но Красной Армии нужны были танкисты. Способного молодого солдата отправили в Орёл, в бронетанковую школу имени Фрунзе.

В 1936 году Зиновий Колобанов окончил бронетанковую школу с отличием и в звании лейтенанта был отправлен на службу в Ленинградский военный округ.

Боевое крещение Колобанов принял на советско-финской войне, которую начал командиром танковой роты 1-й лёгкой танковой бригады. За время этой недолгой войны он трижды горел в танке, каждый раз возвращаясь в строй, и был награждён орденом Красного Знамени.

В начале Великой Отечественной войны Красной Армии остро не хватало таких, как Колобанов — грамотных командиров с боевым опытом. Именно поэтому ему, начинавшему службу на лёгких танках, срочно пришлось осваивать КВ-1, чтобы затем не просто бить на нем гитлеровцев, но и обучать этому своих подчинённых.

Засадная рота

В экипаж танка КВ-1 старшего лейтенанта Колобанова входили командир орудия старший сержант Андрей Усов, старший механик-водитель старшина Николай Никифоров, младший механик-водитель красноармеец Николай Родников и стрелок-радист старший сержант Павел Кисельков.

http://s016.radikal.ru/i335/1511/92/42f99cc6f6d6.jpg
Экипаж был под стать своему командиру: люди хорошо подготовленные, с боевым опытом и холодной головой. В общем, в данном случае достоинства КВ-1 приумножались достоинствами его экипажа.

Получив приказ, Колобанов поставил боевую задачу: остановить вражеские танки, поэтому в каждую из пяти машин роты было загружено по два боекомплекта бронебойных снарядов.

Прибыв в тот же день на место неподалёку от совхоза Войсковицы, старший лейтенант Колобанов распределил силы. Танки лейтенанта Евдокименко и младшего лейтенанта Дегтяря заняли оборону на Лужском шоссе, танки младшего лейтенанта Сергеева и младшего лейтенанта Ласточкина прикрывали кингисеппскую дорогу. Самому Колобанову досталась расположенная в центре обороны приморская дорога.

Танковый окоп экипаж Колобанова обустроил в 300 метрах от перекрестка, намереваясь вести огонь по противнику «в лоб».

Ночь на 20 августа прошла в тревожном ожидании. Около полудня немцы попытались прорваться по Лужскому шоссе, но экипажи Евдокименко и Дегтяря, подбив пять танков и три бронетранспортёра, заставили противника повернуть назад.

Спустя два часа мимо позиции танка старшего лейтенанта Колобанова проехали немецкие мотоциклисты-разведчики. Замаскированный КВ-1 себя никак не обнаружил.

22 подбитых танка за 30 минут боя

Наконец, появились давно ожидаемые «гости» — колонна немецких лёгких танков, состоящая из 22 машин.

Колобанов скомандовал:

— Огонь!

Первыми залпами были остановлены три головных танка, затем командир орудия Усов перенёс огонь на хвост колонны. В результате немцы потеряли возможности для манёвра и не могли покинуть зону обстрела.

В то же время танк Колобанова был обнаружен противником, который обрушил на него шквальный огонь.

Вскоре от маскировки КВ-1 не осталось ничего, немецкие снаряды ударяли в башню советского танка, однако пробить его не удавалось.

В какой-то момент очередное попадание вывело из строя башню танка, и тогда для того, чтобы продолжить бой, механик-водитель Николай Никифоров вывел танк из окопа и стал маневрировать, разворачивая КВ-1 так, чтобы экипаж мог продолжать вести огонь по гитлеровцам.

В течение 30 минут боя экипаж старшего лейтенанта Колобанова уничтожил все 22 танка, находившиеся в колонне.
Подобного результата в ходе одного танкового боя не удавалось достичь никому, включая хвалёных немецких танковых асов. Это достижение позднее было занесено в Книгу рекордов Гиннесса.
Когда бой стих, Колобанов с подчинёнными обнаружили на броне следы от более чем 150 попаданий немецких снарядов. Но надёжная броня КВ-1 выдержала всё.

http://i052.radikal.ru/1409/de/aa1cbb4cbd43.jpg

Всего же 20 августа 1941 года пять танков роты старшего лейтенанта Зиновия Колобанова подбили 43 немецких «оппонента». Кроме того, были уничтожены артиллерийская батарея, легковая машина и до двух рот гитлеровской пехоты.

Неофициальный герой

В начале сентября 1941 года все члены экипажа Зиновия Колобанова были представлены к званию Героя Советского Союза. Но высшее командование не сочло, что подвиг танкистов заслуживает столь высокой оценки. Зиновия Колобанова наградили орденом Красного Знамени, Андрея Усова — орденом Ленина, Николая Никифорова — орденом Красного Знамени, а Николая Родникова и Павла Киселькова — орденами Красной Звезды.
http://s50.radikal.ru/i130/1409/31/93c5f71a0659.png
Ещё три недели после боя под Войсковицами рота старшего лейтенанта Колобанова сдерживала немцев на подступах к Красногвардейску, а затем прикрывала отход частей на Пушкин.

15 сентября 1941 года в Пушкине во время заправки танка и загрузки боекомплекта рядом с КВ-1 Зиновия Колобанова взорвался немецкий снаряд. Старший лейтенант получил очень тяжёлое ранение с повреждениями головы и позвоночника. Война для него закончилась.

Но летом 1945 года, восстановившись после ранения, Зиновий Колобанов вернулся в строй. Ещё тринадцать лет он служил в армии, выйдя в запас в звании подполковника, затем много лет жил и работал в Минске.

С главным подвигом Зиновия Колобанова и его экипажа произошёл странный казус — в него попросту отказывались верить, несмотря на то, что факт боя под Войсковицами и его результаты были официально задокументированы.
Кажется, власти стеснялись того факта, что летом 1941 года советские танкисты могли столь жестоко громить фашистов. Подобные подвиги не вписывались в общепринятую картину первых месяцев войны.
Но вот интересный момент — в начале 1980-х годов на месте боя под Войсковицами было решено поставить памятник. Зиновий Колобанов написал письмо министру обороны СССР Дмитрию Устинову с просьбой выделить танк для установки на постамент, и танк был выделен, правда, не КВ-1, а более поздний ИС-2.
Однако сам факт того, что министр удовлетворил просьбу Колобанова, говорит о том, что о герое-танкисте он знал и подвиг его под сомнение не ставил.

Легенда XXI века

Зиновий Колобанов ушёл из жизни в 1994 году, но ветеранские организации, общественники и историки по сей день предпринимают попытки добиться от властей присвоения ему звания Героя России.
В 2011 году Министерство обороны России отклонило ходатайство, сочтя новое награждение Зиновия Колобанова «нецелесообразным».

В итоге подвиг советского танкиста на Родине героя так и не оценен по достоинству.

Восстановить справедливость взялись разработчики популярной компьютерной игры. Одна из виртуальных медалей в онлайн-игре на танковую тему присваивается игроку, который в одиночку одержал победу против пяти и более танков противника. Она носит название «Медаль Колобанова». Благодаря этому о Зиновии Колобанове и его подвиге узнали десятки миллионов человек.

Возможно, такая память в XXI веке и есть лучшая награда для героя.

http://www.aif.ru/society/history/1319054

0

30

Рота особого назначения

В июле 2006 года во время строительных работ по реконструкции берега Финского залива в Стрельне случайно были найдены обломки торпедного катера. Экспертиза установила, что катер принадлежал элитному подразделению итальянских ВМФ. Такими катерами пользовались для сверхсекретных и самых ответственных операций итальянские боевые пловцы. Однако до сих пор не было никаких данных о том, что итальянцы воевали в Финском заливе.
Оказывается, нацисты, отчаявшись прорвать оборону Ленинграда, разработали план подводной атаки города. Но их планам, как известно, не суждено было сбыться. В блокадном Ленинграде в 1942 году было создано особое подразделение советского морского спецназа - так называемая Рота Особого Назначения, которая совершила несколько десятков разведывательных и диверсионных операций. Одна из них - Стрельненская операция - и была связана с уничтожением фашистской секретной базы торпедных катеров.
Подробности этой операции, равно как и история Роты Особого Назначения, до сих пор оставались мало кому известными.

http://tvkultura.ru/video/show/brand_id … ign=sharik

0

31

8 октября 2014, 22:45

Ракетный эшелон «Молодец» возвращается

Этот поезд в огне

Последний ракетный эшелон распилили на гвозди почти десять лет назад, но, к ужасу заокеанских военных стратегов, он возвращается.

Недавно 4-й ЦНИИ головной «по тарелочкам» в Минобороны - успешно отчитался по теме «Молодец», проведенной, как сказано, «в интересах создания перспективных ракетных комплексов подвижного (железнодорожного) базирования».

Самое время вспомнить о драматичной судьбе «Молодца»…

http://s019.radikal.ru/i618/1410/23/6c10e273c17e.jpg

КАК ЕГО УНИЧТОЖИЛИ

«Вы должны уничтожить ракетные поезда» - таким было категорическое условие американцев при подписании Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений СНВ-2. И в 1993 году Ельцин пошел на это к неописуемой радости Пентагона: янки поспешно выделили деньги на уничтожение ненавистных ракет и даже предоставили для этого новейшую разделочную линию. Попутно утешая нас: дескать, на смену железнодорожному «Молодцу» придет автомобильный «Тополь».

Вот только первый несет десять боеголовок, а второй - одну…

Ошибку осознали, но было поздно: договор запрещал разработку новых ракетных комплексов этого типа. Ограничения сняли лишь после подписания СНВ-3: советники Обамы решили, что воспрять из пепла России уже не под силу, ведь советские БЖРК (боевые железнодорожные ракетные комплексы) делались на Украине.

Можно представить состояние заокеанских стратегов, когда они узнали о возвращении «Молодца»…

КАК ОН УСТРОЕН

С виду обычный состав, который тащат три тепловоза. Обычные почтово-багажные и рефрижераторные вагоны. Но в семи из них - командная секция ракетного полка (пункт управления, узел связи, дизель-электростанция, общежития офицеров и солдат, столовая, мастерская-аппаратная). А в девяти - пусковые модули с «молодцами». Каждый модуль - из трех вагонов: командный пункт, пусковая установка с ракетой, технологическое оборудование. Ну и вагон-цистерна с горючим…

http://s017.radikal.ru/i412/1410/32/c70ba3e04063.jpg

Тысячи подобных составов с почтой и мороженой рыбой бегали по одной шестой части суши. И только очень наблюдательный глаз мог заметить, что у вагонов-«рефов» с ракетами не четырехколесные, как обычно, а восьмиколесные тележки. Вес-то немаленький - почти 150 тонн, хотя на бортах надпись «для легких грузов». А три тепловоза - чтобы в случае необходимости растащить пусковые модули в разные концы необъятной державы…

КАК ОН ДЕЙСТВОВАЛ

Ракетные поезда ходили по перегонам только ночью и в обход крупных станций. Днем отстаивались на специально оборудованных позициях - их до сих пор можно увидеть то здесь, то там: заброшенные, непонятные ответвления в никуда, а на столбах - датчики определения координат, похожие на бочонки. Без которых быстрый старт ракеты невозможен...

Состав останавливался, специальные устройства отводили в сторону контактный провод, крыша вагона откидывалась - и из чрева «рефрижератора» вылетал «молодец» весом 104,5 тонны. Не сразу, только на 50-метровой высоте запускался маршевый двигатель первой ракетной ступени - чтобы огненная струя не ударила по пусковому комплексу и не спалила рельсы. Этот поезд в огне…

На все про все уходило меньше двух минут.

Трехступенчатая твердотопливная ракета РТ-23УТТХ забрасывала 10 боевых блоков мощностью 430 тысяч тонн каждая на дальность 10 100 км. И со средним отклонением от цели 150 метров. Она обладала повышенной стойкостью к воздействию ядерного взрыва и была способна самостоятельно восстанавливать информацию в своем электронном «мозгу» после него…

Но больше всего американцев раздражало не это. А просторы нашей земли.

КАК ОН ПОБЕЖДАЛ

http://s019.radikal.ru/i630/1410/fa/811027ba8893.jpg

Таких поездов было двенадцать. Читай: 36 ракет и соответственно 360 боевых блоков под Костромой, Пермью и в Красноярском крае. «Молодцы» составляли основу группировки ответного удара, постоянно перемещаясь в радиусе 1500 км от точки базирования. И поскольку они не отличались от обычных составов, то, выезжая на железнодорожную магистраль, попросту исчезали для разведки противника.


А ведь за сутки такой состав мог отмахать до 1000 километров!

Это-то и бесило американцев. Моделирование показало: даже удар двух сотен ракет «Минитмен» или МХ (суммарно 2000 боевых блоков) может вывести из строя всего лишь 10% «молодцев». Чтобы держать под контролем остальные 90%, пришлось привлечь дополнительно до 18 спутников разведки. И содержание такой группировки в конце концов превысило стоимость «Молодцев»…

Как тут не расстроишься?

Американцы пытались создать нечто подобное. Но потерпели технический крах. Зато безоговорочно обыграли советскую миролюбивую политику: в июле 1991 года им неожиданно помог Горбачев, согласившись на подписание договора СНВ-1. И наши «Молодцы» прекратили боевое дежурство на магистралях страны. А вскоре покатили в последний путь к ближайшим мартенам…

По мнению экспертов, появление нового «Молодца» можно ожидать уже в 2019 году.

В Советском Союзе на боевом дежурстве стояли 12 таких «Молодцев».

По перегонам они ходили только ночью, а днем отстаивались на спецпозициях.

Автор статьи: Михаил Тимошенко

http://tvzvezda.ru/news/vstrane_i_mire/ … 5-wpxd.htm

0

32

0

33

Куда исчезли 100 тысяч пленных красноармейцев?

http://i016.radikal.ru/1411/c3/60f8ce7a6450.jpg

Владимир МЕДИНСКИЙ

После проваленной Троцким и Тухачевским польской кампании десятки и десятки тысяч красноармейцев попали в плен и оказались в концлагерях.

Председатель Российского военно-исторического общества, доктор исторических наук Владимир Мединский - об одной из громких историй XX века
Есть страшные фото концлагерей без обтянутых кожей скелетов-узников, без гостеприимных лозунгов «Труд освобождает» и без застенчиво торчащих из-за нетопленных человеко-конюшен труб крематориев. Их, эти фото, легко найти в интернете. Приятный лесок над какими-то рытвинами. Цементный заводик. Мусорная свалка на городской окраине. А под ними – слоями - тысячи и тысячи русских людей. Например, запросите в поисковике «Тухоль». Это в сердце Польши. И это - не относится ко страшным временам Второй Мировой. Это сделали польские власти с нашими соотечественниками в начале 20-х годов прошлого века.

Свернутый текст

После проваленной Троцким и Тухачевским польской кампании десятки и десятки тысяч красноармейцев попали в плен и оказались в концлагерях. В неразберихе Гражданской войны рядом с ними оказались и белые, отступившие ранее под ударами Красной армии и интернированные в Польше в концентрационные лагеря.
Именно так их называли современники. И Деникин: «Концлагеря с колючей проволокой, скорбные дни и национальное унижение»; и Савинков: «Бедственное положение находящихся в концентрационных лагерях»; и шеф польской делегации на переговорах по обмену пленными полковник Хемпель «…транспортировано вглубь страны в концентрационные лагеря».
Концлагерь в те годы - просто термин, у него еще не было зловещего нацистского смысла. Хотя… Концентрационные лагеря появились во время англо-бурской войны, а вот выражение «лагерь смерти», по-моему, прозвучало впервые именно в Польше в 20-х. «Особенно прославился лагерь в Тухоле, который интернированные называют «лагерем смерти» (в этом лагере умерло около 22 000 пленных красноармейцев)», - писал полковник польского Генштаба Матушевский (доклад от 1 февраля 1922 г. в кабинет военного министра). Наркоминдел РСФСР Чичерин в ноте от 9 сентября 1921 г. заявлял «о страшной, громадной вине в связи с ужасным обращением с пленными»: «В течение двух лет из 130 тысяч русских пленных в Польше умерло 60 тысяч».
В работах современных российских исследователей фигурируют разные данные о числе плененных тогда красноармейцев: 157 000 (Мельтюхов), 165 550 (Михутина), 206 877 (Матвеев), 216 000 (генерал Кирилин). Плюс – тысячи белогвардейцев и тысячи бойцов националистических украинских армий.
Число же вернувшихся из плена сомнений и споров не вызывает. Российские историки назвали 67 000, поляки не стали возражать. Остальные (посчитайте разницу сами) остались в польской земле.
При этом поляки - прямо как в занимательной арифметике - считают, что в плену погибло… 16-18 тысяч. Странная арифметика у поляков, при которой «теряется» около СТА ТЫСЯЧ человек!
Почему так получается?
Дело в том, что в польском плену красноармейцы гибли тысячами еще ДО заключения в концлагеря. Раненых бросали на поле боя, без помощи, везли как скот без еды и воды в места заключения. Расстреливали на месте «партиями» при малейшем неподчинении.
«На фронте практикуется отбирание у пленных частей обмундирования… пленных отправляют в лагеря в лохмотьях, часто без обуви и шинелей» - из доклада польского Генштаба с характерным названием «Раздевание пленных фронтовыми частями». В рапорте командования 14-й Великопольской пехотной дивизии от 12 октября 1920 г. сообщалось, что за время боев от Брест-Литовска до Барановичей взято в общей сложности 5000 пленных и оставлено на поле боя около 40% названного числа раненых и убитых большевиков. После Варшавского сражения в польском военном журнале «Беллона» о поражении Красной армии сообщалось: «Потери пленными до 75 тыс., потери погибшими на поле боя, убитыми нашими крестьянами и ранеными - очень большие». («Пусть твои карающие кулаки, вооруженное вилами, косами и цепами, обрушатся на плечи большевиков» - обращался Пилсудский к польскому народу).

Но вот после крушения соцлагеря – что тут началось… Какая истерика вокруг вины России во всех польских бедах – от разделов времен Фридриха II и Екатерины Великой до Катыни и несчастного самолета. Мы, в общем, по катынскому делу не отнекивались. По Катыни много было и есть споров о точном числе погибших польских офицеров. Но в любом случае - даже один-единственный военнопленный, расстрелянный без суда и следствия, - это военное преступление. Мы это признаем. И факт налицо: в Катыни стоит величественный мемориал польским воинам. Каждый год – туда паломничество поляков.
А в местах массовой гибели наших красноармейцев в той же Тухоли или Кракове? Или Катынь «как бы была», а Тухоли и т.п. «как бы и не было»?
И было бы все совсем мрачно, если бы не один факт.
Не один маленький штрих.
Несмотря на бессмысленную истерику официальных польских властей, простые поляки обращаются к нам - просят дать валютный счет.
Они хотят перечислить личные средства на памятник советским военнопленным в Кракове.
Ибо у простых честных людей – есть совесть.

http://www.kp.ru/daily/26305.5/3183560/

0

34

«МиГ» славы. Как советский лётчик Привалов совершил невозможное.

   00:04 13/11/2014
Андрей Сидорчик

http://s017.radikal.ru/i422/1411/fd/f9352c2410ce.jpg
МиГ-17.

На самолете этого типа Валентин Привалов пролетел под мостом. МиГ-17. На самолете этого типа Валентин Привалов пролетел под мостом. © / russianlook.com

В 1965 году капитан ВВС Валентин Привалов повторил «трюк Чкалова» на боевом реактивном истребителе. Более в истории мировой авиации это не удавалось никому.

4 июня 1965 года, город Новосибирск. В этот день в городе стояла жаркая погода, к полудню на городском пляже на берегу Оби было не протолкнуться.

Внезапно мирный отдых разморённых жарой горожан был прерван рёвом приближающегося самолёта. Боевой реактивный истребитель МиГ-17, появившийся словно из ниоткуда, резко снижал высоту. Выровнявшись буквально над самой поверхностью воды, он пошёл прямо к Коммунальному мосту. Люди на мосту и на набережной оцепенели, ожидая развязки.

Истребитель нырнул в створ центральной арки моста, вынырнул с другой стороны, резко пошёл вверх, уклоняясь от встречи с фермами железнодорожного моста, и исчез из виду так же быстро, как появился.

Кто-то облегчённо выдохнул, кто-то зааплодировал, а отдыхавшие на пляже военные стали торопливо собираться, спеша доложить о происшествии.

Этого случая нет в Книге рекордов Гиннесса, он никогда не был зафиксирован как официальный рекорд. Тем не менее, происшедшее не имеет аналогов в истории мировой авиации — никому больше не удавалось пролететь под мостом на боевом реактивном истребителе!

Автором достижения, в которое многие не верят и по сей день, стал лётчик Валентин Привалов.
http://s020.radikal.ru/i701/1411/b5/3973a6d2e687.jpg

Заболевший небом

Он родился в деревне Пятница на берегу Истринского водохранилища в 60 км от Москвы. Когда началась война, мальчику было шесть лет. Однажды Валя увидел два советских истребителя И-16, которые пролетели над его домом буквально над крышами. Как он рассказывал потом, до этого момента он не видел вблизи не только самолётов, но даже паровоза.

Свернутый текст

Тот день перевернул жизнь Вали — он решил стать лётчиком. Путь к мечте начался в 10 классе, когда Валентин стал заниматься в аэроклубе.

В 1953 году его отправили на Украину, в город Сумы. Там велась подготовка лётного состава. Закончив учёбу, Валентин поступил в Армавирское училище. В возрасте 20 лет Привалов уже был лейтенантом морской авиации на Балтике. Когда в армии началось так называемое «хрущёвское сокращение», молодого офицера оставили в авиации, но отправили служить сначала в Семипалатинск, а затем в город Канск Красноярского края.

Из морской авиации Валентин перешёл в «сухопутную», но тяги к полётам не потерял. Привалов принадлежал к той категории лётчиков-энтузиастов, которые «болеют небом» всю жизнь. Таким был Пётр Нестеров, основоположник высшего пилотажа, таким был и Валерий Чкалов.

Пилоты подобного склада всегда пытаются найти что-то новое, сделать то, чего до них никто не делал.

Легенда о Чкалове немыслима без его знаменитого пролёта под мостом, который часто именуют «авиахулиганство». Конечно, элемент хулиганства в этом присутствовал. Однако виртуозные манёвры на малых высотах, прозванные «чкаловскими», спасли жизни тысяч советских лётчиков, в годы войны ставивших гитлеровцев в тупик именно такими нетривиальными приёмами пилотирования.

Лётчик 712-го гвардейского авиационного полка Валентин Привалов полагал, что на реактивных боевых истребителях вполне можно летать так, как летал Чкалов. Главное — в совершенстве владеть своей техникой.

Лётчики 712-го гвардейского авиаполка обслуживали учения зенитных ракетных войск, имитируя действия «вероятного противника». Для этого они из Канска перелетали на новосибирский аэродром Толмачёво, с которого и осуществляли вылеты на учения. В перерывах между полётами пилоты отдыхали на берегу Оби, между мостами — Коммунальным и Железнодорожным.

Вот тогда-то у Привалова и появилась идея пролететь под Коммунальным мостом, доказав, что реактивная техника в хороших руках не уступит в маневренности своим «предшественникам».

Понятно, что командование никогда и ни при каких обстоятельствах не дало бы Привалову «добро» на «эксперимент», потому он решил действовать на свой страх и риск.

http://s016.radikal.ru/i335/1411/29/bd3331fc3815.jpg

Четвёрка летчиков 712-го полка летала с 30–40-минутными интервалами. Маршрут МиГа лётчика Привалова был таким: Толмачёво — Барнаул — Камень-на-Оби — Толмачёво.

Свернутый текст

4 июня 1965 года Валентин Привалов, выполнив задание в зоне полётов, возвращался на аэродром в условиях облачности. Получив команду на снижение, лётчик вынырнул из облаков и увидел перед собой Коммунальный мост. И тогда он решил, что это судьба, и направил истребитель в его сторону.

На самом деле задача, которую поставил перед собой Валентин Привалов, была архисложной. Скорость истребителя на подходе к мосту составляла 700 км в час, и попасть необходимо было в створ арки моста высотой в 30 метров и шириной в 120 метров. Одно неверное движение штурвала — и ошибка станет фатальной. А по мосту ходят люди, ездят грузовики, автобусы, на набережной полно людей.

Мало того, от Коммунального моста до Железнодорожного всего 950 метров, или 5 секунд полёта. Чтобы избежать столкновения с ним, необходимо «свечой» уйти вверх, выдержав тяжелейшие перегрузки.
Дополнительной сложностью являлось и то, что полёт проходил над водной поверхностью, но как раз это обстоятельство Привалова беспокоило меньше всего. Он ведь начинал в морской авиации и тонкости полёта над водной гладью знал в совершенстве.

Сам Валентин Привалов рассказывал, что был абсолютно уверен в себе, в своей подготовке и в своей боевой машине. Заметил он только неожиданный эффект — по всем законам физики, «окошко» моста, через которое пилоту предстояло пролететь, при приближении к цели должно было увеличиваться, а оно, наоборот, визуально уменьшалось.

Тем не менее, МиГ-17 уверенно пронёсся под мостом, тут же устремился ввысь, после чего вновь взял курс на аэродром.

Валентин Привалов вспоминал, что всё прошло столь быстро, легко и гладко, что он даже поверил в то, что его манёвр никто не заметил.

На следующий день лётчики прибыли в штаб дивизии, где, на первый взгляд, всё было тихо и спокойно. Собственно, трое сослуживцев Привалова и не знали, что есть повод для беспокойства. На самом же деле в военных инстанциях бушевал невиданный скандал. Военные, ставшие свидетелями полёта Привалова, доложили командованию, которое немедленно собрало специальную комиссию по расследованию ЧП. В Новосибирске ходили невероятные слухи о происшедшем — они говорили, будто лётчик пролетел под мостом на спор, другие уверяли, будто он таким образом решил покорить сердце любимой, стоявшей на мосту.

О ЧП доложили на самый верх, лично министру обороны СССР маршалу Родиону Малиновскому.

Всех четверых лётчиков на всякий случай арестовали, а Привалова готовились исключить из партии и отдать под трибунал.

Между тем, нашлись и те, кто встал на защиту Привалова, — поддержал лётчика первый секретарь Новосибирского обкома партии Горячев. Дело в том, что в Новосибирске работал авиазавод, на котором строили самолёты Су, и глава обкома, для которого авиапроизводство было одним из важнейших дел, ценил классных пилотов, отчаянных сорвиголов.

Разнос за «чкаловщину» на заводе Чкалова

Привалова отвезли «на ковёр» к находившемуся в Новосибирске маршалу авиации Евгению Савицкому, выдающемуся асу, дважды Герою Советского Союза. Савицкий, отец космонавта Светланы Савицкой, пилотировал самые современные военные самолёты вплоть до своего 70-летия и тоже ценил классных лётчиков. Но как начальник потворствовать авиахулиганству не мог, поэтому устроил Привалову знатную выволочку за «чкаловщину» с использованием всего богатства великого и могучего русского языка.

Пикантный момент — разнос происходил на Новосибирском авиазаводе, носившем имя... Валерия Чкалова.

Когда Савицкий закончил, сопровождающие маршала офицеры шепнули Привалову: расправы не будет, его оставят в авиации.

После этого Привалову было приказано, оставив самолёт и взяв с собой парашют, поездом отбыть из Новосибирска к постоянному месту службы в Канск.

«Приговор» министра

Спустя неделю после возвращения в Канск из Москвы пришла телеграмма, в которой содержался «приговор», вынесенный министром обороны Родионом Малиновским: «Лётчика Привалова не наказывать. Ограничиться теми мероприятиями, которые с ним проводились. Если не был в отпуске — отправить в отпуск, если был — дать 10 суток отдыха при части».

В итоге самое серьёзное наказание Валентин Привалов понёс по партийной линии — строгий выговор с занесением в учётную карточку. А по службе наказали командира полка и начальника политотдела, которым объявили выговор.

Лётчик Валентин Привалов продолжил службу в авиации, дослужившись до звания подполковника и должности заместителя командира полка. Может быть, дослужился бы и до генеральских погон, но в 42 года подвело здоровье — из-за сердечно-сосудистого заболевания его отстранили от полётов. Можно было остаться в армии на должности, не связанной с полётами, но прирождённый лётчик предпочёл уйти в отставку.

Ещё четверть века Валентин Привалов проработал в диспетчерской службе гражданской авиации, где был удостоен почётного знака «Отличник воздушного транспорта».

В 1965 году не было ни мобильных телефонов, ни видеокамер, потому невероятный полёт Валентина Привалова никто не запечатлел. Он существует в Интернете лишь в виде фотоколлажей.

За прошедшие полвека никому в мире не удалось повторить то, что сделал советский лётчик. Может, это и к лучшему. Чтобы сделать то, что сделал Валентин Привалов, мало быть хорошим пилотом, нужно быть рождённым летать.

http://www.aif.ru/society/history/1380699

0

35

Дунаев Сергей Георгиевич: другие произведения.

Штрафбат по-немецки

Журнал "Самиздат"

© Copyright Дунаев Сергей Георгиевич (ultimatum68@list.ru)
Размещен: 16/03/2012, изменен: 16/03/2012. 9k.
Аннотация: 
И благородные фашицкие гансы тоже совершали воинские и просто уголовные преступления. И гансов тоже наказывали...
 
"НЕДОСТОЙНЫЕ", ИЛИ ШТРАФБАТ ПО-НЕМЕЦКИ
 
  Когда речь в определенных СМИ заходит о Великой Отечественной войне, "независимые историки" и "комментаторы" с набившим оскомину постоянством заезженной пластинки начинают рассуждать о "сталинских штрафбатах", которые чуть ли не в одиночку победили Вермахт. Естественно, "закидав немцев трупами невинно осужденных". При этом по умолчанию подразумевается, что штрафные части были исключительно-отличительной чертой именно Красной Армии.
 
  В своём знаменитом приказе Љ227 от 28.07.1942 г., более известном, как "Ни шагу назад!", И.В. Сталин, обосновывая создание штрафных батальонов и рот в Красной Армии, ссылался на опыт немцев, которые для стабилизации дисциплины в войсках после зимнего поражения под Москвой создали штрафные части для своих солдат и офицеров, проявивших трусость на поле боя. Может быть, И.В. Сталин лгал своей армии? Конечно! Он ведь ни дня не мог без обмана, если верить "прогрессивным историкам". Вот только "лгал" он в этом случае весьма своеобразно...
 
  500-е батальоны
 
  Дело в том, что у Гитлера, который, как к нему не относись, был бесстрашным солдатом-фронтовиком и патриотом своей страны, имелись свои взгляды на воинскую службу.

Свернутый текст

А именно, он рассматривал ее не как повинность, а как почетное право, которого достоин далеко не каждый. Так появилось в словаре немецкой военной юстиции понятие "недостойный носить оружие", т. е. военнослужащий, запятнавший себя тем или иным проступком. Ассортимент наказаний за прегрешения (от дезертирства до гомосексуализма) был весьма широк; военная тюрьма, штрафной лагерь, "рабочий лагерь Вермахта" - одно другого хуже и беспощадней. Штрафные и "рабочие" лагеря вообще представляли собой концлагерь в армейской упаковке, причём в самом ужасном виде - с голодом, непосильными и опасными работами, издевательствами и убийствами арестантов по поводу, без повода и просто ради развлечения. Что характерно, срок пребывания в лагере для осужденного не устанавливался, подразумевалось, что он там сдохнет. Ни о каком "исправлении" или "искуплении вины", натурально, не шло и речи. Однако осенью 1940 г. в коридорах генштаба Вермахта потянуло новым сквознячком, и чем дальше, тем сильнее. Послышались голоса, что не все провинившиеся так уж совсем "недостойны", и некоторым можно предоставить "испытание фронтом" с оружием в руках. Связано это было, во-первых, с тем, что кампания во Франции показала - трусов и дезертиров в войсках, увы, куда больше, чем ожидалось, и ежели всех отправить осушать болота, то... а с другой стороны, надвигалась война с Россией, и, как ни храбрились крестоносные фельдмаршалы, а селезёнка-то ёкала: потери прогнозировались поболе, чем в ходе игрушечной войны против лягушатников. И расставаться с пушечным мясом не хотелось.
  Так родились т. н. 500-е батальоны (500, 540, 550, 560, 561), со свойственной немцам деликатностью названные "испытательными" - Bewdhrungsbataillon. Впоследствии к ним прибавились 291, 292, 491-й и несколько безномерных батальонов и команд. Основой для их создания послужил приказ фюрера от 21 декабря 1940 года, подписанный всего через три дня после пресловутого плана "Барбаросса" - "крестового похода на Восток". Во исполнение предначертаний Гитлера главком Сухопутных Войск фельдмаршал Браухич 12 марта 1941 года отдал приказ: "В срок к 1 апреля 1941 года командованию IX военного округа создать в Майнингене 500-й батальон с учетом расписания боевой численности и боевого снаряжения от 1 октября 1937 года". Это и были те самые штрафные части Вермахта, о которых упоминал Сталин.

Особенности национального штрафняка
 
  Вот так-то! До рокового 22 июня еще 3 месяца. Сравним: в Красной Армии подобные формирования появились только под давлением тяжкой необходимости жуткого лета 1942 г., а вот культурные цивилизованные гансы задолго до первого выстрела позаботились о спецчастях для трусов и дезертиров. Предусмотрительные ребята, что тут скажешь. Ну, и кто больше доверял своей Армии - Сталин или Гитлер? Но это не всё.
  Между советским штрафным и германским "испытательным" батальонами лежала глубокая пропасть в отношении "сесть и выйти".

Свернутый текст

Советского военнослужащего мог направить в штрафбат (роту) либо суд, либо офицер в ранге от командира дивизии и выше. Бедному немцу, чтобы загреметь в штрафбат, было достаточно не понравиться простому полевому жандарму в ранге фельдфебеля! О том четко и недвусмысленно рассказывает в своих записках "Последний солдат Вермахта" бывший рядовой дивизии "Великая Германия" Ги Сайер. Его самого чуть не упаковали в штрафняк, когда при бегстве из-за Днепра фельджандарм нашёл у него в подсумке несколько патронов. Как ты смел отступить, гад, если не расстрелял по большевикам все патроны?! - возмутился страж порядка. Сайера-то пронесло. А вот его соседа, лейтенанта, упаковали: утопил при переправе бинокль. В штрафбат раззяву!
  Далее, советский закон четко оговаривал срок пребывания осужденного в штрафной части (не более 3 мес.) и условия освобождения - по отбытию срока, по ранению, за боевые заслуги досрочно. Постановления о снятии судимости и переводе в обычные части проштамповывало выездное заседание трибунала прямо в штрафбате (роте). Ничего подобного не было предусмотрено в "испытательных" батальонах Вермахта! Штрафник мог написать "прошение о помиловании" - и только; рассмотреть его положительно, или отрицательно, или вообще не рассматривать оставалось на усмотрение командира батальона. Но даже его положительное решение еще не означало перевод из штрафбата. Документы отправлялись в Берлин, пока то-сё - в среднем проходило 4-5 мес., прежде, чем штрафник получал решение Больших Шишек, и всё это время его продолжали бросать под гусеницы советских танков - "Пятисотые" по определению были пушечным мясом Љ1, бывало, их полностью истребляли за месяц боёв. А ведь Берлин мог и отказать!

В "колыбели демократии"
 
  Ну, уж у западных-то союзников, англичан и их больших братьев-американцев, ничего похожего не было и быть не могло! - скажет мне продвинутый читатель. - Ведь там же вековые традиции демократии!
  Конечно, не было! Зачем?! У них действительно свои вековые традиции.

Свернутый текст

Их армии испокон веку комплектовались "добровольцами", а поскольку условия службы рядовых солдат и матросов были хуже каторжных, то и рекруты были соответствующие - таким либо в армию, либо в тюрьму. Например, британский фельдмаршал Артур Уэлсли, герцог Веллингтон, между прочим, победитель Наполеона, без обиняков называл свою армию бандой висельников. Держать такое войско в повиновении можно было только плетью, пулей и петлёй, и не случайно английский "Свод законов военного времени" предусматривал для военнослужащих смертную казнь аж за 75 видов проступков! Причем никаких кассаций-апелляций осужденному не полагалось; виновный должен быть уничтожен, и точка. Американское военное законодательство ничем английскому не уступало, поскольку было с него списано до буквы. На волне всеобщей гуманизации в конце XIX в. законы, правда, несколько смягчились, кое-в чём петлю заменили тюрьмой. Но лично я бы, например, не раздумывая предпочёл 3 месяца советской штрафной роты году западной военной тюрьмы. О людоедских порядках в этих заведениях хорошо написал бывший заключённый тюрьмы Форт-Камехамеха, Гавайи, американский солдат и писатель Джеймс Джонс в своем романе "Отсюда и в вечность", к коему я и отсылаю читателя. Не менее мрачные понятия царили в другой американской военной тюрьме Форт-Ливенуорт или британской Олдершот.

Принципиальная разница
 
  Армия и в мирное время не средоточие уюта и комфорта, а в военное время и особенно на фронте требования дисциплины ужесточаются в разы, независимо от цвета знамен и нашивок. Но! Советский военнослужащий, направленный в штрафную часть, если не погиб и не совершил повторного преступления, через три месяца "боевых" железно покидал штрафняк, полностью восстановленный в правах, звании и при всех орденах, и ни один кадровик не смел попрекнуть его штрафным прошлым. А вот у немецкого штрафника перспективы были более, чем туманны и никак не регламентированы Законом. Что же касается осужденных трибуналом англичан и американцев, им можно только посочувствовать. Освободившись если не физически, то морально искалеченными, эти ребята получают в личное дело несмываемый штамп, навсегда исключающий любую карьеру на военной и государственной службе и резко осложняющий гражданскую жизнь.
 
  Так чьё же правосудие было более снисходительно к своим оступившимся гражданам в военной форме? Может быть, всё-таки сталинское?
 
  Сергей ДУНАЕВ

http://samlib.ru/d/dunaew_s_g/sbatallion2.shtml

Дополнительные материалы
http://feldgrau.info/index.php/other/34 … 6-07-53-46

0

36

Советско-американская война 44-го года

Слышал, что в ноябре 1944 г. Советский Союз едва не вступил в войну против США. Кажется, это было на югославской территории и в этой истории якобы был замешан один из наших послевоенных маршалов.
Александр М и х а й л о в, Вязьма

«Проклятые империалисты!»

ЭТО крайне малоизученный эпизод Второй мировой войны. На Западе про него предпочитают вовсе не вспоминать. В СССР про эту историю можно было прочитать всего в одном источнике — мемуарах военного летчика Н. А. Шмелева «С малых высот», изданных в 1966 г. Из книги следует, что ровно 60 лет назад, утром 7 ноября 1944 г., на аэродроме города Ниш (Сербия) советские летчики из 707-го штурмового авиаполка собрались было отметить известный революционный праздник, как вдруг им на головы начали пикировать странные самолеты и сбрасывать бомбы. Сперва незваных гостей приняли за немецкие «рамы» — так с 1941-го в наших ВВС называли «Фокке-Вульфы» FW-189. Это было странно: во-первых, «рама» была высотным разведчиком, не предназначенным для штурмовки аэродромов. Во-вторых, 40 (!) «Фокке-Вульфов» немцам просто неоткуда было взять.

http://s59.radikal.ru/i163/1502/17/f31ed43eb134.jpg

Впрочем, разбирательства решили отложить на потом. В воздух подняли дежурное звено из соседнего 866-го истребительного авиаполка. В первой же атаке удалось «завалить» двух чужаков. Постепенно взлетел весь полк, и в воздухе началась настоящая «собачья драка» — маневренный бой на малых высотах. Была сбита еще одна «рама», погиб и наш Як-3. Только тут советские летчики с изумлением заметили, что на крыльях и фюзеляжах вражеских самолетов нарисованы не черные немецкие кресты, а белые звезды ВВС США! Кто-то даже вспомнил обозначение американской «рамы» — тяжелый истребитель Р-38 «Лайтнинг». На такой же машине, только в варианте фоторазведчика, летал и погиб Сент-Экзюпери.

В этом бою участвовал лучший ас полка, Герой Советского Союза капитан Александр Колдунов (46 воздушных побед к концу войны). Тот самый, которого в 1987 г. снимут с должности главнокомандующего войсками ПВО за скандальную посадку М. Руста на Красной площади. Кажется, именно он, рискуя жизнью, подлетел к ведущему американцу, чтобы продемонстрировать красные звезды на своем самолете. Как бы то ни было, американцы убрались восвояси. Но ненадолго. Буквально через полчаса другая группа американских самолетов атаковала колонну советских войск, следовавшую через Ниш по шоссе. Их тоже удалось отогнать, но дел они натворить успели. В результате налета погиб командир стрелкового корпуса генерал Степанов. Его последние слова были: «Проклятые империалисты!»

7 : 3 в нашу пользу

«АМЕРИКАНСКОЕ командование, — пишет автор мемуаров, — конечно, извинилось перед нашим за этот «инцидент». Но что толку от этих лживых слов? Ими не вернешь наших дорогих товарищей, погибших во время предательского налета «союзников». Вообще, тональность книги Н. Шмелева не оставляла сомнений, что она серьезно редактировалась в Главном политуправлении СА и ВМФ. Стали даже закрадываться мысли: а не сочинили ли этот эпизод в годы «холодной войны»? Но неожиданно подтверждение пришло совершенно с другой стороны — из бывшей Югославии.

Как известно, советские войска помогли Национально-освободительной армии Югославии изгнать из страны немцев. По соглашению, которое 16 октября 1944 г. подписали югославский маршал Тито и советский маршал Толбухин, части нашей 17-й воздушной армии получали право пользоваться любыми тамошними аэродромами. За это советские ВВС должны были обучить югославских летчиков и механиков эксплуатации истребителей Як-3 и штурмовиков Ил-2. Одна из таких групп базировалась на аэродроме города Ниш. Ветераны югославского подразделения делились воспоминаниями об инциденте в белградской газете «Политика» от 9 ноября 1988 г. — в 44-ю годовщину событий.

По их словам, 7 ноября 1944 г.  над колонной 6-го гвардейского стрелкового корпуса Красной армии севернее города Ниш неожиданно появилась группа американских бомбардировщиков В-25 «Митчелл» в сопровождении истребителей «Лайтнинг». Всего самолетов было штук 30. Американцы очень точно отбомбились по голове колонны: погиб командир корпуса, 31 солдат и офицер, еще 37 человек было ранено. С аэродрома взлетела группа из 9 истребителей Як-3, один из которых был тут же сбит. В воздухе завязалось ожесточенное сражение. Партизанский политкомиссар, приставленный к нишскому аэродрому, довел до сведения личного состава, что всего было сбито 7 американских и 3 советских самолета. При этом американцы потеряли 14 летчиков.

Если верить данным безвестного югославского комиссара, получается, что американцы потеряли 5 одноместных «Лайтнингов» и 2 бомбардировщика «Митчелл» с экипажем из 5 человек. Скорее всего, это были самолеты из 15-й воздушной армии ВВС США, которые в 1944 году базировались в Италии.

По взаимному согласию сторон недолгая «советско-американская война» была предана забвению. Случись она ближе к весне 45-го года, когда трещина между союзниками по антигитлеровской коалиции была гораздо шире, все могло бы повернуться по-другому… Но для одного из героев описанных событий, Александра Колдунова, эта встреча с американскими летчиками была не последней. В 1948 г. вторую звезду героя он получил как раз за сбитых американцев. Впрочем, это уже совсем другая история…

Сергей ОСИПОВ

http://gazeta.aif.ru/_/online/aif/1254/21_01

0

37

О том, как в 1944 чуть не началась война между СССР и США

15.05.2013

By Master
Как Иван Кожедуб американцев сбил

ЭТО крайне малоизученный эпизод Второй мировой войны. Hа Западе про него предпочитают вовсе не вспоминать.  Предлагаю вам прочитать вот такую версию событий.

А начнем мы историей как Иван Никитович Кожедуб пополнил свой боевой счёт двумя американскими истребителями Ф-51 «Мустанг», которые по ошибке попытались атаковать его над Берлином, но были немедленно сбиты при отражении атаки.

Свернутый текст

«Как рассказывал мне сам Иван Никитович (предисловие к книге Ивана Кожедуба «Верность Отчизне» Н.Г. Бодрихина), 17 апреля 1945 года, встретив в воздухе «Летающие крепости» союзников, он заградительной очередью отогнал от них пару «мессершмиттов», но через секунду сам был атакован американскими истребителями прикрытия.

«Кому огня? Мне?! — с возмущением вспоминал Кожедуб полвека спустя. — Очередь была длинной, с большой, в километр, дистанции, с яркими, в отличие от наших и немецких трассирующими снарядами. Из-за большого расстояния было видно, как конец очереди загибается вниз. Я перевернулся и, быстро сблизившись, атаковал крайнего американца (по количеству истребителей в эскорте я уже понял кто это) — в фюзеляже у него что-то взорвалось, он сильно запарил и пошёл со снижением в сторону наших войск. Полупетлёй выполнив боевой разворот, с перевёрнутого положения, я отаковал следующего. Мои снаряды легли очень удачно — самолёт взорвался в воздухе…

Когда напряжение боя спало, настроение у меня было совсем не победным — я ведь уже успел разглядеть белые звёзды на крыльях и фюзеляжах. «Устроят мне… по первое число» — думал я, сажая машину. Но всё обошлось В кабине «Мустанга», приземлившегося на нашей территории, сидел здоровенный негр. На вопрос подоспевших к нему ребят, кто его сбил (вернее, когда этот вопрос смогли перевести) он отвечал: «Фокке-Вульф» с красным носом… Не думаю, что он подыгрывал; не научились ещё тогда союзники смотреть в оба…

Когда проявили плёнки ФКП, главные моменты боя оказались зафиксированы на них очень чётко. Плёнки смотрело и командование полка, и дивизии, и корпуса. Командир дивизии Савицкий, в оперативное подчинение которому мы тогда входили, после просмотра сказал: «Эти победы — в счёт будущей войны». А Павел Фёдорович Чупиков, наш комполка, вскоре отдал мне эти плёнки со словами: «Забери их себе, Иван, и никому не показывай».

Как Иван Кожедуб американцев сбил

Кадры ФКП с Ла-7 Кожедуба, запечатлевшие последние секунды полета американского «Мустанга», опрометчиво атаковавшего советского аса в берлинском небе 17 апреля 1945 г.
Хотя на фронт будущий маршал авиации Иван Никитич Кожедуб попал лишь в 1943-м, его боевой счет выглядит впечатляюще. За два года – 366 вылетов на задание, 120 воздушных боев и 62 сбитых немецких самолета, при том, что самого Кожедуба не сбивали на разу. Более того, из публикаций последних лет видно, что реальный список побед советского аса еще внушительнее.

Свернутый текст

Порочные принципы «социалистического коллективизма» зачастую вынуждали лучших летчиков делиться своими победами с менее способными товарищами, и в результате на фюзеляже истребителя Ла-7 под номером 27 оказалось куда меньше красных звездочек, чем полагалось. Об этом писали и однополчанин Ивана Никитича, прославленный летчик-испытатель Александр Щербаков, и ряд других авторов, однако по настоящему серьезных исследований тема пока не дождалась. Тем не менее, согласно некоторым данным, Кожедуб сбил не 62, а целых 107 вражеских самолетов, пять из которых принадлежали военно-воздушным силам США.

Начавшиеся во второй половине 1944 года столкновения между советскими и американскими авиагруппами отнюдь не были следствием традиционной для любой войны неразберихи. Уже тогда Штаты считали весь европейский континент своей зоной влияния. Однажды командующий американскими ВВС Спаатс даже демонстративно отказался обсуждать с маршалом Жуковым порядок полетов над советской зоной, нахально заявив, что «американская авиация всюду летала, и летала без всяких ограничений». (Г.К.Жуков. Воспоминания и размышления. М., 1971. С.670).

Демонстрируя свое право летать где угодно, штатовское командование заодно проверяло наших «на вшивость», а также отрабатывало методы тотального воздушного террора, ставшие визитной карточкой американской авиации в последующие десятилетия. Мало кому известно, что наряду с бессмысленным с военной точки зрения уничтожением жилых кварталов немецких и японских городов янки не менее свирепо бомбили Югославию. Начало воздушному геноциду положила «кровавая Пасха» 16 апреля 1944 года. В этот день целая авиадивизия тяжелых бомбардировщиков с характерным названием «Либерейтор» («Освободитель») обрушила на югославские города тысячи бомб, от которых только в Белграде погибло 1 тыс 160 человек. Всего таких налетов было девять, а через 45 лет история, как известно, повторилась. И чтобы подчеркнуть сознательный выбор даты ударов, падающие на Белград бомбы украсила надпись «Счастливой Пасхи!».

Ну, а для первой атаки на Красную Армию четыре десятка тяжелых американских истребителя «Лайтнинг» выбрали тоже символическую дату – 7 ноября 1944 года. В результате штурмовки штаба 6 гвардейского стрелкового корпуса и аэродрома 866-го истребительного авиаполка у города Ниш погибли командир корпуса Герой Советского Союза Григорий Котов и еще 30 человек. Кроме того, были уничтожены два наших самолета и сожжено полтора десятка автомобилей. Лишь когда взлетевшие советские истребители в свою очередь сбили нескольких стервятников, остальные обратились в бегство. Впоследствии свидетель этого боя, летчик Борис Смирнов писал в своих мемуарах, что на карте, найденной в обломках одного из сбитых «Лайтнингов», Ниш был обозначен как воздушная цель. После чего официальной американской версии о потере курса уже мало кто верил.

Летавший над Германией заместитель командира 176-го гвардейского истребительного авиаполка 25-летний майор Кожедуб сталкивался с обнаглевшими «союзниками» дважды. Сначала 22 апреля 1945 года его машину атаковала пара американских истребителей типа «Мустанг», но вскоре им пришлось горько пожалеть о своей наглости. Не прошло и двух минут, как один из «Мустангов» разлетелся на куски, а пилот второго еле успел выпрыгнуть с парашютом.

Свернутый текст

Николай Александрович ШМЕЛЕВ

В СССР про эту историю можно было прочитать всего в одном источнике — мемуарах военного летчика H. А. Шмелева «С малых высот», изданных в 1966 г. Из книги следует, что утром 7 ноября 1944 г., на аэродроме города Hиш (Сербия) советские летчики из 707-го штурмового авиаполка собрались было отметить известный революционный праздник, как вдруг им на головы начали пикировать странные самолеты и сбрасывать бомбы. Сперва незваных гостей приняли за немецкие «рамы» — так с 1941-го в наших ВВС называли «Фокке-Вульфы» FW-189. Это было странно: во-первых, «рама» была высотным разведчиком, не предназначенным для штурмовки аэродромов. Во-вторых, 40 (!) «Фокке-Вульфов» немцам просто неоткуда было взять. Впрочем, разбирательства решили отложить на потом. В воздух подняли дежурное звено из соседнего 866-го истребительного авиаполка. В первой же атаке удалось «завалить» двух чужаков. Постепенно взлетел весь полк, и в воздухе началась настоящая «собачья драка» — маневренный бой на малых высотах. Была сбита еще одна «рама», погиб и наш Як-3. Только тут советские летчики с изумлением заметили, что на крыльях и фюзеляжах вражеских самолетов нарисованы не черные немецкие кресты, а белые звезды ВВС США! Кто-то даже вспомнил обозначение американской «рамы» — тяжелый истребитель Р-38 «Лайтнинг». Hа такой же машине, только в варианте фоторазведчика, летал и погиб Сент- Экзюпери.

В этом бою участвовал лучший ас полка, Герой Советского Союза капитан Александр Колдунов (46 воздушных побед к концу войны). Тот самый, которого в 1987 г. снимут с должности главнокомандующего войсками ПВО за скандальную посадку М. Руста на Красной площади. Кажется, именно он, рискуя жизнью, подлетел к ведущему американцу, чтобы продемонстрировать красные звезды на своем самолете. Как бы то ни было, американцы убрались восвояси. Hо ненадолго. Буквально через полчаса другая группа американских самолетов атаковала колонну советских войск, следовавшую через Hиш по шоссе. Их тоже удалось отогнать, но дел они натворить успели.

В результате налета погиб командир стрелкового корпуса генерал Степанов. Его последние слова были: «Проклятые империалисты!»

7 : 3 в нашу пользу

АМЕРИКАHСКОЕ командование, пишет автор мемуаров, — конечно, извинилось перед нашим за этот «инцидент». Hо что толку от этих  слов? Ими не вернешь наших дорогих товарищей, погибших во
время предательского налета «союзников». Вообще, тональность книги H. Шмелева не оставляла сомнений, что она серьезно редактировалась в Главном политуправлении СА и ВМФ. Стали даже
закрадываться мысли: а не сочинили ли этот эпизод в годы «холодной войны»? Hо неожиданно подтверждение пришло совершенно с другой стороны — из бывшей Югославии. Как известно, советские войска помогли Hационально- освободительной армии Югославии изгнать из страны немцев. По соглашению, которое 16 октября 1944 г. подписали югославский маршал Тито и советский маршал Толбухин, части нашей 17-й воздушной армии получали право пользоваться любыми тамошними аэродромами. За это советские ВВС должны были обучить югославских летчиков и механиков эксплуатации истребителей Як-3 и штурмовиков Ил-2. Одна из таких групп базировалась на аэродроме города Hиш.

Ветераны югославского подразделения делились воспоминаниями об инциденте в белградской газете «Политика» от 9 ноября 1988 г. — в 44-ю годовщину событий. По их словам, 7 ноября 1944 г. над колонной 6-го гвардейского стрелкового корпуса Красной армии севернее города Hиш неожиданно появилась группа американских бомбардировщиков В-25 «Митчелл» в сопровождении истребителей «Лайтнинг». Всего самолетов было штук 30. Американцы очень точно отбомбились по голове колонны: погиб командир корпуса, 31 солдат и офицер, еще 37 человек было ранено. С аэродрома взлетела группа из 9 истребителей Як-3, один из которых был тут же сбит. В воздухе завязалось ожесточенное сражение. Партизанский политкомиссар, приставленный к нишскому аэродрому, довел до сведения личного состава, что всего было сбито 7 американских и 3 советских самолета. При этом американцы потеряли 14 летчиков. Если верить данным безвестного югославского комиссара, получается, что американцы потеряли 5 одноместных «Лайтнингов» и 2 бомбардировщика «Митчелл» с экипажем из 5 человек. Скорее всего, это были самолеты из 15-й воздушной армии ВВС США, которые в 1944 году базировались в Италии.

По взаимному согласию сторон недолгая «советско-американская война» была предана забвению. Случись она ближе к весне 45-го года, когда трещина между союзниками по антигитлеровской коалиции была гораздо шире, все могло бы повернуться по-другому… Hо для одного из героев описанных событий, Александра Колдунова, эта встреча с американскими летчиками была не последней. В 1948 г. вторую звезду героя он получил как раз за сбитых американцев. Впрочем, это уже совсем другая история…

Еще более жаркий бой с американцами Кожедуб выдержал перед самым Днем Победы, когда эскадрилья нагруженных под завязку бомбовозов типа «Летающая крепость», игнорируя предупредительные выстрелы, вошла в пространство советской оккупационной зоны. Вогнав в землю три многомоторных гиганта, майор обратил в бегство остальных, но включить их в официальный список своих побед ему не позволили. Командир полка Павел Чупиков лишь пошутил, что с американцами подраться придется очень скоро, и в первый же день следующей войны их сбитые машины припишут на его счет задним числом.

Однако и когда уже командующий одной из дивизий 64-го авиакорпуса генерал-майор Кожедуб атаковал штатовские эскадрильи, расчищавшие дорогу «миротворцам» ООН в Корее, новые звезды на его самолете так и не появились. Москва категорически запретила комдиву участвовать в боях, и потому все 264 уничтоженные самолета врага следует отнести на счет учеников Ивана Никитича.

http://infoglaz.ru/?p=23509

0

38

"Катюша" против.....танков

Кто первым применил катюшу против танков, мнения историков расходятся – слишком уж часто в начальный период войны, обстановка заставляла принимать подобные отчаянные решения.
Планомерное же использование БМ-13 для поражения танков связано с именем командира 14-го отдельного гвардейского минометного дивизиона капитан-лейтенанта Москвина. Это подразделение, собранное из военных моряков, первоначально называлось 200-м дивизионом ОАГ и было вооружено 130-миллиметровыми стационарными морскими орудиями. И пушки, и артиллеристы неплохо проявили себя в борьбе с танками, но 9 октября 1941 года, по письменному приказу командующего 32-й армией генерал-майора Вишневского, 200-й артдивизион, подорвав стационарные орудия и боезапас к ним, отошёл на восток, но 12 октября попал в Вяземский котёл.
Выйдя из окружения 26 октября, дивизион был направлен на переформирование, в ходе которого и бы перевооружён катюшами. Возглавил дивизион бывший командир одной из его батарей старший лейтенант Москвин, которому было тут же присвоено звание капитан-лейтенанта. 14-й отдельный гвардейский минометный дивизион был включен в 1-й московский отдельный отряд моряков, в составе которого принял участие в Контрнаступлении советских войск под Москвой. В конце мая – начале июня 1942 г., в период относительного затишья, Москвин подытожил опыт борьбы с вражеской бронетехникой и нашел новый способ ее уничтожения. Его поддержал инспектор ГМЧ полковник Алексей Иванович Нестеренко. Устроили проверочные стрельбы.

http://s018.radikal.ru/i516/1506/7b/969833faa8f1.jpg

Для придания направляющим минимального угла возвышения катюши заезжали передними колесами в вырытые углубления, и снаряды, уходя параллельно земле, разносили фанерные макеты танков. Ну и что из того, что вы разбиваете фанеру? – сомневались скептики. – Настоящие танки вам все равно не одолеть!
Доля истины в этих сомнениях присутствовала, ведь боевая часть снарядов М-13 была осколочно-фугасной, а не бронебойной. Однако оказалось, что при попадании их осколков в моторную часть или бензобаки возникает пожар, перебиваются гусеницы, заклинивает башни, а иногда и срывает их с погона. Взрыв же 4,95-килограммового заряда, даже произошедший за бронёй, выводит из строя экипаж из-за сильнейшей контузии.
22 июля 1942 года в бою севернее Новочеркасска дивизион Москвина, переброшенный к тому времени на Южный фронт и включённый в состав 3-го стрелкового корпуса, двумя залпами прямой наводкой уничтожил 11 танков – по 1,1 на установку, тогда как хорошим результатом для противотанкового дивизиона из 18 орудий считалось поражение двух-трех танков противника
Зачастую гвардейцы-минометчики окызыввались единственной силой, способной оказать врагу организованное сопротивление. Это заставило командующего фронтом Р.Я. Малиновского создать 25 июля 1942 года на базе таких частей Подвижную механизированную группу (ПМГ) во главе с командующим ГМЧ А.И. Нестеренко. В нее вошли три полка и дивизион БМ-13, посаженная на автомобили 176-я стрелковая дивизия, сводный танковый батальон, зенитный и противотанковый артиллерийские дивизионы Подобных подразделений ни до, ни после того больше не было.

Свернутый текст

В конце июля у станицы Мечетинская ПМГ столкнулась с главными силами 1-й немецкой танковой армии генерал-полковника Эвальда Клейста. Разведка донесла, что движется колонна танков и мотопехоты, – докладывал Москвин. – Мы выбрали позицию у дороги так, чтобы батареи могли одновременно вести огонь Появились мотоциклисты, за ними машины и танки. Батарейными залпами колонна была накрыта на всю глубину, подбитые и дымящиеся машины останавливались, на них, как слепые, налетали танки и сами загорались. Продвижение противника по этой дороге приостановилось.
Несколько таких ударов вынудили немцев изменить тактику. Они оставляли запасы горючего и боеприпасов в тылу и двигались малыми группами: впереди 15–20 танков, за которыми следовали грузовики с пехотой. Это снижало темп наступления, но создавало угрозу обхода нашей ПМГ с флангов. В ответ на эту угрозу наши создали свои малые группы, в каждую из которых входил дивизион катюш, рота мотострелков, зенитная и противотанковая батареи. Одна из таких групп – группа капитана Пузика, созданная на основе 269-го дивизиона 49-го гмп, используя метод Москвина, за два дня боёв под Песчанокопской и Белой Глиной уничтожила 15 вражеских танков и 35 автомашин.

Продвижение танков и мотопехоты противника было приостановлено. Полки 176-й стрелковой дивизии заняли оборону по гребню возвышенностей на рубеже Белая Глина, Развильное. Фронт временно стабилизировался.
Ни одна лобовая атака танков противника, а тем более мотопехоты против залпового огня гвардейских минометных частей не достигала цели. Только фланговые обходы и удары вынуждали подвижную группу отходить на другие рубежи.

http://s011.radikal.ru/i316/1506/7b/45e80f861b3b.jpg

Капитан-лейтенант Москвин

Поэтому немецкие танки и мотопехота стали накапливаться в складках местности, ложной атакой провоцировали залп БМ-13, и, пока те осуществляли перезарядку, на которую требовалось пять-шесть минут, совершали бросок. Если же дивизион не реагировал на ложную атаку или вел огонь одной установкой, немцы не покидали укрытий, ожидая, когда катюши израсходуют боекомплект. В ответ на это капитан-лейтенант Москвин применил свой способ корректировки огня. Взобравшись на вершину направляющих ферм, Москвин вёл наблюдение за местностью с этой высоты.

http://s019.radikal.ru/i621/1506/82/e2fe24f04e23.jpg

Предложенный Москвиным способ корректировки рекомендовали другим частям, и вскоре график немецкого наступления на Кавказ был сорван. Еще несколько дней боев – и из названия 1-й танковой армии можно было бы убирать слово «танковая». Потери же гвардейцев-минометчиков были минимальными.

Свернутый текст

Первое время гвардейцы вели огонь по танкам со склонов холмов, обращённых в сторону противника, но когда наши войска в ходе Битвы за Кавказ отступили в Сальские степи, холмы закончились, а на равнине огонь прямой наводкой катюша вести не могла, а вырыть соответствующее углубление под огнём приближающихся танков противника не всегда представлялось возможным.
Выход из этой ситуации был найден 3 августа в бою, который приняла батарея старшего лейтенанта Койфмана из состава 271-го дивизиона капитана Кашкина. Она заняла огневые позиции южнее хутора. Вскоре наблюдатели заметили, что к станице Николаевская подошли танки и мотопехота противника. Боевые машины были наведены в цель, которая хорошо наблюдалась и находилась в досягаемой зоне. Через несколько минут из станицы стали выходить группы танков и спускаться в лощину. Очевидно, немцы решили скрытно подойти к батарее и атаковать ее. Этот обходный маневр первым заметил гвардии рядовой Левин. Командир батареи приказал фланговую установку развернуть в сторону танков. Однако танки уже вошли в мёртвую зону, и даже при самом минимальном угле наклона направляющих ферм РС-132 перелетели бы через них. И тогда для снижения угла прицеливания лейтенант Алексей Бартеньев приказал водителю Фомину въехать передними колёсами в траншею окопа.
Когда до ближайшего танка оставалось около двухсот метров, гвардейцы Аржанов, Кузнецов, Супрунов и Хилич открыли огонь прямой наводкой. Разорвались шестнадцать снарядов. Танки окутало дымом. Два из них остановились, остальные быстро развернулись и на большой скорости отошли в балку. Новых атак не последовало. 19-летний лейтенант Бартеньев, придумавший такой способ ведения огня, погиб в этом же бою, но с тех пор гвардейцы-миномётчики стали использовать пехотные окопы для придания направляющим положения параллельно земле.

В начале августа движение группы армий А замедлилось, что создавало угрозу правому флангу группы армий Б, шедшей на Сталинград. Поэтому в Берлине на Кавказ перенацелили 40-й танковый корпус группы Б, которому следовало ворваться в Сталинград с юга. Он повернул на Кубань, совершил рейд по Сельским степям (в обход зоны действия ПМГ) и оказался на подступах к Армавиру и Ставрополю
Из-за этого командующий Северо-Кавказским фронтом Будённый был вынужден разделить ПМГ надвое: одну часть ее бросили на армавиро-ставропольское направление, другая прикрывала Краснодар и Майкоп. За бои под Майкопом (но не за победы в степях) Москвина наградили орденом Ленина. Год спустя он будет смертельно ранен под станицей Крымской. Ныне это тот самый Крымск, который пострадал от недавнего наводнения.

Уже после гибели Москвина под впечатлением его опыта брорьбы с танками противника при помощи катюш были созданы кумулятивные снаряды РСБ-8 и РСБ-13. Такие снаряды брали броню любого из тогдашних танков. Однако они редко попадали в полки катюш - в основано ими снабжали реактивные установки штурмовиков Ил-2.

http://www.yaplakal.com/forum2/topic783558.html

http://artyushenkooleg.ru/index.php/vel … -katyusha/

http://s04.radikal.ru/i177/1506/e1/77e4d5b9f62c.jpg

0

39

Как угоняли авианосец

http://s017.radikal.ru/i419/1602/65/619cef21b6e1.jpg

Угон автомобиля отнюдь не редкое событие в нашей жизни. Угоняют, хотя и гораздо реже, самолеты. Мы вот недавно обсуждали с вами, как из Франции корабли угоняли. А вот в 1991 году российские моряки угнали из Крыма целый авианосец «Адмирал Кузнецов», на который заявила свои права Украина.

Или может быть бегство — такое определение, пожалуй, наиболее точно отражает обстановку, которая вынудила командование Военно-Морского флота России, мягко выражаясь, тайком увести ТАВКР «Адмирал Кузнецов», находившийся на государственных испытаниях под Феодосией, а попросту говоря, приказать командиру авианосца бежать в Заполярье от ставших негостеприимными украинских берегов. Это было непростое и по международным меркам скандальное решение, продиктованное смутным временем, охватившим сухопутные войска, военно-воздушные силы и военный флот некогда могучего Советского Союза. Распадалась огромная страна, бывшие союзные республики лихорадочно делили боевую технику, объявляли своей собственностью воздушные армии, военно-морские базы, полигоны, делили самолеты, ракетные комплексы, корабли…

О том, как уходил из Севастополя российский авианосец и рассказывает участник тех событий капитан 2 ранга Виктор Леонидович Канишевский.

http://s019.radikal.ru/i626/1602/83/a38b99145714.jpg

Свернутый текст

Немного истории:

Корабль был заложен на верфи в Николаеве в 1982 году. Время его строительства пришлось на буйные перестроечные годы, что отразилось уже в многочисленных переименованиях корабля. В проекте это был «Советский Союз», закладывалась «Рига», спускался на воду «Леонид Брежнев», проходил испытания уже «Тбилиси».

ТАВКР «Тбилиси» 1990

В октябре 1990 года крейсер был переименован в 4-й и последний раз, став «Адмиралом Кузнецовым». В январе 1991 судно было зачислено в состав Северного флота, на нем подняли военно-морской флаг.

Официально «Адмирал Кузнецов» не был первым авианосцем ВМФ СССР. Уже плавали «Минск», «Киев», «Баку» и «Новороссийск». Однако корабли предыдущих серий были носителями самолетов вертикальных взлета и посадки. По сути, это были вертолетоносцы. В отличие от них, на «Адмирале Кузнецове» базировались самолеты традиционной схемы с неподвижным крылом. Он был первым и до сих пор остается единственным полноценным авианосцем в составе ВМФ России.

В октябре 1990 года крейсер был переименован в 4-й и последний раз, став «Адмиралом Кузнецовым». В январе 1991 судно было зачислено в состав Северного флота, на нем подняли военно-морской флаг.

Официально «Адмирал Кузнецов» не был первым авианосцем ВМФ СССР. Уже плавали «Минск», «Киев», «Баку» и «Новороссийск». Однако корабли предыдущих серий были носителями самолетов вертикальных взлета и посадки. По сути, это были вертолетоносцы. В отличие от них, на «Адмирале Кузнецове» базировались самолеты традиционной схемы с неподвижным крылом. Он был первым и до сих пор остается единственным полноценным авианосцем в составе ВМФ России.

24 августа 1991 года Верховный Совет УССР принял Акт, провозглашавший Украину независимым государством. Вместе с Актом было принято постановление, подчинявшее все военные формирования, дислоцированные на территории Украины, новообразованному государству.

В ноябре 1991 года крейсер проходил испытания под Феодосией. В один из последних дней осени командир получил телеграмму за подписью Леонида Кравчука, объявлявшего крейсер собственностью Украины и предписывающий оставаться ему на рейде Севастополя до вынесения соответствующего правительственного решения. Офицеры недоумевали: зачем Украине с ее Черным морем океанский крейсер? И на каком основании она заявляет права на корабль, приписанный к российскому Северному флоту?

Возвращаемся к воспоминаниям Виктора Леонидовича. Вот что он говорит:

Как сейчас помню ажиотаж того осеннего дня, когда на «Кузнецове», по возвращению из полигона, где летчики палубной авиации в ходе летно-конструкторских и государственных испытаний отрабатывали взлеты и посадки на авианосец, получили телеграмму президента Украины Кравчука. В ней объявлялось, что корабль является собственностью Украины, что до принятия правительственного решения он должен оставаться на Севастопольском рейде. Разбившись группами по каютам, офицеры да и просто матросы гадали, как на это отреагируют президент России Б. Ельцин, Главком ВМФ В. Чернавин, командующий Северным флотом Ф. Громов.

- Я никак не могу взять в толк: зачем Украине с ее закрытым Черным морем корабль, предназначенный для океанской службы? Если уж так ей хочется иметь авианосец, то пусть «Варяг» достраивает или «Ульяновск» — недоумевал командир БЧ-5 капитан 1 ранга Андрей Утушкин. — Это чистейшей воды политиканство…
- Не без того, — соглашался с ним замполит капитан 1 ранга Владимир Иванов. — Только Россия ни за что не отдаст «Кузнецова».

Однако принятая незадолго до злополучной телеграммы декларация о независимости Украины уже разрушила, казалось бы, несокрушимое морское братство экипажа авианосца. Часть офицеров и мичманов, семьи которых находились в Севастополе, не скрывала своего желания служить под украинским «трезубцем», а потому откровенно радовались телеграмме. Мол, зачем на Севере гробить такой прекрасный корабль. Ему надо базироваться поближе к ремонтной базе. А она для авианосца имеется только в Николаеве.

В Заполярье, действительно, обслуживать «Кузнецова» было некому. Но у нас в Североморске остались семьи, потому как авианосец со дня закладки предназначался для Северного флота и комплектовался североморцами. Мы, естественно, рвались в Заполярье — домой. И таких было большинство. В их числе оказался и я. А главное — мы во что бы то ни стало хотели вернуть авианосец России.
- Подумаешь, будем стоять не на теплом Севастопольском рейде, а на Североморском, — горячился мой сосед по каютам капитан 3 ранга Павел Сторчак. В Североморске у него осталась жена-красавица Елена и дочь, по которым он очень скучал и с которыми почти ежедневно переговаривался по телефону космической связи. Телефон этот, кстати, очень хорошая штука. За сутки записываешься, и тебе на пять минут корабельные связисты дают возможность поговорить с теми, кого ты хотел услышать.

Несмотря на полученный из Киева запрет, мы на рассвете все же покинули рейд и прибыли в район Феодосийского полигона для отработки посадок и взлетов палубных самолетов, летчики которых обычно ночевали на берегу. Испытания осуществлялись в динамике. Авианосец шел заданным курсом, к нему приближались взлетевшие с аэродрома в Саках палубные истребители Су-33к и МиГ-29к, гасили скорость, точно нацеливались на срез кормы «Кузнецова» и, ухватившись специальным крюком за аэрофинишер, с ревом турбин садились на палубу, пробежав по ней всего несколько десятков метров.

Несмотря на то, что такая работа продолжалась уже не один месяц, нельзя было равнодушно смотреть как стреловидная железная птица сначала опускается с неба или на форсаже устремляется к «трамплину» на носу авианосца и, промчавшись 80 метров по палубе, взмывает в голубую высь. Еще более красочной картиной были ночные полеты. За два месяца такой работы более сотни «сушек» и «мигов» осуществили 500 посадок и взлетов на стальную палубу. Мы уже по «почерку» знали, как садится пилот-легенда, пионер палубной авиации заслуженный летчик испытатель Виктор Пугачев, командир авиадивизии полковник Иван Бахонко, командир эскадрильи Константин Кочкарев, летчики Ярослав Чибир, Игорь Кожин, Виктор Дубовой и другие.

В такие моменты особенно остро испытываешь гордость за первый у нашей Родины авианосец, служить на котором не только престижно, но и считалось за честь: отбор офицеров и мичманов проводился на конкурсной основе, а все воинские звания по должности на ступень выше. Первым командиром «Кузнецова» стал капитан 1 ранга Виктор Павлович Ярыгин. На этом плавучем авиагородке, способном нести на себе смешанную авиадивизию, включая вертолетный полк, у меня была должность помощника командира ТАВКР по живучести. Другими словами отвечал за то, чтобы громадный корабль длиной 302 , шириной 70 метров и водоизмещением более 55 тысяч тонн, населенный 6-ю тысячами моряков и летчиков, в самых критических ситуациях оставался на плаву.

Киев молчал. Из Заполярья тем временем пришла радио депеша о том, что в Крым вылетел первый заместитель командующего Северным флотом вице-адмирал Юрий Устименко. В Севастопольскую бухту нас не пускали после того как ТАКР » Адмирал Горшков» под напором шквального ветра чуть не разворотил своей мощной кормой всю причальную стенку. Долгожданный гость прибыл на авианосец катером. Несмотря на поздний час, был сыгран большой сбор. Поздоровавшись с экипажем, вице-адмирал с украинской фамилией и украинскими корнями, что тогда, замечу, даже не вызывало у офицеров ТАКВРа никаких раздумий, распорядился распустить моряков, а командиру приказал немедленно сниматься с якоря. Ярыгин начал было объяснить, что две трети офицеров и мичманов, а так же сдаточная команда остались на берегу и прибудут катерами завтра утром.

- Ничего, и без них справимся, — решительно заявил рыжий гость. И добавил. — Они нас на поезде обгонят. Выходим немедленно…

- А как же самолеты, которые остались в Саках? — заволновался замполит Иванов.

- Сами прилетят в Сафоново, — успокоил Устименко. По решительному тону гостя можно было сделать вывод, что он получил приказ увести «собственность Украины» на Север не только от командующего Северным флотом Ф. Громова, но и самого Главкома ВМФ В. Чернавина. А, может, и самого министра обороны. Значит, Москва дала «добро!» Словом, офицеры управления авианесущего крейсера почувствовали себя участниками необъявленной размолвки между двумя, вчера еще взаимозависимыми, столицами. В 23.40, не подавая никаких сигналов, авианосец в кромешной темноте покинул Севастопольский рейд и взял курс на Босфор. Когда берег оказался далеко за кормой включили ходовые огни.

К турецкому проливу шли 30-ти узловым ходом. На рассвете показались предместья Стамбула, а затем и его знаменитый мост через Босфор, на подходе к которому к нам пристроился тихоходный буксир-спасатель с советским Военно-морским флагом. Заявки турецким властям на проход проливной зоны, которые, согласно Конвенции о режиме черноморских проливов, заключенной в швейцарском местечке Монтре в 1936 году, наше консульство в Стамбуле не подавало. Об этом, конечно, Устименко знал, как знал, что нет в этой конвенции и статей, категорически запрещающих проход без заявок. Он приказал сбавить ход до 20 узлов и идти с такой скоростью. В это время я находился в центральном командном пункте, расположенном на десять этажей ниже ходового мостика. Но три десятка наружных телекамер давали полную картину происходящего вокруг «Кузнецова». Громада авианосца, почти впритык с берегами, как между Сциллой и Харибдой, прошла под мостом и устремилась в Мраморное море. Турки проходу не препятствовали. Даже привычный в таких случаях катер-разведчик под турецким флагом отсутствовал. Вдоль борта сновали только мелкие катера. Нас фотографировали, приветствовали взмахами рук, улыбались. Чувствовалось, что владельцы суденышек поражены необычными контурами «Кузнецова».

Особенно «трамплином» на баке — изобретением отечественных конструкторов, позволяющее взлетать самолетам без катапульты. Уже на выходе из пролива с буксира подали сигнал «Человек за бортом». Оказывается, несколько моряков с авианосца сбросили спасательный плотик и попытались вплавь добраться до турецкого берега. Команда буксира их выловила и доставила на «Кузнецов». Беглецы, а ими оказались матросы срочной службы, были посажены в карцер, где и находились до самого прихода в поселок Видяево. Позже все они дослужили свой срок и уехали на Украину. Один из них, как мне известно, через год или два написал на корабль покаянное письмо и очень сожалел, что не остался в России. Так как почти две трети офицеров и мичманов остались в Севастополе, то нагрузка на оставшихся на авианосце моряках, естественно, возросла. Во многих подразделениях была отработана взаимозаменяемость, потому особых проблем с несением вахт не было. Средиземное море «полуэкипаж», можно сказать, проскочил на одном дыхании. Но перед Гибралтаром произошла непредвиденная задержка. Авианосец на все четыре винта намотал сорванные штормом рыболовные сети да так плотно, что потерял ход и бросил якорь. Четверо суток корабельные водолазы и часть офицеров, в том числе и я, поочередно спускались под воду, чтобы срезать водолазными ножами капроновые путы.

За Гибралтаром нас встретил американский авианосец «Джордж Вашингтон», экстренным порядком вышедший из Норфолка. Его, в отличие от нас, сопровождало полтора десятка кораблей охранения. Не церемонясь, они развернули масштабные учения, начали имитировать атаки. Их самолеты проносились на опасной высоте над настройками «Кузнецова», а в нескольких десятках кабельтовых по курсу и на траверзе вспучивались фонтаны от учебных бомбометаний. Один из американских вертолетов даже предпринял попытку сфотографировать через кормовое открытие внутренности авиационного ангара «Кузнецова». В азарте он чуть было не влетел внутрь гигантского помещения. Но в это время крейсер резко увеличил ход и вертолет закачало на спутной волне воздуха за кормой авианосца. Но и после этого американцы не свернули необъявленные двусторонние маневры. На волнах закачались противолодочные буи, сбрасываемые вертолетами с «Джордж Вашингтона» по курсу «Кузнецова». Наверное, думали, что нас сопровождает атомная подводная лодка. Никакой подлодки, разумеется, не было — мы шли в гордом одиночестве. С каким сожалением мы вспоминали в эти минуты наши «сушки» и «миги». Эх, их бы сюда! С каким бы азартом наши асы продемонстрировали янки свое мастерство — на Атлантической волне уверенно седлать стальной плавучий аэродром. Чтобы хоть как-то оградить себя от нахальных выпадов, мы подали сигнал «Провожу учения» и подняли два имевшихся на борту вертолета Ка-27пс. Тем временем встретивший нас в назначенной точке за Гибралтаром СКР «Задорный» стал азартно охотиться за американскими буями, делая порой весьма дерзкие циркуляции вокруг кораблей охранения. Наконец, американский авианосец с эскортом ушли на запад, передав эстафету слежения английскому фрегату. Тот «вел» нас до Норвежского моря, где его сменил уже норвежский сторожевик, который и шел с нами до Нордкапа. А до Кольского залива мы постоянно наблюдали на траверзе большой разведывательный корабль норвежских ВМС «Марьятта».

Весь переход от «негостеприимных украинских берегов» до Заполярья занял 27 суток. Встретили нас в поселке Видяево как героев все командование Северного флота, объединения и соединения. Среди заснеженных сопок Заполярья играл духовой оркестр. Звучали торжественные приветствия и слова благодарности за высокую профессиональную подготовку и верность воинскому долгу…
К дню прихода , оказывается, в Видяево для «Кузнецова»успели установить плавучий причал, который строили северодвинские корабелы. На целых три года он стал родным домом для авианесущего крейсера и всего экипажа. А то, что «Кузнецов» — единственный в мире авианосец, базирующийся в Заполярье, вызывал у нас чувство гордости и какой-то неопределенности.

http://s017.radikal.ru/i441/1602/61/1099fe3b4f3a.jpg
В украинских СМИ эпопея с крейсером до сих пор именуется как кража россиянами украинского корабля. Но моряки считают, что «Адмиралу Кузнецову» выпала просто прекрасная судьба.

http://masterok.livejournal.com/2220705.html

0

40

Александр Маринеско: «плохой парень», совершивший «Атаку века»

http://s018.radikal.ru/i505/1604/7c/b6152f8886e6.jpg

Александр Маринеско стал «подводником №1» благодаря «Атаке века», в ходе которой был потоплен лайнер «Вильгельм Густлофф». Он был очень своеволен, много пил, сидел в тюрьме, а свой главный подвиг совершил вопреки приказу начальства.

Балтиец из Одессы

Свернутый текст

Маринеско родился в Одессе, с детства любил и знал море, прекрасно нырять и плавать научился уже в 7 лет. По воспоминаниям самого Маринеско, каждое утро вместе с друзьями они уходили на море и проводили там время в купании и ловле бычков, скумбрии, чируса и камбалы.
Биографы спорят о криминальной юности Маринеско. Одесса в те годы действительно была бандитским городом, в точности как описывал ее Бабель в своих знаменитых рассказах.
По наследству от отца, моряка и румына по национальности, Маринеско достался буйный нрав и тяга к авантюрам. В 1893 году Маринеску-старший избил офицера, попал под суд, где ему грозила смертная казнь. Он бежал из карцера, переплыл Дунай, женился на украинке, долгое время скрывался.
Казалось бы, все в характере и биографии Маринеско-младшего вело к тому, что стать ему капитаном советского торгового судна на Черном море, контрабандистом и весельчаком. Но судьба и Маринеско решили иначе: не южные, а северные моря, не торговый, а военный флот, не капитан морского корабля, а командир подводного хищника.
Из 13 дизель-электрических торпедных подводных лодок балтийского флота класса «С» (средняя), за время войны уцелела только одна, под несчастливым номером 13. Та, которой командовал одессит Маринеско.

Алкоголизм

Автор советской апологетической книги посвященной Маринеско - «Капитан дальнего плавания», - Александр Крон вспоминает, что его первое знакомство с легендарным подводником состоялось в 1942 году: Маринеско пил спирт с сослуживцами.
«Пьяные» истории происходили с Маринеско регулярно. В октябре 1941 года подводника исключили из кандидатов в члены ВКП(б) за организацию азартных карточных игр и злоупотребление спиртным. Ровно через год, тогда еще командир лодки М-96, Маринеско успешно высадил в Нарвском заливе советский десант, охотившийся за немецкой шифровальной машиной «Энигма». Операция закончилась неудачей - машину так и не нашли, - но действия подводника оценили высоко, Маринеско представили к награде и восстановили кандидатом в члены партии, однако в боевой характеристике опять упомянули о склонности к алкоголю.
В апреле 1943 года Маринеско назначили командиром лодки С-13, той самой, на которой он совершит свои главные военные подвиги. А гражданские «подвиги» у него никогда не прекращались: «За лето и осень сорок третьего Маринеско дважды побывал на гауптвахте, а по партийной линии получил предупреждение, а затем и выговор. Причиной взысканий была не выпивка сама по себе, пил в то время Александр Иванович не больше других, а в одном случае самовольная отлучка, в другом - опоздание».

Женщины

Самое скандальное происшествие, после которого Маринеско едва не отдали под военный трибунал, случилось с ним в начале 1945 года. Дело происходило в Турку, на территории нейтральной Финляндии. В октябре 1944 года во время боевого рейда экипаж Маринеско уничтожил немецкий транспорт «Зигфрид»: торпедная атака советской подлодке не удалась и моряки вступили в артиллерийскую дуэль, в которой победил С-13, получив, однако, повреждения.

Поэтому с ноября по декабрь 1944 года С-13 находилась на ремонте в Финляндии. Команда и капитан томились от безделья, напала хандра. За всю свою жизнь Маринеско был женат трижды и на тот момент очередной его брак разваливался. В новогоднюю ночь Маринеско вместе с еще одни советским офицером отправились в загул… и пропали.
Как выяснилось впоследствии, Маринеско познакомился с хозяйкой одной из местных гостиниц, шведкой, и остался у нее переночевать. Командира советской подводной лодки разыскивали. Время - военное, Финляндии только что вышла из войны, в общем, опасения были разные. Но Маринеско просто развлекался - любовь к женщинам оказалась сильнее чувства долга.

«Штрафная» лодка

После финнского скандала у Маринеско был один путь - под трибунал. Но команда любила командира, а начальство ценило как опытного моряка, хотя на тот момент выдающихся боевых удач за Маринеско не числилось. Командующий балтийским флотом Владимир Трибуц принял решение отсрочить наказание: так С-13 стала единственной «штрафной» лодкой, по аналогии со штрафными батальонами, в советском флоте. В январский поход 1945 года Маринеско, по сути, отправлялся за подвигом. Только очень крупная морская «добыча» могла его спасти от наказания.

«Атака века»

Почти месяц С-13 безуспешно курсировала в заданном районе. Обнаружить цель подводникам не удавалось. Маринеско принимает решение нарушить приказ и сменить курс. Что им двигало? Азарт, чутье, необходимость отличиться или моряк махнул рукой, мол, «семь бед один ответ» - мы никогда не узнаем.
30 января в 21 час 15 минут С-13 обнаружил в балтийских водах шедший в сопровождении эскорта немецкий транспорт «Вильгельм Густлов», на борту которого находилось по современным оценкам свыше 10 тысяч человек, большинство из которых были беженцы из Восточной Пруссии: старики, дети, женщины. Но также на «Густлове» были немецкие курсанты-подводники, члены экипажа и другие военнослужащие.
Маринеско начал охоту. Почти три часа советская субмарина следовала за транспортником-гигантом (водоизмещение «Густлова» свыше 25 тысяч тонн. Для сравнения: пароход «Титаник» и линкор «Бисмарк» имели водоизмещение порядка 50 тысяч тонн).

http://s020.radikal.ru/i711/1604/83/c047e0773950.jpg

Выбрав момент, Маринеско атаковал «Густлова» тремя торпедами, каждая из которых поразила цель. Четвертая торпеда с надписью «За Сталина» застряла. Морякам чудом удалось избежать взрыва на лодке. Уходя от преследования немецкого военного эскорта, С-13 подвергся бомбардировке свыше 200 глубинных бомб.

Спустя десять дней С-13 затопила еще один немецкий гигант-лайнер «Генерал Штойбен», водоизмещением почти 15 тысяч тонн.

http://s04.radikal.ru/i177/1604/47/bd9b20e6da34.jpg

Свернутый текст

С-13 продолжила крейсерство и 3 февраля при попытке атаковать подверглась нападению сторожевого катера противника. 6 февраля С-13 обстреляли с немецкой подводной лодки.
10 февраля в 45 милях к северу от маяка Ярославец А.И.Маринеско обнаружил крупный транспорт «General Shtoiben», следовавший в охранении миноносца и катера-торпедолова с погашенными ходовыми огнями.

Его эскорт составляли миноносец Т-196 и торпедолов TF-10. Четыре часа А.И.Маринеско  маневрировал, зная о присутствии противника благодаря акустической станции и наблюдал его лишь последние сорок минут. Преследовать «генрала Штойбена» пришлось на скоростях от 12 до 18 узлов. Из-за помех со стороны охранения залп был произведен с дистанции 12 кабельтов из кормовых торпедных аппаратов, и, тем не менее, обе торпеды попали в цель.
Последовало три сильных взрыва на крейсере, после которых появилось зарево огня, которое спустя полминуты быстро скрылось. В районе потопления наблюдалось скопление дозорных кораблей, которые освещали горизонт прожекторами и осветительными ракетами.
На  «General Shtoiben»  на момент торпедирования находилось 2 680 военнослужащих Вермахта, сто солдат, около 900 беженцев, 270 лиц медперсонала Krigsmarine и 285 членов экипажа судна (из них – 125 военнослужащих). Спаслось 659 человек.

http://grafskaya.com/?p=7729

Таким образом, зимний поход Маринеско стал самым выдающийся боевым рейдом в истории советского подводного флота, но командира и экипаж лишили заслуженных наград и славы. Возможно потому, что Маринеско и его команда меньше всего походили на хрестоматийных советских героев.

Судимость и приступы эпилепсии

Свернутый текст

Шестой рейд, который Маринеско совершил весной 1945 года, был признан неудачным. По свидетельству людей, знавших Маринеско, у него начались приступы эпилепсии, а конфликты с начальством и пьяные истории продолжились. Подводник якобы самостоятельно обращался к руководству с просьбой уволить его с флота, но в приказе наркома ВМФ Н. Г. Кузнецова говорится об отстранении от должности «в связи с халатным отношением к своим обязанностям, пьянством и бытовой распущенностью».
В конце сороковых Маринеско окончательно бросил море и стал заместителем директора Ленинградского НИИ переливания крови. Странный выбор! Вскоре Маринеско был обвинен в хищении и осужден на три года: малопонятный поступок и для тех лет довольно мягкий приговор. Впрочем, часть срока легендарный подводник отбывал на Колыме.

Кульбиты памяти

Споры о личности Маринеско и легендарной «Атаке века» не утихают пятьдесят лет. Что это было? Сразу после Второй мировой войны в музее Королевских военно-морских сил Великобритании был установлен памятник Маринеско. В СССР команду лишили заслуженных наград, подвиг замалчивался, а в 1967 году в газете «Советский балтиец» вышла статья, где говорилось, что «Густлов» топил старпом Ефременков, а Маринеско находился «в нерабочем состоянии».
В середине 80-х «Известия» затеяли двухлетнюю газетную войну с Министерством обороны СССР и руководством ВМФ, по версии издания Маринеско незаслуженно забытый герой, военные придерживались другой точки зрения. Даже дочери Маринеско от разных браков по-разному относились к личности отца: одна считала его негодяем, другая благодарила людей, пытавшихся восстановить доброе имя Александра Ивановича.

За рубежом отношение к личности Маринеско тоже неоднозначно. Лауреат Нобелевской премии по литературе Гюнтер Грасс опубликовал книгу «Траектория краба» - художественное исследование «Атаки века», - где в самых темных красках описал командира советской подлодки. Американский журналист Джон Миллер дважды приезжал в Советский Союз за сведениями о Маринеско, чтобы написать книгу о пьянице и бунтаре, за отчаянную смелость стяжавшего славу «подводного аса».
Поздние военные аттестации Маринеско пестрят выговорами и прочим «служебным несоответствием», но в одной из ранних его морские учителя написали: «Может пренебрегать личными интересами ради службы», и даже, якобы, есть совсем короткая характеристика: «Способен на подвиг».

http://russian7.ru/post/aleksandr-marinesko/full/

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC