BABYLON

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BABYLON » ТЕРРИТОРИЯ СССР » СССР


СССР

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s60.radikal.ru/i170/1201/8d/12beb54b81f6.png

СССР, 20-летие распада. Кто виноват и что делать?
Юрий ПРОКОФЬЕВ

Двадцать лет назад на огромном евразийском пространстве произошла геополитическая катастрофа, во многом изменившая ход всемирно-исторического развития, в одночасье перебросившая миллионы людей в другой мир - мир, разделенный границами новообразованных государств.

25 декабря 1991 года в Кремле было спущено Красное знамя, уступившее место российскому триколору, а Россия потеряла несколько миллионов квадратных километров территории и десятки миллионов сограждан – почти половину населения разделённой на части страны.

В ознаменование этой годовщины по двум каналам Центрального телевидения России недавно были показаны два многосерийных фильма: «СССР. Крушение» и «Крах империи». Я глубоко убежден, что в данном случае исторической правде больше соответствует второе название.

Свернутый текст

Чем был Советский Союз? В территориальном отношении это была та же Российская империя, то же пространство, освоенное духом русского народа, веками возводившего могучее государственное здание от Балтии до Тихого океана, от Северного полюса до гор Памира. Империя, дух которой впитал в себя, наряду с многовековой русской культурой, культуры многих народов, населяющих шестую часть земной суши.

Был ли неизбежен распад Союза Советских Социалистических Республик? Если верить Сванидзе, Млечину и иже с ними, стремящимся доказать, что распад был предопределён, что плановая экономика должна была разрушиться, что межнациональные противоречия были вызваны естественными, а не искусственно созданными причинами, - то да.

Однако факты - упрямая вещь. И, опираясь на них, известные экономисты, историки, политологи утверждают обратное. Да, действительно, необходимы были экономические реформы, обновление политической системы, требовалось умение своевременно отвечать на вызовы эпохи. Однако это не означало необходимости ломать общественно-политический строй, разрушить тысячелетиями формировавшуюся Российскую империю, существовавшую на протяжении большей части ХХ века в геополитической форме Советского Союза.

Вице-президент Российской Академии экономических наук, автор фундаментальной книги «Развитие экономики России за 100 лет» Василий Симчера приводит следующие факты. До начала «перестройки» темпы развития экономики страны составляли 4-5% ежегодно. Горбачевская «перестройка» 1986-1990 гг. снизила прирост валового внутреннего продукта (ВВП) до 2,4% в год. Но даже при таких застойных темпах мы имели бы теперь, через 20 лет, ВВП не 1,6 триллиона долларов, а 4,3 триллиона, что гарантировало бы ежемесячную зарплату в эквиваленте примерно 2 000 долларов на одного работающего. В 80-е годы в стране имелся насыщенный собственными инвестициями и высокими технологиями производственный сектор. И за двадцать лет, даже при условии сохранения 2-процентного роста экономики, Россия по объёму ВВП на душу населения (20-22 тысячи долларов) не мечтала бы догнать Португалию, а сравнялись бы с современной Японией.

Еще раз повторю: экономическая система СССР, безусловно, требовала структурных реформ, использования механизмов рынка в сельском хозяйстве, легкой промышленности, торговле. Внедрение в жизнь достижений научно-технического прогресса также оставляло желать много лучшего. Только надо было не разрушать экономику и политическое устройство, а тогда ещё осуществить модернизацию, вводя неиспользованные резервы, что дало бы ускорение темпов роста до 8-10 процентов ежегодно. Этого не сделали. И если, по расчетам аналитиков ЦРУ США, в середине 80-х годов экономический удельный вес Советской России составлял 15-16% от мирового ВВП, то сейчас он составляет менее 3%.

С изменением общественного строя России были подорваны и нравственные устои народа. Коммунистическая утопия, так или иначе, пусть в ущербном виде, была связана с тысячелетними мечтаниями людей о царстве справедливости и взаимопомощи. С уничтожением Советского Союза эти общественные ожидания были пресечены. Была обозначена лишь одна дорога вперед - вслед за «золотым тельцом».
Однако что сделано, то сделано. И возникают извечные русские вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?».

Кто виноват? Причин много, как много толкований того, почему рухнули 19-миллионная КПСС и великая держава СССР.

Во-первых, рухнули не в одночасье. Сокрушению Советского Союза предшествовала многолетняя подготовка. А если говорить о виновных, то я бы выделил трёх основных коллективных разрушителей.

Первый из них – это политическая и государственная элита Советского Союза, по крайней мере её большая часть. Одни действовали по недомыслию или глупости, другие были сознательными предателями и прекрасно ведали, что творят. Власть была не готова к серьёзным испытаниям. Партийно-государственное руководство своевременно не обновило общественно-политический строй страны. Это подготовило питательную среду для «перестройки» Горбачева. Именно в этот период (1985 - 1991 годы) были произведены действия, разрушившие партию и государство. Назову, на мой взгляд, основные.

Это отмена 6-ой статьи Конституции, лишившая КПСС руководящей роли в обществе и государстве. Так был создан вакуум власти и управления. С образованием летом 1990 года Компартии Российской Федерации был нарушен унитарный характер КПСС, которая превратилась в конфедерацию республиканских коммунистических партий и перестала быть скрепой, на которой в значительной мере держалась советская государственность.

Был принят целый ряд Постановлений Правительства и ЦК КПСС в области экономики, которые нанесли ей существенный, можно сказать, непоправимый вред. Главные из них - постановление «О социалистическом предприятии», позволявшее без должных оснований повышать цены на свою продукцию; «О кооперации», давшее возможность обналичить огромное количество безналичных денег, подтолкнувших инфляцию; «О региональном хозрасчете», побудившее руководство республик к самоизоляции.

Первым и самым серьёзным шагом к крушению Союза стало принятие съездом народных депутатов РСФСР Декларации о государственном суверенитете России. Декларация провозглашала, что законы РСФСР имеют приоритет перед законами СССР. Появление такого документа было прямым следствием борьбы за власть Ельцина и Горбачева.

Можно говорить и о прямой подрывной деятельности целого ряда представителей власти, без чего в плановом хозяйстве невозможно было одновременное закрытие, например, всех табачных фабрик или предприятий по производству моющих средств. Когда в магазинах Москвы и других городов появились пустые полки, на подъездных путях к столице стояли сотни рефрижераторов с мясом, маслом, сыром - их просто не пропускали в Москву.

К августу 1991 года было сделано всё, чтобы, во-первых, ослабить КПСС, во-вторых, подорвать управляемость государства, в-третьих, спровоцировать широкое недовольство в народе резким ухудшением его материального положения. Это было сделано отнюдь не внешними силами, хотя, может быть, и под их давлением. Сделали это сами руководители партии и государства всего за 3-4 года, и именно эти их действия привели к катастрофе. Конечной точкой можно считать так называемый «путч» ГКЧП, в результате которого была запрещена Компартия и изменен общественно-политический строй России.

Если говорить о предательстве верхушки партийно-государственного руководства, то надо назвать имена Горбачева, Яковлева, Шеварднадзе, а также подписантов Беловежских соглашений Ельцина, Кравчука, Шушкевича и их клевретов, готовивших документы - Бурбулиса, Гайдара, Шахрая, Козырева.

И безусловно, нельзя не сказать отдельно о роли Михаила Горбачева - главного могильщика и партии, и государства. Именно он был инициатором и проводником всех дел, направленных на разрушение единства страны, её общественно-политического строя. Именно он на переговорах в Рейкьявике и на Мальте дал обещание президенту США распустить Варшавский договор и СЭВ, позволить Прибалтийским республикам выйти из Союза, не вмешиваться во внутренние дела Молдавии. Он мог предотвратить Беловежские соглашения - КГБ Белоруссии информировал его о предстоящей встрече, выразив готовность «накрыть всю эту компанию». Премьер-министр Белоруссии Кебич признавал: «Тогда были сомнения в правильности действий: де-юре это было предательство, потому что мы предали Конституцию». И далее: «Если бы я был Горбачевым, прислал бы роту «Альфы» и всех нас отправил в «Матросскую тишину». Горбачев сознательно не сделал ничего, чтобы воспрепятствовать Беловежскому сговору, сознательно поставил точку в развале Советского Союза.

Второй участник разрушения Советского Союза - это внешние силы. Запад всегда пугала огромность Российской империи, её природные богатства вызывали зависть. Борясь с Российской империей, затем Советским Союзом, западные державы, и прежде всего англосаксы, неизменно следовали своим интересам, главным из которых (в отношении России) было: раньше – покончить с конкурентом, сейчас – не дать России подняться до уровня конкурента. Делалось это разными способами.[/size]

Первое. Был план Даллеса, был план директора ЦРУ Кейси, принятый на вооружение президентами Рейганом и Бушем-старшим. Учитывая, что экономика СССР в связи с противостоянием в холодной войне была перенапряжена, запустили миф о «звездных войнах», который должен был заставить Союз втянуться в новую гонку вооружений, до предела напрячь свою экономику. И это удалось.

Второе. США оказали давление на нефтедобывающие страны, в первую очередь на Саудовскую Аравию, чтобы резко увеличить мировое производство нефти и сбить цену на стратегически важное для советской экономики сырьё. Доходы от продажи нефти в значительной мере покрывали недостаток собственного производства потребительских товаров в СССР путем их покупки за рубежом. При резком увеличении производства нефти цена за баррель этого сырья упала с 35-40 долларов до 10-11 долларов, то есть практически до себестоимости её добычи в Советском Союзе. Это подрывало экономику, отсутствие средств не позволяло приобретать товары по импорту. Результат – пустые полки в магазинах, дальнейший рост недовольства населения.

Третье. Были скоординированы действия всех ведущих разведок мира для формирования в Советском Союзе пятой колонны на базе различных движений, неправительственных организаций. И такая пятая колонна, в основном из представителей интеллигенции, была сформирована. (О советской интеллигенции метко сказал писатель Сергей Залыгин: «Интеллигенция должна понять, что она сделала, что ещё не успела и что натворила»).

Практически все СМИ при содействии отдела пропаганды ЦК КПСС, которым руководил А. Н. Яковлев, перешли в руки людей, доказывавших необходимость смены экономического и общественно-политического строя. Было порядка 50-ти «говорящих голов», которых продвинули на экраны, страницы газет и которые внушали эту нехитрую мысль. В этом ряду - имена Попова, Шмелева, Лисичкина, Селюнина и других.

Так было сформировано господствующее общественное настроение, отрицательное по отношению к Советской власти.

И наконец, нельзя умолчать о третьем виновнике распада – советском народе. Значительная часть его, особенно в крупных городах, приветствовала происходящие изменения, совершенно не понимая их суть и не догадываясь о последствиях. Не только приветствовала, но и способствовала им. Что касается небольших городов и сельского населения, там в основном царило безразличие.

Люди, измученные борьбой за выживание, не понимали смысл схватки за власть между Горбачевым и Ельциным. Их довели до такого состояния, что им, по словам венгерского экономиста Яноша Карнаи, «было безразлично, какой будет общественный строй в стране, важна была возможность запастись колбасой». Приветствуя изменения, люди полагали, что капитализм – это когда в магазинах будет всё, а государство будет заботиться о них так же, как при социализме. И глубоко ошиблись. Советская система обеспечивала исключительно высокий уровень социальной защиты и социального оптимизма, чего подавляющему большинству граждан новой России уже давно недостаёт.

Таким образом, основными виновниками распада СССР являются:

– советская партийно-государственная элита, не сумевшая ответить на вызовы времени и частично вставшая на путь предательства;

– зарубежные силы, и в первую очередь США, целенаправленно разрушавшие Советский Союз, исходя из своих политических и экономических интересов;

– народ, в том числе творческая интеллигенция, которые не поняли, чем обернётся смена общественно-политического строя, и не встали на защиту раздираемой на части страны.

И второй извечный русский вопрос. Что делать? Возврата к прошлому нет. Нельзя войти дважды в одну и ту же реку. Однако и существовать в таком виде Россия не сможет. Сохранить и обустроить такую огромную территорию (девять часовых поясов), обеспечить её развитие силами населения в 140 миллионов человек практически невозможно. Требуется 200-250 миллионов человек. При нынешней, даже улучшающейся демографии для России такая цифра в текущем столетии не достижима.

Остается один выход – объединение усилий хотя бы какой-то части бывших республик СССР, ныне новых независимых государств.

И свет в конце тоннеля, кажется, наметился. Это Таможенный союз России, Казахстана и Белоруссии, Общее экономическое пространство, к которому, я уверен, присоединится ещё ряд государств, и как итог – Евразийский Союз. Пусть для начала не на всей, но всё же на значительной части территории исторической России - Советского Союза/Российской империи.

Юрий Анатольевич ПРОКОФЬЕВ - в 1989-91 годах Первый секретарь Московского горкома КПСС, член Политбюро ЦК КПСС.

http://www.fondsk.ru/news/2011/12/25/ss … delat.html
http://s015.radikal.ru/i330/1201/ef/a046b5c1643a.jpg

0

2

Николай Рыжков — об «отцах перестройки», золоте партии и предательстве

«Горбачева не страна интересовала, а то, как он выглядит на ее фоне»

http://s017.radikal.ru/i440/1409/22/67792541e539.jpg

Фото: ИТАР-ТАСС

28 сентября исполняется 85 лет одному из старейших политиков России — бывшему председателю Совета министров СССР, а ныне члену Совета Федерации от Белгородской области Николаю Ивановичу Рыжкову. Накануне юбилея легенда советской и российской политики рассказал «Известиям», за что его пытались судить четыре раза, почему права на перестройку не у Горбачева, а у Андропова и к чему приводит сухой закон.

— Николай Иванович, правда, что в большую политику вас привел Юрий Андропов?

— Если большая политика начинается с должности секретаря ЦК КПСС, то правда.

— А как это происходит? Как приводят в большую политику?

— В моем случае это произошло абсолютно неожиданно. Андропов стал генеральным секретарем 12 ноября 1982 года, а уже 22 ноября на пленуме ЦК меня избрали секретарем по экономике.

За пару дней до пленума Андропов пригласил меня на беседу. Целый час расспрашивал, как идет работа в Госплане (я был первым заместителем председателя Госплана СССР), какие плюсы и минусы есть в экономике, какие есть идеи по совершенствованию работы.

Думал, проверяет какие-то положения своего доклада на пленуме. А в конце разговора Андропов вдруг: «Принято решение о создании отдела экономики в ЦК партии. Не отраслевого отдела промышленности, сельского хозяйства, торговли и так далее, а отдела, который занимался бы всей экономикой страны. Мы, говорит, посоветовались и предлагаем вам возглавить этот отдел, но в ранге секретаря ЦК».

— И как вы отреагировали?

— Опешил. Сказал, что вся моя жизнь была связана с производством и я никогда не занимал освобожденных комсомольских или партийных должностей. А он ответил, что не хуже меня знает мой трудовой путь и что на этой должности нужен именно такой человек, в том числе и с опытом работы в Госплане.

Свернутый текст

— Что за человек был Андропов?

— Он не экономист был, но быстро схватывал основы экономики. В глубину не лез никогда, а вот в крупном плане всё прекрасно понимал.

— То есть он у вас учился?..

— Не упрощайте. Андропов очень хорошо чувствовал ситуацию, и у него было четкое представление о направлении движения страны. Помню один случай. Вызывает он меня и спрашивает, что я знаю о концессиях. Ответил, что знаю только то, что в 1920-х годах концессии были в нашей стране. А он: «Вы поинтересуйтесь».

Поручил своим найти всё о концессиях. Нашли всего одну-единственную работу в Ленинской библиотеке. Когда я принес Юрию Владимировичу эту работу, он мельком полистал ее и спрашивает: «Ну, как?» Ответил, что интересно и что это может в дальнейшем нам пригодиться. А он: «Я тоже думаю, что это пригодится».

Андропов не зря меня гонял вот по этим вопросам. Сегодня я твердо убежден, что он был знаком с основами китайского варианта реформ, которые Дэн Сяопин начал проводить в 1979 году. Все вопросы, все высказывания Андропова крутились вокруг этого. К сожалению, Бог не дал ему много лет жизни.

— Тем не менее он успел запустить перестройку...

— Я не люблю термин «перестройка», это ваш брат, журналист, придумал. Мне больше по духу термин «реформы».

— Хорошо, реформы. Как всё начиналось?

— Перед самым Новым годом, через месяц после своего назначения, Андропов пригласил Горбачева, Долгих и меня к себе. Сказал, что очень много говорят о необходимости реформ. В экономике накопились принципиальные проблемы. Необходимо на государственном уровне разработать концепцию реформ и программу их проведения в жизнь. И поручил нам заняться этим вопросом.

— Получается, что вы втроем авторы, простите, все-таки перестройки. Не обидно, что лавры достались одному Горбачеву?..

— Я на лавры автора перестройки не претендую. Вы, может быть, помните, что меня называли «бревном на пути перестройки». Я никогда не играл в игрушки. Я занимался разработкой концепции рыночного реформирования страны, которая была рассчитана на срок не менее 8 лет. Почему Горбачев решил сломать политический хребет страны вместо проведения экономических реформ, это вопрос не ко мне.

— Почему не к вам? Вы были с ним в одной команде...

— В общей сложности вместе мы были 7 лет. С 1983 по 1990 год, когда я ушел в отставку. Но единомышленниками мы были только до 1987 года, когда Горбачев впервые заявил о необходимости полностью отменить планирование.

— Горбачев предлагал шоковую терапию в 1987 году, за 5 лет до того, как ее ввел Ельцин с Гайдаром?

— Предложение это за рамки ближнего круга не вышло, поэтому и не получило широкой огласки. Дело было на «Волынской даче». Горбачев с Яковлевым и Медведевым готовились к очередному пленуму. Позвали меня и озвучили идею — «рынок сам всё отрегулирует». Я встал на дыбы. Стал доказывать, что невозможно ввести одномоментно рыночную систему в стране, где всего два банка — Центробанк и Промстройбанк. Что создавать рынок надо постепенно, адаптируя законодательство, прежде всего налоговое. Ценовую политику выстраивать.

Яковлеву с Медведевым аргументов не хватало, и тогда они стали меня демонстративно госплановцем называть.

— А вы?

— Ответил, что горжусь работой в Госплане, который позволил мне увидеть всю страну с ее проблематикой. А вот вы пытаетесь других учить, хотя ни одного гвоздя не забили. Даже книг-то своих не читали, которые постоянно издаете. Они аж побагровели.

Повернулся к Горбачеву и сказал, что если будет принято это предложение, я уйду в отставку. Горбачев отступил, но с этого момента системной работы уже не было.

— То есть лавры Горбачева как зачинщика перемен в стране заслуженные?

— Мы говорили об авторстве перестройки. Если же речь о переменах, то зачинателем надо считать все-таки Андропова. Известный доклад Горбачева на апрельском пленуме ЦК партии, когда прозвучали тезисы о необходимости реформ в стране, не был озарением нового генсека. Доклад этот целиком и полностью состоял из положений той концепции, которую мы разрабатывали начиная с 1983 года.

Говорю это, потому что помогал Горбачеву готовить тот доклад. Мы разложили бумаги по всему полу у него в кабинете. Ходили и отмечали, что из концепции нужно обязательно взять для доклада, а стенографистка записывала за нами.

Уверен, что слава, которая обрушилась на Горбачева после доклада, стала причиной последующих событий. Горбачев просто потерял чувство реальности. Решил, что он мессия. Его не страна интересовала, а то, как он выглядит на ее фоне.

Кстати, процентов 70–80 положений из той концепции, которую мы разрабатывали по заданию Андропова, на сегодняшний день реализовано.

— Почему Андропов остановил свой выбор на Горбачеве как на преемнике?

Свернутый текст

— Ошибся. Проповедник из Горбачева был бы хороший или преподаватель марксизма-ленинизма, а власть ему противопоказана...

О Ельцине и трезвости

— Считается, что антиалкогольная кампания была одним из первых ударов по бюджету страны. Это так?

— Общие бюджетные потери от антиалкогольной кампании, если мне память не изменяет, составили около 62 млрд рублей.

— Кто был инициатором?

— Лигачев с Соломенцевым. Окончательно решение принималось на политбюро. Но прежде чем выносить вопрос на него, его всегда заслушивали на секретариате. Обычно секретариат вел второй человек в партии, а на этот раз Горбачев сам пришел.

Выяснилось, что речь идет не о борьбе с пьянством, а практически о сухом законе. Очень многие выступили против. Говорили о последствиях сухого закона в Америке и Скандинавии. Я сказал о том, что самогон люди варить начнут, вырастет потребление сахара, придется талоны вводить.

Однако Горбачев продавил решение и на секретариате, и на заседании политбюро. Ну а дальше пошло-поехало.

— Талоны пришлось вводить?

— Если бы. Народ травиться начал. Клей нюхали, ваксу сапожную на хлеб мазали, счищали и ели потом. Одеколон пили. В аптеках все настойки на спирту скупили. Лак для волос в пиво брызгали. В ход шло всё, что горит.

Зоны трезвенников начали создавать. Знаете, кто инициатором был? Ельцин Борис Николаевич. Он тогда 1-м секретарем Московского горкома был.

Я несколько раз говорил Горбачеву, что нас проклинают люди в очередях, просил поставить вопрос на политбюро. Не ставил.

Тогда я, используя данные министров здравоохранения и торговли, написал письмо Горбачеву с официальным требованием рассмотреть вопрос на политбюро. Он вынужден был вынести вопрос на заседание.

— Что значит — вынужден?

— Такие порядки в государстве были. Если член ЦК пишет официальный запрос, генеральный секретарь обязан его поставить на голосование. Он поставил вопрос в самый конец, когда люди уже устали и не склонны к дискуссиям.

Я вышел на трибуну, рассказал о том, что народ травится, а потом добавил. Вот сидят против меня два человека — Соломенцев и Лигачев. Они замордовали министров. В бюджете потери, мы их не можем компенсировать. В мою поддержку выступили Слюньков, Зайков и Никонов. Соломенцев обвинил меня, что я думаю только о бюджете, а за здоровье людей не переживаю.

Тут я не выдержал: «Михаил Сергеевич, такое ощущение, что я один алкоголик здесь. Остальные трезвенники. Вот Соломенцев меня обвиняет, что я поборник выпивки, так он лично и свою, и мою цистерну давно выпил».

Понимая, что дело до кулаков дойдет, Горбачев остановил совещание и объявил, что с сегодняшнего дня все вопросы производства и продажи алкоголя возлагаются на Совет министров. Так и закончилась антиалкогольная кампания...

О Чернобыле, Спитаке и золоте партии

— В Чернобыле была первая крупная авария на атомной станции. Почему людей не сразу вывезли из зоны поражения? 

— Почему не сразу? Из Припяти, где АЭС располагалась, всех жителей, а это 50 тыс., в течение суток эвакуировали. Одни собаки там остались.

— Но зона поражения гораздо шире была...

— Конечно. Но зона эта не была определена. Радиационные замеры делались с вертолетов. Пять ведомств этим параллельно занимались, а мы сравнивали их данные и на карту наносили. И только когда определили зону поражения, стали централизованно эвакуировать жителей.

А как принимать решения без данных? Панику посеять? Люди разъехались бы со своим имуществом, а потом вылавливай эту радиацию по всей стране. Поверьте, всё делалось для скорейшего решения вопросов. Комиссия правительственная, которую я возглавлял, заседала в постоянном режиме. Я лично летал на место аварии.

— Вы единственный, кто носит звание Героя Армении, не будучи этническим армянином. Это за Спитак?           

Свернутый текст

— Да. Я возглавлял спасательные работы. Два месяца там провел. 7 декабря произошло землетрясение, и в тот же день ночью я вылетел в Ереван.

— Не сразу?

— А я туда не туристом собирался. До 11 вечера я задания раздавал. Председателю профсоюзов, чтобы он все санатории на юге освободил для потерпевших. Госрезерву, чтобы из запасов своих отправлял в Армению палатки, одеяла, буржуйки, консервы. С руководством Минобороны и МВД переговорил. Медиков во главе с министром Чазовым отправил самолетом оперативно.

Утром 8-го я уже в Ленинакане, ныне Гюмри, был. Страшная картина. Смотреть больно было на всё. 25 тыс. погибших, 16 тыс. из завалов вытащили, более 100 тыс. искалеченных людей.

Мы ориентировались на китайское, мексиканское и ташкентское землетрясения. Понимали, что только первую неделю можно живых людей из завалов доставать. Поэтому все силы были брошены на это. До Нового года завалы разбирали. Но начиная с шестого дня после землетрясения доставали уже только мертвых.

Знаете, какой самый большой дефицит был, кроме колбасы, хлеба и теплой одежды? Гробы. Мы все мебельные комбинаты остановили в республике, делали одни гробы. Самолетами, вертолетами и машинами доставляли их в зону. Вдоль дороги штабеля из гробов стояли. Идет человек, ему надо ребенка похоронить, он, значит, маленький гроб на плечо — и дальше пошел.

— Два месяца глава Совета министров провел в Армении. Других дел не было?

— Какие другие дела? Я же там не завалы разгребал собственноручно. Моя задача была все республики мобилизовать.

Завалы разгрести — это не главная задача была. Надо было новые города спроектировать и построить для людей. 100 тыс. строителей со всех республик приехали в Армению. Материалы везли отовсюду. Аэропорт перегружен. 10 минут на разгрузку самолету отводилось. Через 10 минут он должен был освободить полосу.

Кто мог это сделать? Только глава правительства страны.

— А Горбачев?

— И Горбачев прилетал с Раисой Максимовной. Он мне из Америки позвонил: «Николай Иванович, ты мне скажи, что там, а то у меня еще два визита — на Кубу и в Англию». Я говорю — Михаил Сергеевич, какие визиты. Тут катастрофа страшная.

Через какое-то время мне начальник охраны звонит и спрашивает, сядет ли в Армении тяжелый самолет. Говорю — сядет. А вы что, бомбу везете? Нет, говорит, машины, правительственные «ЗиЛы», чтобы ездить. Я говорю — вы там с ума, что ли посходили? Какие «ЗиЛы»? У меня здесь красный автобус, вот на нем и будете ездить.

Горбачев и Раиса Максимовна сильно были потрясены происшедшим в Спитаке и Гюмри. Я это по глазам их видел. Я же их знал хорошо. Но на обратном пути, когда мы ехали уже по Еревану, Горбачев всё равно не удержался.

На одном из перекрестков человек 200 собралось. Он и говорит, что надо с народом пообщаться. Я ему — Михаил Сергеевич, не надо. Вы наговорились уже, здесь разрушений нет. Чего говорить? А он: «Нет, Николай, надо пообщаться».

Остановились, открыли дверь. Горбачев вышел к людям, а я на ступеньке автобуса остался. Как чувствовал. Он только заговорил про землетрясение, а толпа на него как поперла с кулаками. Крики только о Карабахе.

Я начальнику охраны тихо так — тащи его в автобус скорее. Охранник его за рукав, значит, — и внутрь. Он же как поступал? Как только конфликт возникал, каждому обещал дать то, что тот просил. Так и с Карабахом. В Баку Лигачева отправлял, а в Ереван — Яковлева. И каждый из них свое людям обещал...

— Помните, после развала СССР очень много всевозможных судов было над Компартией.

— Помню. Сам в них принимал участие неоднократно.

— Неоднократно. Это сколько?

— По четырем делам меня допрашивали. По событиям в Баку, по золоту партии уголовное дело было, по Чернобылю и конституционный процесс над Компартией. Так что я рецидивист со стажем.

— А куда золото партии дели?

— Не было никакого золота партии. Если и было, то об этом надо генерального секретаря ЦК КПСС спрашивать. У партии свой бюджет был, отдельно от государственного. Складывался он из взносов членов партии и издания многочисленной литературы. На эти деньги они содержали свои дома отдыха и политпросвещения.

Я как глава правительства к партийному бюджету никакого отношения не имел. А что касается госбюджета, то его утверждал Верховный Совет, после чего бюджет становился законом, обязательным к исполнению правительством.

Так я всё следователю и изложил. Но он упрямый попался. Или ему задача была поставлена. Стал про валютные расходы спрашивать. А валютные расходы отдельной статьей шли как закрытое приложение. Оно тоже утверждалось Верховным Советом.

Тогда следователь достает подписанное мной распоряжение о выделении, по-моему, $2 млн для КГБ. А вот это в законе было, спрашивает. Нет, говорю, не было, это непредвиденные расходы. Следователь: «Куда выделили? Какие основания?»

Говорю ему, пишите: «Деньги были выделены на вице-президента Российской Федерации». Следователь удивленно: «Не было тогда никакого вице-президента». Ответил, что вице-президента не было, а Руцкой был. Его два раза в Афганистане сбивали, и он попадал в плен. Думаете, моджахеды его просто так отпускали?

— А в Баку вы что натворили?

— Как только начались первые преступления на этнической почве, я поставил вопрос на Президиуме Верховного Совета СССР о введении чрезвычайного положения в Баку. Председатель Президиума ВС Азербайджана Кафарова выступила резко против, заявив, что Рыжков нагнетает. В итоге ЧП ввели в Нагорном Карабахе.

В Баку ситуация продолжала накаляться, пошли погромы. Людей из окон выкидывали, сжигали вместе с вещами в контейнерах. Аэропорт и железная дорога заблокированы, людям бежать некуда. Я тогда команду отдал организовать паромную эвакуацию через Каспий в Красноводск. Около 300 тыс. человек вывезли.

Но следователя не жизнь людей интересовала, а кто отдал приказ о вводе войск.

— Кто?

— Решение принималось совместно в кабинете у Горбачева. Присутствовали Лукьянов, Язов, Крючков, Бакатин и я. Язов попросил приказ. Горбачев поручил Медведеву подготовить текст о вводе войск и до полуночи опубликовать его в СМИ.

Медведев с текстом затянул и опубликовал его только утром, а войска пошли сразу после совещания. Медведев или саботировал распоряжение, в чем я сомневаюсь. Или это был продуманный шаг, чтобы посмотреть, как будет ситуация складываться.

В 23 часа мне звонил 1-й секретарь ЦК Азербайджана Везиров и истошно просил остановить армию. Ночью звонил Язов, который тоже не мог до Горбачева достучаться. Сказал, что по войскам стреляют. Есть погибшие среди солдат. Спрашивал, что делать. Ответил, чтобы на огонь отвечали огнем.

Свернутый текст

За ночь Горбачев звонил мне три раза. Я докладывал ему о ситуации, в том числе про обстрелы и о погибших. Он в ответ только: «Ну, делай, делай».

— То есть вы на свой страх и риск всю ночь руководили войсковой операцией, не имея документального приказа на ее проведение?

— Я не политикой занимался, я задачу решал.

— А в Чернобыле в чем состав преступления?

— С Чернобылем довольно быстро разобрались и дело закрыли. Кульминация была во время конституционного процесса над Компартией. Был такой, если помните.

Горбачев отказался на него идти, а мне стесняться в этой жизни нечего. Обвинителями там были Котенков, адвокат Макаров, сегодня он депутат Госдумы, Бурбулис и Шахрай, по-моему.

Я пришел, хотя еще от инфаркта не окреп. Они меня 7 часов на трибуне держали. Отвечал на вопросы. У них тома дел с закладками, а я без единой бумажки. В итоге меня Котенков вывел, он полковником тогда был. Задает и задает вопросы. Про деревни — где и сколько радиации было? И почему где-то не выселили людей?

Я ему несколько раз сказал — господин Котенков, вы понимаете, что я был председателем Совета министров и лично не бегал со счетчиком Гейгера по зоне поражения? А он продолжает. Тогда я говорю:

«Уважаемые судьи, вот сидит полковник Котенков, он мне задает вопросы. У меня тоже есть к нему вопрос. Почему господин Котенков во время чернобыльской трагедии находился на Дальнем Востоке? Почему он добровольцем не попросился в Чернобыль? Я был там, я терял здоровье, он сидел на Дальнем Востоке, и теперь он обвинитель».

Рядом с Котенковым Макаров сидел, он тогда очень полный был. Поворачивается ко мне: «Николай Иванович, вы перенесли заболевание. Вам не надо бы волноваться». Я говорю: «Вот спасибо за заботу, я тут уже 7 часов стою, вы мне даже присесть не предложили. Да, я перенес инфаркт, но если 7 часов простоял, значит, я еще на что-то способен. А вот вам, товарищ Макаров, с вашей комплекцией надо о здоровье серьезно задуматься».

Зал грохнул, и на этом судилище закончилось..

.

Об отставке и власти

— Что чувствует человек, когда уходит в отставку с такого высокого поста?

— Никому не верьте, что уход из власти проходит бесследно. Как окурок затушил, бросил его и пошел дальше. Не верьте. Когда ты мыслишь горизонтами страны, а потом вдруг мир сжимается до объемов квартиры, это очень тяжело.       

Я Горбачеву в начале декабря 1990 года сказал, что уйду в отставку сразу после съезда. Он спросил, почему. Ответил, что не хочу быть соучастником развала страны.

— И как Горбачев отнесся к вашему решению?

— Обрадовался. Я собирался сразу после Нового года уходить, а 25 декабря я в больницу с инфарктом загремел.

Когда я уже стал подниматься, Горбачев приехал ко мне в больницу. Я хорошо помню его глаза, когда он зашел, у него страх в глазах был. Потому что я совсем изменился в это время.

Я сразу понял, зачем он приехал, а он, по своему обыкновению, начал кругами ходить. Я говорю: «Михаил Сергеевич, что нам крутить и вертеть здесь. Я вам сказал в начале декабря, что ухожу?» — «Да, говорил». — «Повторяю сегодня, что я работать не буду. Всё». — «Ну, хорошо», — вздохнул он.

Спросил, есть ли у меня какая-нибудь просьба. Попросил его не освобождать меня до того, как выйду из больницы, чтобы проводили по-человечески. И попросил работу какую-нибудь общественную, чтобы без дела не сидеть. Он тут же пообещал: «Николай, это всё будет сделано».

— Сделал?

— На следующий день медсестра сообщила мне, что по радио передали о моей отставке. А вместо работы я 3 года читал книжки, не вставая с кресла. Читал и читал. Никому не верьте, что он легко в отставку ушел...

— Вы в Совете Федерации представляете Белгородскую область. С чего началось возвращение в политику?

— С храма. Всё началось со строительства храма в Белгородской области, в Прохоровке, к юбилею победы в танковом сражении на Курской дуге.

— Вы верующий?

— Религиозные деятели говорят о Боге, а ученые — о космосе. Я думаю, космос и Бог — это одно и то же. Я верующий человек, правда, в церковь я не часто хожу.

— Вас часто предавали?

— Было. Кто больше всего клялся в преданности, тот и предавал. А те, которых ругал, они до сих пор со мной в очень хороших отношениях.

— Вы прощаете предателей?

— Нет. Жизнь прощает...

http://izvestia.ru/news/575877

0

3

Голодомор
~

Урожай 1932 года и голод 1933 год

Западные и даже советские публикации характеризуют голод 1933 года в Советском Союзе как «дело рук человеческих» и даже как «искусственно вызванный». О сталинском руководстве говорится следующее — оно, дескать, ввело жесткие квоты хлебозаготовок в Украине и регионах, в которых жили кубанские казаки и поволжские немцы, для того, чтобы подавить националистические настроения и сопротивление крестьян коллективизации.

Сторонники такой интерпретации событий, опираясь на данные официальной советской статистики, утверждают, что урожай зерна 1932 года (особенно в УССР) не был аномально низким и позволял накормить все население. Так, например, Роберт Конквест ссылается на некое советское исследование засухи, чтобы показать, что условия 1932 года были гораздо лучше, чем в 1936 («не голодном») году. Джеймс Мейс, основной руководитель расследования обстоятельств голода в Украине, проведенного конгрессом США, приводит цитаты из «постсталинской» статистики, доказывая, что этот урожай был выше, чем в 1931 или 1934 году. Он ссылается на работы советских историков, в которых 1931 год представлен более тяжелым, чем 1932-й по причине засухи. Исходя из этого, он и заявляет, что урожай 1932 года не мог стать причиной массового голода.1

1932

В качестве доказательств используются и рассказы тех, кто пережил голод. Например, в ходе слушаний, стенограммы которых опубликованы вместе с докладом конгресса, некий свидетель утверждает, что урожайность (очевидно, в его колхозе) достигала 37 центнеров с гектара, что в 2,5 раза превышает показатели средней урожайности зерновых в СССР в начале 80-х. В примечании к этому заявлению говорится: «ни один из украинских свидетелей не отзывался об урожае 1932 года как о плохом для региона своего проживания».2 В более ранних воспоминаниях, например в книге «Черные дела Кремля», звучат те же заявления. Даже Сталин в январе 1933 года говорил, что «валовой урожай зерновых в 1932 году был выше, чем в 1931», что не вызывало сомнений.3 Конквест, Мейс и другие авторы ищут главную причину голода во враждебности советского руководства и чиновников по отношению к крестьянству и определенным нациям, считая голод официально организованным геноцидом, направленным против украинцев и представителей других групп и осуществленным с помощью системы квот на хлебозаготовки.4 В упомянутой версии причин голода игнорируются несоответствия между официальными статистическими данными по урожаю зерновых в начале 30-х годов и свидетельствами, подтверждающими факт голода, а также данными из других источников, указывающих на ненадежность упомянутых статистических данных. Новые данные из советских архивов показывают, что урожай 1932 года был намного ниже, чем принято считать, что призывает нас к пересмотру теории геноцида. Плохой урожай 1932 года дополнительно усугубил ситуацию с сильным дефицитом продовольствия, широко распространенным в Советском Союзе, по крайней мере с 1931 года, и, несмотря на резкое снижение объемов экспорта зерна, привел к тому, что в 1933 году голод стал вполне вероятен (возможно, и неизбежен).Официальная статистика 1932 года не дает оснований безоговорочно принять на веру теорию геноцида (см. Таблицу 1).
Данные по сбору зерновых в 1930—1932 гг., которые конгресс называет полученными в период «после Сталина», на самом деле представляют собой оценочные цифры, озвученные в 30-е годы. Сталин даже цитировал их на XVII съезде партии в 1934 году.6 Большинство советских и западных ученых либо приняли эти цифры в качестве достоверной отправной точки, либо сочли их незначительно заниженными, поскольку они явно были получены до введения в 1933 году системы подсчета урожайности на корню в определении объемов урожая и заготовок зерна.7 Эта система подсчета урожайности на корню завышала данные реальных урожаев на 20% и более.8 Тем не менее статистика сельского хозяйства по 1930—1932 гг., как и по 20-м годам, также оспаривалась и пересматривалась в результате политического давления.9 Данные по урожаю 1932 года отличаются особой неточностью.

План хлебозаготовок на 1932 год и объем реально собранного зерна также оказались меньше, чем в любом году того десятилетия. ЦК снизил план хлебозаготовок постановлением от 6 мая 1932 года, что позволило колхозам и крестьянам реализовывать зерно по свободным рыночным ценам. Ради стимулирования роста объемов производства зерна этот декрет уменьшил план хлебозаготовок для колхозов и единоличников с 22,4 миллиона тонн (квота 1931 года) до 18,1 миллиона тонн. В качестве частичной компенсации государство увеличило план для совхозов с 1,7 миллиона тонн до 2,5 миллиона тонн, и общий план хлебозаготовок составил 20,6 миллиона тонн. Поскольку предварительный план, составленный наркоматом торговли в декабре 1931 года, устанавливал план хлебозаготовок в объеме 29,5 миллиона тонн, то постановление от 6 мая реально понизило план на 30%. Последующими постановлениями также были снижены планы по заготовкам другой сельхозпродукции.10

Таблица 1. Официальные статистические данные по производству и заготовкам зерна в Советском Союзе и Украине (1930—1934)

http://s019.radikal.ru/i621/1412/31/b1bb7befbc0a.jpg

* — в миллионах гектаров; 1 — в миллионах метрических тонн; 2 — в центнерах на гектар, Источники: Сельское хозяйство СССР / Ежегодник 1935, М., 1936, с. 215, 243—249, 269. И. Е. Зеленин, Основные показатели сельскохозяйственного производства в 1928—1935 / Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы 1965 год, М., 1970, с. 473. С. В. Кульчицький, До оцінки становища в сільскому господарстві УСРР, № 3, 1988, с. 24,26. Всеволод Голубничий, Причини голоду 1932—1933 рр., Мета № 2, 1979, с. 22—25.

1932

Эти решения ознаменовали серьезный отход от политики прошлых лет, сфокусированной на попытке лишить советскую экономику рыночных сил. После майского постановления 1932 года советское руководство с оптимизмом считало, что торговля, осуществляемая колхозами и единоличниками, станет не менее важной в вопросе поставок продовольствия, чем заготовка зерна. Местные чиновники и иностранные обозреватели даже посчитали это постановление как указ о новом нэпе.11 Тем не менее сторонники теории геноцида преуменьшали или ложно трактовали суть этого постановления. Так, например, Мейс считает его «в целом для отвода глаз» и игнорирует не только снижение планов по хлебозаготовкам, но даже и факт невыполнения уменьшенного плана. Конквест вообще забывает упомянуть о том, что план хлебозаготовок был понижен благодаря этому постановлению, и утверждает, к уменьшению украинской квоты в плане хлебозаготовок привели обращения украинских чиновников на 3-й всеукраинской партийной конференции в июле 1932 года. На самом деле эта конференция лишь утвердила квоту, установленную постановлением от 6 мая.12

В ходе хлебозаготовочной кампании 1932 года социалистический и индивидуальный сектор суммарно сдали 18,5 миллиона тонн зерна, примерно на 10% меньше плана. Если даже учитывать объемы местных заготовок и свободной продажи зерна, оцененные приблизительно в 920 000 — 1 460 000 тонн, общий объем продажи зерна все равно не достиг уровня, установленного в плане заготовок.13 Когда стало понятно, что невыполнение плана по большей части зарегистрировано в главных зерновых регионах, особенно в Украине и на Северном Кавказе, квоты этих регионов вновь были сокращены. В ноябре 1932 года чрезвычайная комиссия, отправленная на Северный Кавказ, уменьшила здесь объем заготовок со 136 до 97 миллионов пудов. Такая же комиссия, работавшая в это же время в Харькове, понизила план заготовок зерна в Украине. По данным одного из советских украинских исследователей, общий объем снижения (очевидно, с учетом положений постановления от 6 мая) составил 2,26 миллиона тонн, а эта цифра подтверждает, что чрезвычайная комиссия уменьшила план гораздо существеннее, чем предусматривалось в постановлении от 6 мая.14 Закупленное ранее зерно и прочая сельскохозяйственная продукция была возвращена в село в виде плановых поставок продовольствия, семян, фуража и кредитов. В 1932 году в сельский сектор было возвращено около 5,76 миллиона тонн закупленного зерна — больше, чем в 1930 или 1931 году.

15

Снижения плана по хлебозаготовкам на 1932 году и возврат закупленного зерна в село — эти факты никак не соответствуют широко распространенному дефициту продовольствия и голоду. После хлебозаготовок 1932 года у крестьян должно было остаться гораздо больше зерна, чем в 1931, 1933 или 1934 году (см. Таблицу 2). Тем не менее ученые, сторонники теории геноцида, говорят об отсутствии голода в 1933 или 1934 годах. Так, Мейс даже называет 1934 год самым урожайным. В детализированных официальных данных по урожаям в Украине просматривается такое же несоответствие. После закупки 4,7 миллионов тонн из 14,6 миллионов тонн урожая 1932 года у крестьян должно было бы остаться почти 10 миллионов тонн зерна или почти столько же, сколько оставалось у них после хлебозаготовок 1931 года.

Таблица 2. Объем продажи зерна и объем зерна на руках у населения (в миллионах тонн)
http://s019.radikal.ru/i634/1412/52/ffd21b2d1782.jpg

* — общие объемы продаж включают закупки на местах (децентрализованные), а также продажу зернами колхозами и единоличниками. Источник: Данные по зерну, возвращенному в деревню в 1931—1932, см. в Барсов, Баланс стоимостных обменов между городом и деревней, М., 1969, с.103. Оценочные данные по общему объему продаж рассчитаны по данным John T. Whitman, The Kolkhoz Market, Soviet Studies № 7, April 1956, p. 390, Table 2. Возвращено сельскому хозяйству в 1933 — Мошков, Зерновая проблема, с. 131. Возврат 1934 года — постановление ЦК от 26 декабря 1934 года «О семенной помощи колхозам» (Справочник партийного работника, вып. 9, с. 212). Обе последние цифры включают только государственную помощь семенами и продовольствием, а потому занижены. Соответственно объем чистых продаж должен быть больше, а объем остатка у населения — меньше.

Если бы названные цифры были верными, сельское население Украины (а это 22 миллиона по состоянию на 1931—1932 год) получило бы от 450 до 500 кг зерна на каждого человека после выполнения плана заготовок. А такого количества было бы более чем достаточно, чтобы избежать голода в большинстве регионов даже в условиях плохо организованного снабжения.16 Тем не менее голод, вне всякого сомнения, распространился повсеместно.
17

1932

Таким образом, возникают два вопроса. Первый — почему же в 1932 году пониженные планы хлебозаготовок не были выполнены? Второй — почему же катастрофический голод возник после заготовительной кампании 1932 года, но не в тот же период в 1931, 1933, или 1934 году? Голод действительно выкосил часть населения, но даже если он стал причиной гибели 8—10 миллионов человек (а сегодня столь высокие оценки выглядят голословными заявлениями), уменьшение численности сельского населения четко отражало уменьшение количества зерна, остававшегося на руках у населения после заготовительных кампаний 1933—1934 годов. По данным официальной статистики, в 1933 и 1934 году на душу населения приходилось столько же зерна, сколько и в 1932 году.Все эти расчеты позволяют говорить о неточности официальных данных по урожаю 1932 года. Другие исследователи обратили внимание на упомянутые несоответствия. Наум Ясный полагал, что официальные данные по урожаю 1931 и 1932 года демонстрировали небольшой спад, «никак не соответствующий катастрофической ситуации с продовольствием» и падением численности поголовья домашнего скота. Он предлагал уменьшить официальные цифры на 5—10%. Тем не менее, по его оценкам в то время погибла только малая часть урожая. Недавно Дэниэл Броуэр указал на то, что по данным официальной статистики, урожай 1932 года был выше, а объем заготовок зерна — ниже, чем в 1931 году, что означало — «той зимой в сельской местности должно было быть больше хлеба. В то же время эмпирические данные абсолютно четко демонстрируют жуткий дефицит продовольствия в эти месяцы, а истинные причины голода еще только предстоит раскрыть». Марк Тольц подверг сомнению официальные данные по урожаю 1932 года в свете острого дефицита зерна и голода, поразившего южную часть Советского Союза в 1932 году. Официальные данные бессмысленны, пишет он, поскольку они превышают показатели урожаев 1931 и 1934 года, а ведь урожай 1934 года позволил отменить в городах продовольственные карточки. Аналогичные размышления привели С. Г. Уиткрофта, Р. У. Дэвиса и Дж. М. Купера к условному выводу о том, что «спад в производстве зерна в 1931 и 1932, а также восстановление производства в 1933 и 1934 году оказались намного существеннее, чем указывается в других источниках — как западных, так и советских». Урожай 1932 года они оценили в 55,7—61,1 миллион тонн.18

Имеющаяся в нашем распоряжении информация о методах подготовки прогнозов на урожай, используемых до 1933 года, позволят предположить, что в качестве официальных данных применялись оценки, сделанные до сбора урожая, возможно, даже оценки урожайности на корню. Практика применения подобных методик закрепилась во времена военного коммунизма: еще в 1918 году комитеты бедноты, организованные в сельской местности, оценивали объем будущего урожая «на глазок» на полях еще до уборки, а на основе этих данных определялись объемы продовольственной разверстки. Данные об урожае 20-х годов основывались на докладах сельских корреспондентов, проверяемых частично «контрольной жатвой и молотьбой». В 30-е годы на смену этой системе пришла методика сбора данных от местных чиновников и отчетов колхозов и совхозов, дополненных полномочными представителями статистических управлений и проверенными «местными экспертными комиссиями с использованием данных масштабной выборки по жатве и обмолоту». Эти выборки казались столь же подозрительными, что и более поздняя методика определения урожайности на корню. И в самом деле, по словам Аркадия Кагана, контроль точности оценки урожайности, проведенный местными чиновниками, осуществлялся с использованием «метровки» — метода, применяемого с 1933 года для определения урожайности на корню. В порядке эксперимента это осуществлялось с 1930 года, а с 1932 — проводилось регулярно. Каган не ссылается на какой-либо конкретный указ или постановление, но, судя по всему, постановление Колхозцентра в феврале 1932 года это подтверждает: правления колхозов получили предписания о проведении «контрольной молотьбы» зерна и контрольной уборки урожаев других культур для определения «выхода продукции» с гектара в соответствии с методом метровки.19 В некоторых советских источниках содержится предположение о том, что до 1933 года в данные по урожаю включались и потери. И. Е. Зеленин писал, что сведения по урожаям первой пятилетки «рассчитывались на базе данных о засеянных (и иногда об убранных) площадях и о фактической (амбарной) урожайности с гектара», но источник данных о «фактической» урожайности не приводит. Тем не менее публиковавшаяся в то время и позже информация вызывает сомнения на этот счет. Официальной цифрой советского урожая зерновых 1930 года остается цифра, озвученная Сталиным в 1934 году — 83,5 миллиона тонн. Мошков ссылается на эту цифру в своей работе, посвященной зерновому кризису, но несколькими страницами ниже приводит данные Госплана по производству зерна в 1930 году — 77,17 миллиона тонн. В этой ж таблице, в разделе «потери», указаны 0,4 миллиона тонн, но не сообщается, из чего состоят данные потери. Цифра потерь кажется слишком уж скромной (0,5%), учитывая удельный вес колхозного сектора в 1930 году (30% посевных площадей), а также огромные мотивационные и организационные трудности в этом секторе. Тем не менее в статье, вышедшей в 1931 году в одной из центральных газет сообщалось, что потери зерновых только во время уборочной кампании 1930 года «составили, как известно, 167 миллионов центнеров. Государство недополучило миллиард пудов зерна». Если цифра в 16,7 миллионов тонн корректна (а с учетом источника этой информации, данная цифра могла быть занижена), и если приведенные выше данные считать фактической (амбарной) урожайностью, то валовый урожай должен был составить от 94 до 100 миллионов тонн, что выглядит совершенно неправдоподобно с учетом огромных проблем в коллективизации. Тем не менее, если эти цифры (77 миллионов тонн и 83,5 миллиона тонн) отражали урожайность на корню, следовательно, фактический (амбарный) урожай колебался на уровне 60—67 миллионов тонн. И вот эти цифры более соответствуют возрастающему дефициту продовольствия в 1930—1931 году.20

Другие западные и советские специалисты утверждают, что в 1930—1932 году использовались системы оценки урожая на корню и иные методы оценки урожайности до уборки урожая. Отто Шиллер, атташе Германии по вопросам сельского хозяйства, служивший в Москве в 30-е годы, имел прямые выходы на правительственных статистиков, и говорил, что советские статистические данные составлялись в трех вариантах. Первый вариант предназначался для публикации, второй — для руководителей среднего звена, а третий — для высших чиновников. Исследования, проведенные советскими чиновниками, пишет он, подтвердили его наблюдения о том, что данные по сбору урожая отдельными колхозами регулярно завышались примерно на 10% — как на районном, так и на областном уровне. На основании этого он оценивал урожай 1932 года в 50—55 миллионов тонн, урожай 1933 — в 60—65 миллионов тонн, а урожай 1934 — в 65—70 миллионов тонн. Шиллер называл эти данные «цифровым оправданием за местами катастрофические трудности с поставкой продовольствия сельскому населению в 1931—1934 годах».21 Полученные уже после смерти Сталина данные по фактическому урожаю 1933 и 1934 года демонстрируют правоту оценок Шиллера по урожаю 1934 года и небольшое занижение по 1933 году. Тем не менее, его оценка урожайности 1932 года настолько ниже официальной, что остается только предполагать, что официальные данные могли быть оценкой урожая на корню или прогнозом урожайности до уборки.22

Украинский советский ученый И. И. Слинько опубликовал архивные оценки валового урожая зерна в Украине в 1931 году — 14 миллионов тонн — что гораздо меньше официальных 18,3 миллиона. Он также пояснил, что погодные условия того лета сократили фактический объем собранного урожая еще на 30—40%.23 В статье 1958 года о голоде украинский эмигрант Всеволод Голубничий утверждает, что по данным официальной статистики, практически 30% урожая зерновых 1931 года на Украине и «до 40% урожая 1932 года потеряно при уборке».24 Голубничий, правда, использовал туманное выражение «до» и не указал никаких источников, подтверждающих его слова. Несмотря на ряд статистических несоответствий, его статья позволяет в очередной раз предположить, что данные по 1932 году не отражают реального положения дел.25

1932

Недавно советские ученые предоставили дополнительные доказательства в пользу того, что данные по урожаям 1930—1932 годов — оценки урожайности на корню. Например, В. П. Данилов утверждает, что «валовый урожай в 1932 году составил 699 миллионов центнеров, но часть его осталась на корню». Экономисты Григорий Ханин и Василий Селюнин писали, что метод оценки урожая на корню был введен во время первой пятилетки. Украинский ученый С. В. Кульчицкий четко дал понять, что чрезвычайные комиссии, направленные в ноябре 1932 года в Харьков, Ростов-на-Дону и Саратов (в момент апогея кризиса хлебозаготовок) «использовали данные так называемого биологического (на корню) определения урожайности зерновых».26 Его оценка средней урожайности 1932 года (7,2 центнера с гектара) в действительности ниже официального показателя (8,1 центнер). Такая разница говорит о том, что власть занижала прогнозы по урожаям так же, как и по планам хлебозаготовок, реагируя на плохие урожаи. Следовательно, официальные данные намного завышены.

Сказанное выше позволяет предположить, что официальная статистика сбора зерновых в 1932 году (а, вероятно, и в 1930—1931) базируется на оценках урожая, полученных до уборки, вероятно, на методах определения урожайности на корню, и фактический урожай поэтому оказывался завышенным. Ранее засекреченные архивные данные по сельскохозяйственной продукции, произведенной колхозами в 1932 году, убедительно доказывают, что реальные урожаи были гораздо меньше цифр официальной статистики. Эти данные основаны на суммарных годовых отчетах колхозов.27 Поскольку данные в этих отчетах резко контрастируют с опубликованной официальной статистикой, необходимо прояснить их источник и его точность.

По стандартному колхозному уставу образца 1 марта 1930 года каждый колхоз был обязан подготовить годовой отчет, но выполняли это требование только единицы. В 1930 году только 33% из 80 000 колхозов представили годовые отчеты, в 1931 году — всего 26,5% из 230 000 колхозов, в 1932 году — менее 40% от того же числа коллективных хозяйств. Частичное изменение административных границ регионов в 1932 году показывает, что колхозы, включенные в данную статистику, как правило, обслуживались машинно-тракторными станциями (МТС), обязанными проверять и обобщать отчеты колхозов в зоне своей деятельности (помимо системы МТС, отчеты от колхозов принимали и районные земельные управления).

Преобладание колхозов, обслуживаемых МТС, среди других коллективных хозяйств, подававших годовые отчеты, указывает на некоторую положительную роль МТС, несмотря на слабую организованность и неэффективность этих станций.28 Тем не менее это положительное влияние сдерживалось нехваткой кадров и низкой квалификацией персонала МТС и колхозов. Этот персонал, по свидетельству В. И. Звавича, советского эксперта по упомянутым отчетам, во многих случаях, «совершал грубейшие ошибки» при составлении отчетов.

Таблица 3. Колхозы в суммарных годовых отчетах

http://s010.radikal.ru/i311/1412/c5/787c7f5a05be.jpg

* — за исключением Северного Кавказа Источник: ЦГАНХ СССР ф. 7486, оп. 3 д. 4456 (таблицы данных о состоянии колхозов в 1932 году, составленные по материалам годовых отчетов)

Таблица 4. Колхозы, охваченные программой динамических исследований

http://s015.radikal.ru/i330/1412/4e/aeb40090ce5c.jpg

* — всего по 12 областям Источник: ЦГАНХ СССР ф. 1562. оп. 77. д. 70. Динамика хозяйственного состояния колхозов за 1932 и 1933 гг. Данные выборочной связной разработки годовых отчетов колхозов. Вып. 1 — Областные итоги. Не подлежит оглашению. Центральное управление народнохозяйственного учета (ЦУНХУ) Госплана СССР, сектор учета сельского хозяйства, секция колхозов.

Неточные данные часто поступали и на высшие уровни власти, где их подвергали официальной критике. Заместитель начальника ЦУНХУ Госплана А. С. Попов писал в 1935 году о том, что качество годовых отчетов настолько слабо, что использовать их для анализа производительности колхозов еще слишком рано. По этой причине ЦУНХУ провело в 1932—1935 годах серию «динамических исследований, основанных на более детальном анализе годовых отчетов и прочих материалов от 12 707 колхозов (см. таблицу 4). Тем не менее Звавич приходит к выводу о том, что, несмотря на их неточность, годовые отчеты можно считать репрезентативными и в целом достоверными источниками информации о колхозах.29

По данным наркомата земледелия (НКЗ), средняя урожайность колхоза в Советском Союзе составляла 5,4 центнера с гектара, в России — 6,0 центнера, в Украине — 5,1 центнер. Эти данные значительно ниже официальных цифр (6,8, 6,5, и 8,0 соответственно), приведенных в Таблице 5.

Таблица 5. Валовый сбор зерна по регионам

http://s019.radikal.ru/i631/1412/c6/c427fce26389.jpg

* — в центнерах на гектар 1 — % объема производства колхозной продукции, предназначенной для определенного потребителя Источник: См. Таблицу 3. Официальные данные, «Сельское хозяйство СССР 1936», с. 269

Таблица 6. Сравнительные данные по посевным и уборочным площадям и собранному урожаю

http://s010.radikal.ru/i314/1412/52/54c5a34933f2.jpg

* — всего по 12 областям Источник: См. Таблицу 4

Данные ЦУНХУ еще ниже: средняя урожайность по РСФСР и Украине — 5,20 и 4,98 центнера с гектара (см. Таблицу 6). И хотя эти цифры могут быть результатом ошибки в статистической выборке, они были основаны на более детальном изучении и проверке данных, предоставленных колхозами, чем данные НКЗ.

Таблица 7. Процентные изменения в валовом урожае, посевных площадях и урожайности, с 1932 по 1933 год

http://s020.radikal.ru/i701/1412/71/24ba61f69ae6.jpg

* — В целом по 12 областях Источник: см. Таблица 4

Данные ЦУНХУ также демонстрируют резкое увеличение урожайности в 1933 году: в Украине с 4,98 до 8,07 центнера с гектара (60%), а в РСФСР — с 5,2 до 6,03 центнеров (почти 20%). Тем не менее, по официальной статистике урожай 1933 года оказался хуже урожая 1932 года. Валовый сбор зерна в 1933 году вырос в основном за счет повышения урожайности, а не увеличения посевных площадей (см. Таблицу 7). Данные ЦУНХУ также включают сведения о площадях, действительно засеянных обследованными колхозами. Сводная статистика по этим площадям ранее не публиковалась. Советская статистика производства зерна с того периода базируется исключительно на площади посевов, вопреки тому, что советские фермеры никогда не собирали урожай полностью со всех засеянных площадей.30

Хотя урожайность по годовым отчетам и динамическим обследованиям оказалась гораздо ниже официальных статистических данных, в таких регионах, как Западная Сибирь урожайность, на самом деле, превышала официальные показатели, что еще раз доказывает — официальные данные основывались на оценке, сделанной еще до уборки.31 Архивные свидетельства низких урожаев и разрыв между архивными и официальными данными подводит к заключению о том, что власть занижала прогнозы на урожай и уменьшала планы хлебозаготовок, реагируя таким образом на плохие урожаи.32

Данные динамических обследований были опубликованы в двух таблицах в сборнике «Сельское хозяйство от VI к VII съезду Советов» в 1935 году. Первая таблица, основанная на исследовании ЦУНХУ, демонстрирует, что фактическая урожайность 1933 года в обследованных колхозах превысила урожайность 1932 года на 63% в Украине, на 43,5% в Белоруссии, и на 16% — в РСФСР. Вторая опубликованная таблица показывает, как вырос валовый сбор зерна на один колхоз и одного работника (см. Таблица 8).

Таблица 8. Изменение объемов валового сбора зерна в колхозах, 1932—1933 (в центнерах)

http://s019.radikal.ru/i638/1412/f6/834c20d79d3e.jpg

Источник: Сельское хозяйство от VI к VII съезду Советов, М., 1935, с. 35

Согласно второй таблице от 1935 года, валовый сбор вырос на 80% в Украине и на 40% в Советском Союзе. Даже учитывая существенное сокращение населения в результате голода, подобный уровень прироста очень серьезен в сравнении с малым урожаем 1932 года.33

Упомянутые архивные данные показывают, что урожай 1932 года в этих колхозах оказался значительно ниже официальных оценок. Об этом говорится и в других источниках. Мошков, например, ссылаясь на архивные данные, говорит о крайне низкой урожайности (в ряде случаев, менее 3 центнеров на гектар) во многих колхозах Украины и Северного Кавказа. Тольц писал, что урожайность зерновых на Северном Кавказе и нижнем Поволжье составила менее 4 центнеров с гектара (а на Украине лишь немного больше). Еще в 1933 году Сульковский, руководитель украинской центральной государственной комиссии по определению урожайности зерновых, сообщал, что в Украине в 1932 году во время уборки и обмолота было потеряно от 210 до 220 миллионов пудов зерна.34 Судя по таблицам ЦУНХУ, даже эта достаточно высокая оценка слишком занижена.

1932

Колхозы, не подававшие годовые отчеты, скорее всего, находились под менее жестким контролем, и поэтому могли получать более высокие урожаи. Тем не менее, для того, чтобы считать официальные данные корректными, урожайность колхозов, не подававших годовых отчетов, должна была бы быть намного выше урожайности колхозов, составлявших отчеты. Так, например, в Украине, в случае, когда готовившие отчет колхозы показывали среднюю урожайность на уровне 5 центнеров, урожайность в остальных колхозах должна была бы достигать не менее 11 центнеров, чтобы официальная цифра в 8 центнеров (по всем колхозам) оказалась корректной. А столь высокий уровень урожайности кажется маловероятным, особенно учитывая условия того времени. В 1932 году темпы коллективизации в целом по Советскому Союзу, особенно в зерновых районах, заметно снизились в связи с оттоком крестьян в город. Скудная информация из более отдаленных регионов не позволяет предположить, что там уровень урожайности был существенно выше, чем повсеместно. С экономической точки зрения, в начале 30-х годов Западная область была вторичным регионом и отличалась низким уровнем коллективизации, но и ее не пощадил кризис хлебозаготовок и дефицит продовольствия 1932 года. В воспоминаниях о жизни в отдаленной деревне в Орловской области 1930—1934 годы называются «годами голода», во время которых люди умирали от голода по причине чрезмерных хлебозаготовок. Даже источник из числа украинских эмигрантов сообщает, что удаленные от города деревни пострадали больше, чем селения, расположенные ближе к городу.35 Иными словами, производство в колхозах, не представивших отчеты, возможно, было ниже уровня эффективности в коллективных хозяйствах, сдававших отчеты. И если годовые отчеты действительно поступали от более успешных колхозов, вполне могла наблюдаться тенденция к завышению средних показателей производства зерна.

Таблица 9. Сравнение статистики по урожайности зерновых в колхозах (год хотелось бы в этом признаться. Если украинский закон окажетовая оценка, в центнерах на гектар)

http://s003.radikal.ru/i202/1412/c8/146b4f0787dc.jpg

Источники: Данные наркомзема (НКЗ) получены из ЦГАНХ СССР, ф. 7486, оп. 3, д. 4456, и. 71. Стивен Уиткрофт и Р. У. Дэвис предоставили дополнительную информацию из этого архивного источника. Данные ЦУНХУ получены из ф. 1562, оп. 76, д. 160 («Колхозы в 1932 году»), приведенного в Истории советского крестьянства, М., 1986—1988, т. 2, с. 256. Данные официальной статистики — Сельское хозяйство СССР, с. 269.

1932

Судя по официальным данным, в 1932 году колхозы собрали 66,9% общего количества урожая зерновых, а остаток был собран совхозами (9,5%) и единоличниками (23,6%). Разрозненные данные позволяют предположить, что урожайность в совхозах и у единоличников была не выше, чем в колхозах. Урожайность в совхозах Северного Кавказа, на долю которых приходилось 25% всего объема хлебозаготовок по Советскому Союзу, упала с 16 центнеров (в 1930 году) до 8,4 центнера (в 1932 году) и до 2,9 центнера в 1932 году. Объем поставок зерна этими совхозами сократился с 372 400 тонн в 1931 году до 213 500 тонн в 1932 году, и они не сумели выполнить планы по хлебозаготовкам. Украинские совхозы, на долю которых приходилось еще 20% общего плана заготовок совхозного зерна по Советскому Союзу, выполнили только 60% плана в размере 475 000 тонн, предусмотренного постановлением от 6 мая. Тем не менее, по официальным данным, производство зерна составило 1,56 миллиона тонн. Столь большую разницу между выполнением плана и фактическим урожаем объяснить трудно. Это объяснимо только в том случае, если данные по совхозному урожаю (как и по колхозам) основаны на оценках, сделанных еще до уборки, а сами цифры завышены.36

По официальным данным, в 1932 году единоличники засеяли 21,4% посевных площадей, но при этом на их долю пришлось 23,6% валового производства зерна. Следовательно, они показали несколько более высокую производительность, чем колхозы и совхозы. В то же время, судя по всему, единоличники провалили план хлебозаготовок (который был снижен и для них) даже в большей степени, чем колхозы и совхозы. В Украине он выполнили только 39,5% плана.37 Если считать выполнение плана критерием производительности, то совхозы и единоличники должны были собрать гораздо меньше зерновых, чем показано в официальной статистике. Статистические данные из годовых отчетов показывают, что официальные данные по производству в колхозах основаны на методах биологической оценки (оценки на корню), осуществлявшейся еще до уборочной кампании. Судя по другим источникам, можно предположить, что эти методы оценки применялись в 1932 году и по отношению к единоличникам, а, возможно, и к совхозам.38 Следовательно, собранные ими урожаи, а значит, и весь урожай зерновых 1932 года, также завышены.

Степень упомянутого завышения можно вычислить примерно — методом экстраполяции архивных данных по колхозам. Официальная статистика по урожайности в советских и украинских колхозах (6,8 центнера и 8,0 центнера) близка к средней урожайности для всех секторов (7,0 и 8,1 центнера). Вполне допустимо предположить, что архивные данные по урожайности в колхозах (6,4 и 5 центнеров) близки к реальной средней урожайности по всем секторам. Следовательно, данные по производству в колхозах, указанные в годовых отчетах, можно использовать в качестве базы для оценки общего объема производства зерна в 1932 году. Таким образом, для Украины официально засеянная посевная площадь (18,1 миллиона гектаров) за вычетом реально засеянного и собранного урожая (93,8%) составляет 17 миллионов гектаров, что при умножении на среднюю урожайность (приблизительно 5 центнеров) позволяет получить общий объем урожая — 8,5 миллиона тонн или менее 60% от официально заявленных 14,6 миллионов тонн. Судя по всему, эта итоговая цифра соответствует заявлению Голубничего о том, что в 1932 году в Украине погибло около 40% урожая. Можно провести подобные вычисления и по Советскому Союзу в целом: расчетная посевная площадь (99,7 миллионов гектаров) сокращается на 7% (по данным ЦУНХУ) до 92,72%, а при умножении на показатель средней урожайности НКЗ (5,4 центнера), мы получаем общий объем советского урожая на уровне 50,06 миллионов тонн, что почти на 30% ниже официальной цифры (69,87%), и близко к данным, предсказанным Шиллером.

Если урожай в колхозах, совхозах и у единоличников, не готовивших годовые отчеты, был ниже, чем в отчитавшихся колхозах, то урожай 1932 года мог быть гораздо ниже 50 миллионов тонн.39

Низкий урожай 1932 года был вызван рядом экономических, организационных и политических факторов. Все это, равно как и статистические данные, вызывает серьезные сомнения в правдивости утверждений о том, что урожай был хорошим, а голод бы вызван искусственно.40 Если урожай был действительно настолько низок, то голод в первую очередь стал бы следствием реальной нехватки продовольствия. Свидетельства о широком географическом распространении дефицита продовольствия и голода в деревне и городе в 1932—1933 годах служат мощным аргументом в поддержку данной теории.

Таблица 10. Расчет средневзвешенной урожайности зерновых на основе опубликованной статистики из «Колхозы в 1932 году» и официальных данных

http://s017.radikal.ru/i404/1412/e1/c849c8c6dbfd.jpg

Примечание: средневзвешенная урожайность (колонка 1) рассчитана на основе общей площади посевов и урожаев, снятых в упомянутых выше регионах (колонки 2 и 3): 5,5 58 141;8 318 406,5 Официальные данные о посевной площади и урожаях в регионах, не упомянутых в таблице, ВСЕГО*: 5,65; 10 977,9; 72 143,2 Средневзвешенная урожайность по СССР, в том числе и по не включенным в Таблицу регионам: 5,65; 69 119,7; 390 549,7

* — официальные данные по урожаям колхозов, не включенных в опубликованные данные из сборника «Колхозы в1932 году» «Сельское хозяйство СССР», с. 271: Карельская АССР — 225,2; Башкирская АССР — 11 782,1; Казахская АССР — 20 361,6; Каракалпакская АССР — 99,1; Киргизская АССР — 3 455.6; Якутская АССР — 275,9; Нижегородский край — 19 686,2; Восточносибирский край — 10 461,9; Дальневосточный край — 3 442,5, Таджикская ССР — 2 353,1 (итого — 72 143,2) Источники: В отношении средней урожайности см. «Колхозы в 1932 году», Таблица 9. Данные по площадям посевов взяты из сборника «Сельское хозяйство СССР», с. 252—259.

1932

Фрагментарные сведения говорят о том, что ситуация с острой нехваткой продовольствия преобладала в большинстве регионов. Как уже указывалось выше, голодание и смерть от голода имели место в Смоленске и Орловской области. В одном из отчетов из центрально-черноземной области говорится о трудностях, вызванных существенным дефицитом продовольствия в колхозах и о «массовых случаях опухания от голода и смертности».41 Бывший белорусский колхозник утверждал, что Белоруссия также пострадала от голода. Советский специалист по Поволжью писал о «значительных трудностях с поставками продовольствия» в 1931—1933 годах. Советский писатель, проживавший в деревне неподалеку от Саратова, в начале 30-х сообщал о случаях массовой смертности. Британское посольство получало сведения о массовом сопротивлении заготовкам зерна в Новосибирске. Канадский специалист по сельскому хозяйству Эндрю Кэрнс, объехавший летом 1932 года почти все главные зерновые регионы, в сибирском городе Славгород столкнулся с толпами людей, поведавших ему о том, что деревни пусты, а жители сельской местности ежедневно гибнут от голода.42

Голод поразил не только сельские районы. Коллективизация в 1930—1933 году не избавила от проблем с поставками продовольствия. Напротив, на протяжении этих лет объемы поставок продовольствия в города снижались, а критический момент наступил в 1932—1933 годах.43 Стремительный рост городского населения в годы первой пятилетки привел на промышленные стройки и в города более 10 миллионов жителей села, и количество граждан, получавших продукты по карточкам, выросло с 26 миллионов в 1930 году до 40 миллионов в 1932 году.44 Объемы производства продовольственной продукции сократились, и, несмотря на увеличение планов по хлебозаготовкам, количество продуктов для города катастрофически уменьшалось, а запасов было значительно меньше, чем требовалось по карточкам. В 1931 году правительство уменьшило нормы пайков для многих категорий граждан, исключив из карточной системы снабжения целые группы рабочих и даже города. Еще более жесткие ограничения были введены в 1932 году. В сообщении британского посольства от 4 мая 1932 года отмечается, что несмотря на определенное снижение поставок продуктов в Москву, в провинции ситуация была гораздо хуже. Были сокращены нормы для рабочих, а их семьи вообще не получали пайков, и им приходилось тратить все деньги на покупку еды на продуктовом рынке. В сообщении, датированном серединой июля, говорится, что «дефицит продовольствия — вот основная трудность, стоящая сейчас перед страной». Отчеты Кэрнса содержат сведения об уменьшенных пайках (но даже и таких пайков часто не хватало), о «фантастически» высоких ценах, и об ограниченном количестве продуктов на рынках больших и малых городов. Украинские иммигрантские источники также сообщают о «отчаянной нехватке продуктов» в украинских городах.45

В 1932 году усиливающийся дефицит продовольствия физически ослабил рабочих, вынудив многих из них бросить работу и отправиться на поиски пищи. Во многих отраслях промышленности текучесть кадров превышала 100% каждые несколько месяцев, а уровень промышленного производства упал до показателей 1928 года. Недавние исследования по Днепрострою показывают, что, хотя голод 1932—1933 гг. нанес сельской местности больше ущерба, чем городам, тем не менее, «даже в городах он пагубно сказывался на здоровье населения». Хлебные нормы неуклонно снижались, при этом часто хлеб по ним не выдавали полностью. Рабочим приходилось уходить с работы, чтобы выстоять в длинных очередях за хлебом, а тиф, туберкулез и оспа получили широкое распространение. Судя по отчетам из нескольких советских городов, опубликованным в эмигрантской прессе, в течение 1932 года цены на продукты намного превысили заработную плату рабочих. Рабочие и служащие распродавали все свое имущество, чтобы купить хлеб. Процветало воровство, а перспектив улучшения ситуации не наблюдалось. Рабочие оставляли фабрики, крестьяне бросали колхозы, и в итоге миллионы людей мыкались по стране в поисках лучшей жизни. В качестве ответной меры правительство в конце 1932 году возродило царский институт внутренних паспортов.46

Положение ухудшилось в первой половине 1933 года. В исследованиях, опубликованных в меньшевистской прессе, речь идет о том, что в тот период «внимание населения (Москвы) было полностью приковано к голоду», и потому этот вопрос должен был быть «всепоглощающим и в остальных регионах, где проблема голода стояла намного острее». К маю горожане не видели «съедобного хлеба» уже полгода, а города были переполнены голодающими детьми. По данным Морис Хиндус, вторая пятилетка началась (в 1933 году) с продовольственного кризиса, более страшного, чем голод 1921 года, и с самыми низкими продовольственными нормами за десятилетие (причем они продолжали уменьшаться). Осенью 1932 года хлебные нормы для киевских рабочих были урезаны с 2 до 1,5 фунта, а хлебные пайки служащих — с 1 до 0,5 фунта. В середине июля 1933 года посольство Великобритании сообщает о жутком дефиците продовольствия, случаях гибели людей от голода и распространению связанных с этим явлением заболеваний в провинциальных городах и даже в Москве. Подобные сведения о масштабном недовольстве рабочих по поводу уменьшения продуктовых пайков, забастовках, и покидании фабрик, появляются в нескольких зарубежных изданиях.47

Рыночные цены на зерно и прочие продукты говорят о суровости и длительности дефицита продовольствия в 1932—1933 гг. Цены, особенно на хлебную продукцию, только за первые месяцы 1932 года выросли более чем в 2 раза, продолжая стремительно расти в 1933 году. Цены на зерно и муку достигли апогея в июне 1933 года. Тем не менее, сразу после сбора урожая 1933 года цены резко упали — стоимость зерна к декабрю снизилась на 60%. Падение цен по большей части стало результатом политики правительства, вынуждавшего кооперативы реализовывать часть заготовленного зерна по ценам, которые были несколько ниже цен на крестьянских рынках. Неэффективность данной политики (вплоть до конца 1933 года) подтверждается нехваткой продовольствия в то время.48

Данные о смертности в советских регионах в начале 30-х годов, собранные ЦУНХУ и недавно опубликованные Уиткрофтом, демонстрируют — наиболее тяжким голод бы в некоторых областях Украины, но, тем не менее, голодали не только в Украине. Смертность в городе и деревне в 1933 году значительно превысила показатели 1932 года в большинстве регионов, а в Поволжье, на Урале, в Сибири и центральных аграрных регионах приближалась или равнялась показателям смертности в Украине. Эти сведения подтверждают выводы М. Максудова, основанные на данных переписи населения 1959 года, и недавние заявления советских украинских авторов Кульчицкого и Дьяченко о том, что голод поразил не только Украину и Северный Кавказ, но и Поволжье (по данным украинских ученых, от Горького до Астрахани), Центрально-черноземную область, районы Урала и Казахстана. Кроме того, как указывает один из украинских исследователей, пострадали даже такие регионы, как Вологда и Архангельск.49

Дефицит продовольствия и его последствия усилили оппозицию сталинскому руководству в партии. По данным Бориса Николаевского, голод, охвативший страну к 1932 году, и последующий спад производства стали причиной образования «антисталинского большинства» в Политбюро, поддерживавшего «платформу Рютина» и прочие оппозиционные программы. Члены партии и правительственные функционеры были недовольны нехваткой продовольствия и заготовительной кампанией 1932 года. Чтобы подавить недовольство, правительство в конце 1932 года инициировало суровые чистки на Северном Кавказе и в Украине, а в следующем году распространило их на всю страну.50

Снижение урожая привело и к уменьшению государственных запасов зерна для продажи за рубеж. Запасы начали таять после урожая 1931 года, пострадавшего от засухи, и последующих заготовительных кампаний, что вызвало голод в Поволжье, Сибири и других регионах. В 1932 году советское руководство было вынуждено вернуть зерно в эти регионы. Низкий урожай 1931 года и возвращение зерна в регионы, пострадавшие от голода, вынудило правительство сократить объем экспорта зерна с 5,2 миллиона тонн в 1931 году до 1,73 миллиона тонн в 1932 году. В 1933 году экспорт зерна был сокращен до 1,68 миллиона тонн. Зерно, вывезенное за рубеж в 1932 и 1933 году, могло бы накормить многих людей и облегчить последствия голода: так, например, 345 000 тонн, проданных на экспорт в первой половине 1933 года, могли бы обеспечивать 2 миллиона человек ежедневным рационом (1 килограмм) на протяжении полугода. И тем не менее этот объем экспорта составил всего половину от 750 000 тонн, экспортированных в первой половине 1932 года.51 Вопрос о том, каким образом советское руководство рассчитывало баланс понижения объемов экспорта и сокращения внутренних поставок продовольствия, остается без ответа, но доступные нам источники говорят о том, что дальнейшее сокращение или прекращение экспорта советского зерна могло бы привести к катастрофическим последствиям. В начале 30-х годов цена зерна на мировом рынке упала, и условия внешней торговли стали неблагоприятными для Советского Союза. Задолженность государства росла, а потенциальная возможность погашения долгов уменьшилась. Западные банкиры и чиновники уже начали задумываться о возможности конфискации советской собственности за границей и отказе в дальнейшем кредитовании в случае возможного дефолта Советского Союза. Таким образом, отказ от экспорта мог бы поставить под угрозу реализацию плана индустриализации, и, по мнению некоторых обозревателей, даже стабильность режима.52

Хотя правительство не прекратило поставки на экспорт, оно пыталось облегчить последствия голода. 25 февраля 1933 года декретом ЦК были выделены ссуды в виде семенного фонда: 320 000 тонн для Украины и 240 000 тонн для Северного Кавказа. Семенные ссуды получили также в Нижнем Поволжье и, вероятно, в других регионах. Кульчицкий приводит данные украинских партийных архивов, доказывающие, что общая помощь Украине к апрелю 1933 года превысила 560 000 тонн, в том числе свыше 80 000 продовольствия. Помощь только Украине на 60% превышала объем зерна, экспортированного за тот же период. Общий объем помощи пострадавшим от голода регионам более чем в 2 раза превысил объем экспорта за первое полугодие 1933 года. Судя по всему, тот факт, что больше помощи не оказывалось, стал еще одним последствием плохого урожая 1932 года. После неурожаев 1931, 1934 и 1936 годов заготовленное зерно было возвращено крестьянам за счет сокращения объемов экспорта.

53

Низкий урожай 1932 года говорил о том, что у правительства нет достаточных количеств зерна для поставок продовольствия и семян городу и деревне, а также на экспорт. Власти сократили все, что было возможно, но в итоге интересы деревни оказались на последнем месте. Суровые планы хлебозаготовок 1932—1933 гг. способствовали облегчению ситуации с голодом только в городах. Без хлебозаготовок в городах был бы такой же уровень смертности, как и на селе (хотя, как отмечалось выше, уровень смертности в городе также поднялся в 1933 году). Суровость и географический масштаб голода, резкое сокращение объемов экспорта в 1932—1933 гг., потребность в семенах, и хаос, царивший в Советском Союзе в те времена — все эти факторы подводят нас к выводу о том, что даже полное прекращение экспортных поставок было бы недостаточным инструментом для предотвращения голода.54 В такой ситуации трудно согласиться с версией о том, что голод стал результатом хлебозаготовок 1932 года и сознательным актом геноцида. Именно низкий урожай 1932 года привел к неизбежности голода.

И хотя низкий урожай 1932 год можно считать смягчающим обстоятельством, правительство все-таки несет ответственность за лишения и страдания советского населения, пережитые им в начале 30-х годов. Представленные здесь данные позволяют более точно оценить последствия коллективизации и насильственной индустриализации, чем можно было сделать ранее. В любом случае эти данные показывают, что последствия этих двух программ оказались хуже, чем предполагалось.

Кроме того, они доказывают, что голод действительно имел место, и был вызван провалом экономической политики, «революцией сверху», а не «успешной» национальной политикой, направленной против украинцев и других этнических групп. Представленные в данной работе данные могут помочь не только в переоценке голода как явления, но также в переоценке всей советской экономики в период первой пятилетки и последующие годы.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Голоду посвящено немало литературы. Основные работы: Комиссия по голоду в Украине, Расследование голода в Украине 1932-1933: отчет конгрессу, Washington, 1988. Процитированные выводы см. Robert Conquest, Harvest of Sorrow, New York, 1986, pp. 264—265, 222 и Investigation, pp. 69—70. В работах других авторов, особенно украинского происхождения, подобные аргументы звучат, например в: Roman Serbyn and Bohdan Kravchenko eds, Famine in Ukraine, Edmonton, 1986.

2 Investigation, p.191. В начале 80-х средняя урожайность в СССР составляла 1,5 метрической тонны (15 центнеров) с гектара; FAO Production Yearbook, Rome, 1985, p. 39, table 15, 107ff (по моим подсчетам).

3 S.O. Pidhainy и другие, The Black Deeds of the Kremlin: A White Book, Detroit, 1955, pp. 489, 531, 547; один из редакторов утверждал, что этот урожай был очень слабым, с. 435. И. Сталин, Сочинения, М., 1945—1953, т. 13, с. 216. Сильнейшая засуха поразила Сибирь, Поволжье и Урал в 1931 году.

4 Примеры доводов в пользу теории геноцида, см. Conquest, Harvest of Sorrow, pp. 323—330; Pidhainy, Black Deeds, pp. 29—119, 433 ff; и Ivestigation, chap. 1. Голод все чаще представляют актом геноцида, сопоставимым с холокостом, см., например, статью Мейса о голоде в книге Israel W. Charny, Toward the Understanding and Prevention of Genocide: Proceedings of the International Conference on Holocaust and Genocide, Bouder, 1984, pp. 67—83.

5 Такая интерпретация голода считается сомнительной из-за некритического отношения к источникам и предвзятости. R.W.Davies, обзор Harvest of Sorrow Dе'» tente, № 9/10, 1987, pp. 44—45; Stephan Merl, Entfachte Stalin die Hugersnot von 1932—1933 zur Ausloeschung des ukrainischen Nationalismus? / Jahrbucher fur Geschichte Osteuropas 37, № 4,1989, ss. 569—590.

6 И. Сталин, Сочинения, М., 1945—1953, т. 13, с. 320.

7 См., например, Naum Jasny, The Collectivized Agriculture of the Soviet Union, Stanford, 1949, p. 539; D. Gale Johnson, Arcadius Kahan, Soviet Agriculture: Structure and Growth / Comparisons of the United States and Soviet Economies, Joint Economic Committee of the Congress of the United States, Washington, 1960, part 1, p. 231; Юрий А. Мошков, Зерновая проблема в годы сплошной коллективизации, М., 1966, с. 231, таблица; S.G. Wheatcroft, A Reevaluation of Soviet Agricultural Production in the 1920s and 1930s / The Soviet Rural Economy, Totowa, 1983, p. 42; and Holland Hunter, Soviet Agriculture with and without Collectivization, 1928—1940, Slavic Review № 47, Summer 1988, p. 205. Оценки прочих исследователей варьируют между 62 и 68 миллионами тонн и мало чем отличаются от официальных советских данных. Многие исследователи — от советских ученых до украинских иммигрантов — принимали данные советской статистики как данность. Pidhainy, Black Deeds, pp. 63—64; Moshe Lewin, Taking Grain: Soviet Policies of Agricultural Procurements Before the War / The Making of the Soviet System, New York, 1985, p. 6; История крестьянства СССР: история советского крестьянства, М.,1986, т. 2, с. 260; Conquest, Harvest of Sorrow, p. 222; Investigation, p. 70.

8 Система подсчета урожайности на корню введена декретом СНК от 17 декабря 1932 года. Декрет учреждал сеть межрайонных комиссий, подчиненных областным и центральным государственным комиссиям (ЦГК) при СНК для оценки урожайности. Межрайонные комиссии снимали урожай с нескольких выборочных квадратных метров на землях колхозов и на базе этих данных прогнозировали местную урожайность, служившую основой для расчета урожайности по области и всему Союзу, а также для определения планов хлебозаготовок. Скидки на потери в размере 10% допускались только до 1939 года. Поскольку реальные потери зерна в процессе уборки составляли не менее 25% расчетного урожая, этот метод оценки урожайности завышал реальные показатели как минимум на 15%. Отменил эту систему Никита Хрущев. См. М. А. Вылцан, Укрепление материально-технической базы колхозного строя во второй пятилетке (1933—1937), М., 1959, с. 119—122. Он же: Методы исчисления производства зерна в 1933—1940 годах / Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы 1965, М., 1970, с. 478—481. И. Е. Зеленин, Основные показатели сельскохозяйственного производства в 1928—1935 / Ежегодник по аграрной истории, с. 465—466.

9 См. R.W.Davies, The Socialist Offensive, vol 1, The Collectivization of Soviet Agriculture, 1929—1930, Cambridge, 1980, pp. 65—68; Wheatcroft, Reevaluation, pp. 37—38. См. также статью В. В. Осинского, руководителя ЦГК о необходимости точной статистики, «Известия», 9 марта 1932 года.

10 Постановление от 6 мая в: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», М., 1983—1987, т. 5, с. 366—369. Торговля колхозов и крестьян по кооперативным ценам была легализована в октябре 1931 года. По поводу предварительного плана, см., Мошков, Зерновая проблема, с. 201. Последующие декреты обсуждаются в: С. М. Горелик, А. И. Малкис, Советская торговля: очерки теории и практики торговли в СССР, М-Л., 1933, с. 125, и John T.Whitman, The Kolkhoz Market, Soviet studies № 7, April 1956, p. 387.

11 См. Мошков, Зерновая проблема, с. 195—197; R.W. Davies, Models of the Economic System in Soviet Practice, 1926—1936» / L'Industrialisation de l'URSS dans les annees trente, Charles Bettelheim, Paris, 1982, pp. 17—30, and R.W. Davies, The Socialist Market: A Debate in Soviet Industry, Slavic Review № 43, Summer 1984, p. 202. Вскоре после майского постановления Валериан Куйбышев равноценно оценил заготовки и колхозную торговлю в качестве источников поставок, см. цитату в книге Мошкова, Зерновая проблема, с. 200. В октябре Лазарь Каганович заявил, что «главная задача — организовывать и распространять советскую колхозную торговлю как наиболее важный инструмент улучшения снабжения и дальнейшего укрепления смычки города с деревней». Г. Я. Нейман, Пути развития советской торговли, М., 1934, с. 83. О мнениях местных чиновников, см., например, июльское выступление наркома земледелия Я. А. Яковлева в: Вопросы организации социалистического сельского хозяйства, М., 1936, с. 389—390. Мнения иностранных наблюдателей см. в «Neo-NEP?», Osteuropa, July 1932, 567ff.

12 Высказывание Мейса приведено в Investigation, p. 72; слова Конквеста в Harvest of Sorrow, pp.175, 222. Постановление легализовало только свободу рыночных цен, поскольку колхозная торговля была узаконена еще раньше. Резолюцию украинской партийной конференции по поводу принятия майского плана заготовок см. в Истории коллективизации сельского хозяйства Украинской ССР, Киев, 1971, т. 2, с. 611.

13 Проект второго пятилетнего плана, М., 1934, т. 1, с. 370; А. А. Барсов, Баланс стоимостных обменов между городом и деревней, М., 1969.

14 О решении комиссии по сокращению планов заготовок сообщалось в местной прессе. См. «Колхозная правда», 7 ноября 1932 года. О харьковской комиссии — Н. И. Ткач, Борьба партийных организаций Украины за поднятия колхозного производства в период между XVII и XVIII съездами ВКП(б) (1934—1938) / Из истории социалистического и коммунистического строительства на Украине (1934-1961), Киев, с. 5, где указано, что план заготовок для Украины был сокращен на 138 миллионов пудов. О специальной комиссии см. С. В. Кульчицкий, До оцінки становища в сільському господарстві УСРР, Український історичний журнал, № 3, 1988, с. 23—24 и Выльцан и другие, Коллективизация сельского хозяйства СССР: пути, формы, достижения, М., 1981, с. 274. Комиссия также побывала в Саратове, в Нижнем Поволжье, но я не нашел сообщений о снижении планов заготовок ни в одной из двух местных газет этого региона («Советская деревня» за 1932 год, «Поволжская правда» за 1933 год).

15 См. также А. А. Барсов, Баланс, с. 99—105. Он же: Сельское хозяйство и источники социалистического накопления в годы первой пятилетки (1928-1932), История СССР, № 3, 1968, с. 71.

16 По 1933 году см. Investigation, p. XVIII; по 1934 — Bohdan Kravchenko, The Man-Made Famine of 1933 in Soviet Ukraine, Roman Serbyn and Bohdan Kravchenko eds, Famine in Ukraine, p. 21. Численность украинского сельского населения сократилась с 23,67 миллиона в 1926 году до 19,76 миллиона в 1939, а пик миграции в города (свыше 8 миллионов человек) произошел в 1931-1932. См. Frank Lorimer, The Population of the Soviet Union, Geneva, 1946, pp. 150, 158. По данным Романа Сербина, Голод 1921—1923: модель для 1932—1933 рр. / Голод на Україні, Сербин и Кравченко, с.152, указано, что средний украинец потреблял 17,6 пуда зерна в год (288 кг), а 12 пудов (196 кг) считалось прожиточным минимумом.

17 О смертности от голода, см. В. П. Данилов, Дискуссия в западной прессе о голоде 1932—1933 годов и «демографической катастрофе» 30—40-х годов в СССР, Вопросы истории, № 3, 1988, с. 116—121, и R.W. Davies, Harvest of Sorrow, pp. 44—45. Недавно опубликованные данные по переписи населения в Советском Союзе доказывают, что уровень смертности от голода был гораздо ниже высоких цифр, названных (В. В. Цаплин, Статистика жертв сталинизма в 30-е годы, Вопросы истории, № 4, 1989, с. 178); Stephen Wheatcroft, Moe Light on the Scale of Repression and Excess Mortality in the Soviet Union in the 1930s?, Soviet Studies № 42, 1990, pp. 355—367; Alec Nove, How Many Victims in the 1930s?, Soviet Studies № 42, 1990, pp. 369—373. Зерно, выданное в декабре 1934 года в качестве продовольствия, фуража, семенного фонда — 69 миллионов пудов (1,14 миллиона тонн) — не опровергает данного заключения. Справочник партийного работника, вып. 9, 1935, с. 212.

18 Ясный, Коллективизированное сельское хозяйство, с. 539—540, 551—556. Damiel Brower, Collectivized Agriculture in Smolensk: The Party, the Peasantry and the Crisis of 1932, Russian Review № 32, April 1977, p. 162. Броуэр ошибочно приводит официальные цифры, ссылаясь на оценочные данные Моше Левина. Марк Тольц, Сколько же нас тогда было?, Огонек, № 51, 1987. Тем не менее, в последующих выпусках Сергей Дьяченко использует официальные цифры, вновь доказывая, что урожай не был причиной голода (Страшные месяцы, Огонек, август 1989). S.G. Wheatcroft, R.W. Davies, J.M. Cooper, Soviet Industrialization Reconsidered: Some Preliminary Conclusions about economic Development between 1926 and 1941, Economic History Review, 39, № 2, 1ься. Если украинский закон окажет 986, pp. 282—283.

19 Dorothy Atkinson, The end of the Russian Land Coomune, 1905—1930, Stanford, 1983, p. 193. Имя Осинского, руководителя ЦГК, ответственной за введение системы оценки урожайности, связано с планами конца эпохи военного коммунизма по установлению мощного государственного контроля над производством сельхозпродукции. См. Silvana Malle, The Economic Organization of War Communism, 1918—1921, Cambridge, 1985, pp. 446—448. Об изменениях в системе, см. Материалы по балансу советской национальной экономики, 1928—1930 (S.G. Wheatcroft, R.W. Davies, Cambridge, 1985, p. 294); Аркадий Каган, Советская статистика сельскохозяйственного производства, Советское сельское хозяйство и крестьянство (Roy D. Laird, Lawrence, 1963, p. 141). Данные по обмолоту должны были использоваться для оценки производительности труда колхозников и соответственно для начисления им трудодней, см. «Известия», 11 февраля 1932 года.

20 Зеленин, Основные показатели, с. 464. См. также Wheatcroft, Davies, Materials, p. 294. Мошков, Зерновая проблема, с. 226, таблица после с. 230. По поводу этих двух противоречивых оценок см. также Davies, Collectivization of Soviet Agriculture, pp. 348—350. По поводу организационных и мотивационных трудностей, см. Davies, The Soviet Collective Farm, Cambridge, 1980, pp. 139—140 и И. И. Слинько, Социалистическая перестройка и техническая реконструкция сельского хозяйства Украины (1927—1932, Киев, с. 260. «Социалистическое земледелие», 27 августа 1931. 167 миллионов центнеров — это несколько больше одного миллиарда пудов. Ни в одном из советских или западных исследований мне не попадалось упоминаний об этой статье или представленных в ней данных. По поводу неуклонного спада объемов поставок продовольствия городу, см. John Barber, The Standard of Living of Soviet Industrial Workers, 1928—1941, L'Industialisation de l'URSS.

Марк Б. ТАУГЕР

Источник

http://www.e-reading.link/book.php?book=99596

0

4

ГУЛаг

Главное управление исправительно-трудовых лагерей, трудовых поселений и мест заключения (ГУЛаг) подразделение НКВД, министерства внутренних дел, министерства юстиции СССР, осуществлявшее руководство системой исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ) в 1934—1960 годах, важнейший орган системы политических репрессий СССР.

История создания.

25 апреля 1930 приказом ОГПУ № 130/63 во исполнение постановления СНК СССР «Положение об исправительно-трудовых лагерях» от 7 апреля 1930 было организовано Управление лагерями ОГПУ (УЛАГ) (СУ СССР. 1930. № 22. С. 248). С ноября 1930 стало появляться название ГУЛАГ (Главное Управление исправительно-трудовых ЛАГерей ОГПУ). 10 июля 1934 в результате очередной реорганизации советских спецслужб был создан Народный комиссариат внутренних дел СССР, в состав которого вошли пять главных управлений. Одним из них было Главное управление лагерей (ГУЛАГ). В 1934 году Внутренней охране НКВД были переподчинены Конвойные войска СССР. 27 октября 1934 в ГУЛАГ перешли все исправительно-трудовые учреждения Наркомата юстиции РСФСР.
4 января 1936 был сформирован Инженерно-строительный отдел НКВД, 15 января 1936 — Управление особого строительства, 3 марта 1936 — Главное управление строительства шоссейных дорог (ГУШОСДОР). В ведении НКВД находились такие предприятия, как Главное управление по строительству горно-металлургических предприятий, Главгидрострой, Главпромстрой, Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера) и др. ГУЛАГ был расформирован в соответствии с приказом МВД СССР № 020 от 25 января 1960 согласно Постановлению Совета Министров СССР № 44-16 от 13 января 1960 и в связи с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 января 1960 «Об упразднении МВД СССР».
http://i081.radikal.ru/1112/54/cdcf3c379c84.jpg
Бамлаг (трасса БАМа) 262.194
Севвостлаг (Магадан) 138.17
Белбалтлаг (Карельская АССР) 86.567
Волголаг (район Углича-Рыбинска) 74.576
Дальлаг (Приморский край) 64.249
Сиблаг (Новосибирская обл.) 46.382
Ушосдорлаг (Дальний Восток) 36.948
Самарлаг (Куйбышевская обл.) 36.761
Карлаг (Карагандинская обл.) 35.072
Сазлаг (Узбекская ССР) 34.24
Усольлаг (Молотовская обл.) 32.714
Каргопольлаг (Архангельская обл.) 30.069
Севжелдорлаг (Коми АССР и Архангельская обл.) 29.405
Ягринлаг (Архангельская обл.) 27.680
Вяземлаг (Смоленская обл.) 27.470
Ухтимлаг (Коми АССР) 27.006
Севураллаг (Свердловская обл.) 26.963
Локчимлаг (Коми АССР) 26.242
Темлаг (Мордовская АССР) 22.821
Ивдельлаг (Свердловская обл.) 20.162
Воркутлаг (Коми АССР) 17.923
Сороклаг (Архангельская обл.) 17.458
Вятлаг (Кировская обл.) 16.854
Онеглаг (Архангельская обл.) 16.733
Унжлаг (Горьковская обл.) 16.469
Краслаг (Красноярский край) 15.233
Тайшетлаг (Иркутская обл.) 14.365
Устьвымлаг (Коми АССР) 11.974
Томасинлаг (Новосибирская обл.) 11.89
Горно-Шорский ИТЛ (Алтайский край) 11.67
Норильлаг (Красноярский край) 11.56
Кулойлаг (Архангельская обл.) 10.642
Райчихлаг (Хабаровский край) 8.711
Архбумлаг (Архангельская обл.) 7.9
Лужский лагерь (Ленинградская обл.) 6.174
Букачачлаг (Читинская обл.) 5.945
Прорвлаг (Нижняя Волга) 4.877
Ликовлаг (Московская обл.) 4.556
Южная гавань (Московская обл.) 4.376
Сталинская станция (Московская обл.) 2.727
Дмитровский мехзавод (Московская обл.) 2.273
Строительство №211 (Украинская ССР) 1.911
Транзитные заключенные 9.283

Итого 1.317.195

Система объединяла 53 лагеря с тысячами лагерных отделений и пунктов, 425 колоний, а также более 2.000 спецкомендатур. Всего свыше 30.000 мест заключения ГУЛАГ осуществляло руководство системой исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ).
Подробно о ГУЛаге
http://diemilitarmusik.clan.su/forum/105-1793-1

0

5

Виктор Земсков

ГУЛАГ (историко-социологический аспект)

Опубликовано в журнале «Социологические исследования» 1991 г., №№ 6; 7.

Цель настоящей статьи — показать подлинную статистику заключенных ГУЛАГа, значительная часть которой уже приводилась в статьях А.Н. Дугина, В.Ф. Некрасова, а также в нашей публикации в еженедельнике «Аргументы и факты»[1].

Несмотря на наличие этих публикаций, в которых называется соответствующее истине и документально подтвержденное число заключенных ГУЛАГа, советская и зарубежная общественность в массе своей по-прежнему находится под влиянием надуманных и не соответствующих исторической правде статистических выкладок, содержащихся как в трудах зарубежных авторов (Р. Конквест, С. Коэн и др.), так и в публикациях ряда советских исследователей (Р.А. Медведев, В.А. Чаликова и др.). Причем в работах всех этих авторов расхождение с подлинной статистикой никогда не идет в сторону преуменьшения, а исключительно только в сторону многократного преувеличения. Создается впечатление, что они соревнуются между собой в том, чтобы поразить читателей цифрами, так сказать, поастрономичней.

Вот что, например, пишет С. Коэн (со ссылкой на книгу Р. Конквеста «Большой террор», изданной в 1968 г. в США): «... К концу 1939 года число заключенных в тюрьмах и отдельных концентрационных лагерях выросло до 9 млн. человек (по сравнению с 30 тыс. в 1928 году и 5 млн. в 1933-1935)»[2]. В действительности же в январе 1940 г. в лагерях ГУЛАГа содержалось 1 334 408 заключенных, в колониях ГУЛАГа — 315 584 и в тюрьмах — 190 266 человек. Всего в лагерях, колониях и тюрьмах находилось тогда 1 850 258 заключенных (табл.1, 2), т.е. приведенные Р. Конквестом и С. Коэном статистические данные преувеличены почти в пять раз.

Р. Конквесту и С. Коэну вторит советский исследователь В.А. Чаликова, которая пишет: «Основанные на различных данных, расчеты показывают, что в 1937-1950 годах в лагерях, занимавших огромные пространства, находилось 8-12 млн. человек»[3]. В.А. Чаликова называет максимальную цифру — 12 млн. заключенных ГУЛАГа (по-видимому, в понятие «лагеря» она включает и колонии) на какую-то определенную дату, но в действительности за период 1934-1953 гг. максимальное число заключенных в ГУЛАГе, приходившееся на 1 января 1950 г., составляло 2 561 351 человек (см. табл.1). Следовательно, В.А. Чаликова, вслед за Р. Конквестом и С. Коэном, примерно в пять раз преувеличивает подлинную численность заключенных ГУЛАГа.

Свою лепту в запутывание вопроса о статистике заключенных ГУЛАГа внес и Н.С. Хрущев, который, видимо, с целью помасштабнее представить собственную роль освободителя жертв сталинских репрессий, написал в своих мемуарах: «... Когда Сталин умер, в лагерях находилось до 10 млн. человек»[4]. В действительности же 1 января 1953 г. в ГУЛАГе содержалось 2 468 524 заключенных: 1 727 970 — в лагерях и 740 554 — в колониях (см. табл. 1). В ЦГАОР СССР хранятся копии докладных записок руководства МВД СССР на имя Н.С. Хрушева с указанием точного числа заключенных, в том числе и на момент смерти И.В. Сталина. Следовательно, Н.С. Хрущев был прекрасно информирован о подлинной численности гулаговских заключенных и преувеличил ее в четыре раза преднамеренно.
http://s020.radikal.ru/i700/1501/c7/17f1df7c72f7.jpg

http://s017.radikal.ru/i422/1501/c5/01013d58e1e7.jpg

Продолжение таблицы3
http://s019.radikal.ru/i634/1501/4b/bf5a47243e9a.jpg

Полностью

http://scepsis.net/library/id_937.html

0

6

22:16, 27 апреля 2015

«Ельцин всегда был трусом»

Бывший председатель Верховного Совета России Руслан Хасбулатов о том, как можно было повернуть перестройку и спасти СССР

Тридцать лет назад, в марте 1985 года, к власти в СССР пришел Михаил Горбачев. Спустя месяц после назначения на пост генерального секретаря он, подражая Владимиру Ленину, озвучил знаменитые «апрельские тезисы», от которых принято вести начало перестройки. Заведующий кафедрой мировой экономики Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова, бывший председатель Верховного Совета России Руслан Хасбулатов рассказал «Ленте.ру», как сегодня видит перестройку, почему развалился СССР и как следом чуть не развалилась Россия.

Когда в стране объявили перестройку, вы преподавали в Московском институте народного хозяйства имени Плеханова. Расскажите, как вы ее встретили?

Свернутый текст

Хасбулатов: Как и большинство наших интеллектуалов, я встретил ее с восторгом. Много приходилось ездить за границу по линии молодежного «Спутника» и общества «Дружбы». А АПН (Агентство печати «Новости»), публиковало мои брошюры о горбачевской перестройке. Они были изданы на всех европейских языках и пользовались популярностью. Весь мир тогда объездил, везде встречали хорошо, Горбачев вселял за границей надежду на прекращение противоречий с Западом, установление гармоничных отношений. Люди радовались нашей перестройке, были большие ожидания, что будет лучше с экономикой, свободой, будет открытое общество, восторжествуют общечеловеческие ценности, о которых много и хорошо говорил Горбачев.

Свернутый текст

Конечно, наши люди порядком устали от напряженности между США и СССР. Помните: сбитый корейский «Боинг», когда погибли почти 300 человек. Тогда президент США Рональд Рейган объявляет СССР «империей зла», а в ответ начинается массированная антиамериканская кампания с нашей стороны. Кстати, в советском обществе тогда такого антиамериканизма, как сейчас, не было, был скорее интерес к тому, что «там происходит» и как люди живут в этом «капитализме». Враждебность на высоком пропагандистском уровне не переносилась в структуры общества, люди не чувствовали вражды ни к Западу, ни к США. Наше тогдашнее общество было в высокой степени интеллектуальным, «толстые» журналы и газеты выходили миллионными тиражами.

С 1987 я уже был консультантом в Совете министров СССР у Николая Рыжкова по социально-экономическому блоку, куда меня привлек академик Леонид Абалкин. Когда мы собирались, многие экономисты говорили руководству, что того уровня демократии, который дали в начале перестройки, вполне хватит, и пора заняться экономикой. Но вместо этого Горбачева, похоже, «понесло», как Остапа Бендера. Так, в частности, он достал из небытия и начал обсуждать «Союзный договор», давно инкорпорированный в Конституцию СССР. Это была огромная ошибка. Но не только это.

Но до этого была борьба за повышение дисциплины и антиалкогольная кампания.

По поводу повышения дисциплины в государственном и административном аппарате. Меры, предпринятые Андроповым, я считаю, были полезными, они дали серьезный эффект. Неплохо, если бы подобные действия осуществил бы и Путин.

Другой вопрос — антиалкогольные мероприятия. Их следствием стало нарушение финансово-экономического равновесия страны, деформация бюджета. Я тогда сомневался насчет итогов, сколько именно недобрал бюджет. Полагал, что где-то 30-40 миллиардов долларов в 1986-1987 годах. Но бывший премьер СССР, Николай Иванович Рыжков сообщил, что антиалкогольная кампания нанесла СССР ущерб в 100 миллиардов долларов! В современной оценке, это более 500 миллиардов. Здесь надо иметь в виду и другие обстоятельства. Тогда, в 1985-1986 годах цены на нефть и газ значительно упали: с 30-40 долларов они опустились до 15-20 долларов за баррель в течение двух лет. Это сократило существенно бюджетные поступления. Еще один источник затрат — неразумный ввод войск в Афганистан. Он требовал затрат около 30 миллиардов долларов в год. В результате наметилось серьезное уменьшение расходов на социальные цели, начал снижаться уровень жизни населения, усилились и расширились дефициты.

В экономике стали развиваться хаотические процессы под влиянием волюнтаристских решений.

Свернутый текст

Какие помимо указанных выше?

Например, совершенно абсурдные решения высшей власти относительно выбора руководителей всех организаций в стране. Такой клич бросил Горбачев — человек вроде бы опытный, работал в сельском хозяйстве и на производстве...

Что такое выборы начальников цеха, завода? Где вы такое видели? На капиталистических предприятиях такого никогда не было и не может быть, там жесткая дисциплина — иначе нельзя, это нормально. Но в СССР стали внедрять «демократию в производство», прямо по схемам князя Кропоткина, классика анархизма. Даже Прудон до этого не додумался. В результате по всей огромной стране развернулась «выборная лихорадка», в которой участвовали дворники, вахтеры, сторожа — они тоже выбирали художественного руководителя Большого театра или директора известного малолитражного завода в Риге.

Вы пишете в своих книгах, что у Горбачева не было никакой тактики и стратегии и он действовал по интуиции. Разве такое возможно?

Горбачев, как мне кажется, старался как мог. Но никакого серьезного, продуманного плана у него не было. И это не только его вина, но и всей огромной бюрократии. Это я лично понял, когда уже был избран заместителем председателя Верховного Совета Бориса Ельцина. Я с Горбачевым, по просьбе Ельцина, по два-три раза в день встречался. Ему (Ельцину) было некомфортно с ним говорить — такие у них были взаимоотношения. У меня же с Горбачевым сложились хорошие личные отношения. Он был мягкий, добродушный человек, в отличие от Ельцина. Я ему говорил: «Зачем эта затея с Союзным договором? Зачем вы достали из нафталина Союзный договор 1922 года? Нам ведь нужна, прежде всего, экономическая стабильность!» И еще другой важный вопрос, который я с ним неоднократно обсуждал, — это необходимость признания частной собственности, возрождение политики НЭПа.

И какая была реакция?

Как всегда, ироническая, а затем: «Я подумаю, посоветуюсь с товарищами». Думаю, Александр Яковлев, всесильный секретарь ЦК, ему подсказал эту порочную идею Союзного договора. По моему мнению, Яковлев вовсе не был агентом, но он точно был догматиком, сторонником западного пути развития.

Они торопились?

Смотря кто. Те, кто желал развала социализма и перехода на капитализм, торопились. Все время «подгоняли» Горбачева. А он постоянно подыгрывал им, пытался доказать, что является «большим демократом», чем все они, вместе взятые. В частности, группа из так называемых межрегиональных демократов из Союзного парламента. Они называли себя «демократами», как будто другие не «демократы». Это был вызов, крайнее неуважение к другим депутатам.

Николай Рыжков говорит, что он, Горбачев и Долгих при Андропове разрабатывали план реформ, план будущей перестройки, работали несколько лет. Куда же делась разработанная ими тактика и стратегия?

Не знаю, у меня и с Николаем Ивановичем всегда были хорошие отношения, я вообще считал, что устранение Горбачевым Рыжкова в начале 91-го года было большой ошибкой. Он был порядочным человеком и профессионалом высокого класса. Возможно, несколько мягкий. А что касается замыслов Андропова, я так понял: узкий круг ближних людей несколько раз собирался по инициативе Андропова — он был человек очень информированный, как тогда было принято писать — «кристальный коммунист», человек социалистических принципов. И, видимо, инстинктивно понимал (мне близкие к нему люди об этом говорили), что надо менять основательно саму модель социализма. Но ничего конкретного не успел сделать. И наследия в этой части он не оставил. Поэтому нет смысла говорить о том, что произошло бы при Андропове в части изменения модели социализма. Но одно ясно — он бы сохранил СССР.


В каком году вы начали понимать, что перестройка, вся эта затея — больше слова, чем дело.

В 88-м. Я хорошо знал некоторых влиятельных советников-академиков Горбачева. Дружил с Абалкиным, знал Петракова, больше общался с опытнейшим Арбатовым — это был кладезь мудрости, — и он также считал, что политические преобразования надо оставить немного в стороне. О том же говорили академики Богомолов и Федоренко. Все они публично на пленумах ЦК и заседаниях в Совете министров настаивали на том, чтобы в первую очередь, взяться за преобразования в экономике. Уровня демократии, который был создан к 88 году, вполне хватало. Это та мудрость, которую Дэн Сяопин применил, но не оценили в Кремле. Дэн не отстранил партийный аппарат от власти. Ведь в партийном аппарате всегда были самые сильные кадры, хорошо подготовленные администраторы. Дэн Сяопин их выдвинул на передний рубеж, чтобы они служили авангардом в создании новой модели экономики. А Горбачев взял другую тактику — отстранение партии от управления. А кем ее заменять? Ведь не было других кадров, кроме этих партийных администраторов. Вот этим и воспользовался Ельцин, а также Кравчук и Шушкевич. Повсюду появляются безродные и безответственные болтуны — «демократы», кстати, плохо образованные, циничные, ни в грош не ставящие народ и его интересы.

Пишут, что у Яковлева была тогда идея, которую он предлагал тому же Горбачеву в Волынском — отстранить КПСС от власти путем создания второй партии и прийти к двухпартийной системе, как в США.

Свернутый текст

Эта идея витала в воздухе давно, с начала перестройки, ее можно было осуществить, но как мне казалось, несколько позже — после того, как будет принята программа преобразований и достигнуты серьезные успехи в развитии. Я тоже был членом партии, мы относились к этому делу достаточно формально, и членство в КПСС нисколько не стесняло нашу деятельность. Хотя я по своим убеждениям был социалистом, но я тоже считал, что надо создавать социал-демократическую партию. Но, как и академики Арбатов, Богомолов, Федоренко и многие другие весьма опытные и умелые люди, я считал, что это должно происходить постепенно. Сперва надо использовать все ресурсы для безболезненного перехода к новой экономической модели. В ней предусматривались приватизация легкой промышленности, торговли, включая розничную и т.д.

В то же время вся тяжелая промышленность, включая ВПК, оставалась бы под контролем государства. Рядом с ней, то есть государственной, создается конкурентная капиталистическая экономика, развивается мелкое предпринимательство, включая сельское хозяйство, торговлю и т.д. Государство осуществляет помощь этому частному сектору. Госплан создает соответствующие условия, чтобы «заиграл» рынок — заработал мелкий сектор без особенно крупных затрат. Я помню, тогда собирал предпринимателей, они мне говорили: «Руслан Имранович, дайте нам условия, налагайте на нас хоть 80-90 процентов налогов, но дайте нам возможность самостоятельно распоряжаться хотя бы 10-20 процентами прибыли». Одновременно с этим предполагалось снять монополию внешней торговли. Чтобы западные компании могли поставлять нам товары, тем более когда у нас есть сложности, дефицит. За счет этого маневра у нас бы наполнился рынок. И таким образом осталось бы время, чтобы грамотным путем осуществлять стратегические реформы без ухудшения ситуации со снабжением.

Горбачев, видимо, понял, что ничего у него с экономикой не выйдет, решил заигрывать с республиками, и стал бесконечно обсуждать этот Союзный договор и будущий референдум. Он уже не слушал никого. Горбачев сам дал сепаратизму дорогу. Плюс карабахские события, которые начали накатываться с 1988-1989 года. Их следовало жестко пресечь. Я был свидетелем того, как канадское правительство решило проблему с восстанием в 1968 году, когда квебекские сепаратисты похитили даже представителя королевы, а министра труда застрелили. Премьер министр Канады Пьер Эллиот Трюдо ввел в Квебек войска и очень жестко принял все военно-полицейские меры и заявил, что «демократия существует для народа и во имя его интересов, а вооруженное восстание сепаратистов — это идея преступников, и они должны за это ответить».

Конечно, государство должно себя защищать. Первый опыт нерешительности Горбачевым был показан в Карабахе, когда, по моему мнению, трех преступных руководителей Армении, Азербайджана и Нагорного Карабаха надо было арестовать, привезти в Лефортово, где я сам потом оказался (смеется). Ведь после этого, между прочим, поставили вопрос о выходе из СССР «прибалты», когда они увидели, что никаких серьезных действий центральная власть не принимает и не способна принимать.

В вашей книге вы объясняете мягкость и нерешительность Горбачева тем, что у него были комплексы перед Западом.

Да-да, этот комплекс был у всех, не только у Горбачева. А после него — он стал повсеместным. Ельцин никогда не пошел бы на расстрел парламента в 1993 году, если бы Клинтон не дал разрешения. В основном проводником ельцинской политики был немецкий канцлер Коль — он уговорил Клинтона дать разрешение Ельцину на жестокое подавление Верховного Совета России. Ельцин стал откровенно марионеткой США. Он был от них зависим в прямом смысле слова. Вообще, я вижу, что вся российская элита — и политическая и деловая — обладает комплексом неполноценности перед Западом. И даже сегодня.

Свернутый текст

Возвращаясь к Горбачеву: на первом этапе им была допущена еще одна догматическая ошибка. В 1989 году прибалтийские республики ставили перед Съездом народных депутатов СССР вопрос об экономической самостоятельности. Кстати, и Абалкин, и Рыжков, и Петраков, и Арбатов — все они были за то, чтобы дать им эти полномочия, а Горбачев уперся. Надо было им дать самим проводить реформы, у них светлых голов тогда было немало. Может быть, сделали бы что-нибудь полезное. Нет, отвергли их инициативу. Результаты мы видим сегодня.

А программа «500 дней»? Что было в ее основе?

В основе этой программы лежали идеи академика Николая Шмелева, а затем академика Станислава Шаталина. Григорий Явлинский их использовал, но в достаточно примитивном изложении. Кстати, эту программу российский парламент одобрил уже после того, как против проекта Абалкина выступили союзные республики, да и сам Горбачев. Чтобы взять какой-то ориентир, мы ее одобрили, понимая всю слабость и непроработанность, а Явлинского сделали вице-премьером для претворения в жизнь этой программы. Но он, естественно, все это провалил, ничего не сделал. Организатор из него получился никудышный.

Когда Горбачев начал терять контроль над ситуацией?

В 1989 году, когда в союзном парламенте была образована Межрегиональная депутатская группа (МДГ) во главе с Афанасьевым. Вот тогда он начал терять контроль над ситуацией в стране. До этого Горбачев исходил из положения, что он истинный демократ и все, что он делает, соответствует нормам западной демократии.

А тут, вдруг, объявились еще «большие демократы», чем он сам! Вот он и растерялся: бороться с ними, в глазах Запада, означало, что Горбачев — не демократ. Не бороться — это вело к нарастанию на него атак со стороны ЦК КПСС. В результате Горбачев оказался в «ловушке». Следует отметить, в МДГ входил и академик Сахаров, но о нем разговор отдельный, он был всего лишь символом этой группы. Сахаров был за социализм, за единство СССР, он разработал проект Конституции Союза Советских Социалистических Республик Азии и Европы. Он был гуманист и убежденный демократ, теоретик конвергенции. Он искренне полагал, что социализм — это более высокая ступень по сравнению с капитализмом. А МГД прикрывались его именем. Горбачев не смог управлять ни этой группой, ни Всесоюзным Съездом и Парламентом. Я, например, в Верховном совете России всех этих лживых демократов прижал, заставил работать и следовать общей линии российского парламента в интересах нашего народа. Поэтому они и возненавидели меня.

Почему он не смог с ними работать?

Человек 200 радикалов было, но они навязали волю всему Съезду депутатов СССР. Ни одного конструктивного предложения с их стороны не было, только критика Горбачева и КПСС. Помню, замечательно против них выступил поэт Олжас Сулейменов: «Я разделяю ваши взгляды, я демократ, но что же вы все время критикуете и критикуете Горбачева и ничего не предлагаете?»

Я считаю, что деятельность именно этой «группы демократов» привела к мятежу в августе 1991 года — их интересы сомкнулись в неприятии Горбачёва с интересом сил, представленных Крючковым и другими ортодоксами из ЦК. Они не сумели организованно выступить против ГКЧП, основное и единственное противодействие ГКЧП оказал Российский Верховный Совет. А эти хваленые «демократы» даже не созвали Съезд народных депутатов СССР, они оказались способны только демагогией заниматься, хотя там, среди них, были талантливые люди. Но и они оказались заложниками демагогов.

И еще предстоит понять, чего лишилась цивилизация с потерей СССР!

До ГКЧП вам было известно, что что-то такое готовится?

Много было слухов, и в прессе писали об этом, а «советник» Горбачева, некий Мигранян, даже обосновывал необходимость «просвещенной диктатуры». Накаркал. Я на эту тему давал интервью телевизионщикам, где отрицал возможность такого сценария, полагал, что обстановка в СССР не дает предпосылок для заговоров и переворотов. Исходил из того, что демократический процесс в стране далеко зашел и общество не потерпит путчистов. Введение ГКЧП было для меня большой неожиданностью. За несколько дней до этого я был в Сочи, помогал местным властям справиться с последствиями стихийного события — шторма. И даже звонил министру обороны Язову, просил тяжелую технику для восстановления какого-то трубопровода у кавказского хребта. Он сказал: «Конечно, немедленно поможем», и помощь оказал. Вернувшись в Москву, за день до ГКЧП, я встретил, уже ночью, Ельцина — он прилетел в Москву из Казахстана, где он вел какие-то переговоры с Назарбаевым. Я его, как обычно, встретил в аэропорту, проводил его домой, мы жили по соседству. 20 августа должно было быть подписание нового Союзного Договора, и мы с Ельциным обговорили некоторые вопросы. В частности, что в Договоре Горбачева некоторые статьи мы, российская делегация, подписывать не будем, так как юристы Горбачева в этом Договоре приравняли республики Российской Федерации к союзным республикам. С этим я категорически не был согласен. И разъяснил это Ельцину. Кстати, когда этот вопрос стали обсуждать в Новоогарево ранее, я перестал даже посещать эти заседания, в знак протеста.

Свернутый текст

Это же был бы развал России...

Да, следом за союзными республиками были бы объявлены Татарская, Башкирская, Осетинская, Чеченская, Дагестанская и т.д. Все они становились бы равными с Казахстаном, Белоруссией, Украиной. Обговорили это с Ельциным и разошлись. В 7 утра я встал, как всегда, бодрый. Звонит жена из московской квартиры и сообщает, что в стране переворот, просит включить ТВ. Включил телевизор, а там и правда «Лебединое озеро», потом показали Янаева и других. Позже я узнал, что фактическим организатором был Крючков, глава КГБ. Я немедленно побежал к Ельциным. Там, у порога, стоит хмурый Коржаков. Увидел Наину Иосифовну, вбежал на второй этаж. Ельцин сидел на кровати, неопрятный и подавленный. Увидел меня, говорит: «Обыграл нас Крючков. Все, через час нас с вами возьмут».

Владимир Крючков
Владимир Крючков
Фото: Сергей Субботин / РИА Новости
Я ему отвечаю: «Как так возьмут? Соберитесь, приведите себя в порядок, мы что, с вами в бирюльки играем? Давайте, звоните в Алма-Ату Назарбаеву, в Киев Кравчуку, заручимся поддержкой. Спрашиваю также его: «Кого из военных вы знаете? Через 15 минут будьте в порядке, я созову всех наших руководителей. Надо драться, а не сдаваться!»

Связь не отключили?

Ни свет, ни связь не отключили. Я полагаю, что они хорошо в КГБ знали психологию Ельцина и полагали, что он сдастся. И он уже фактически сдался, когда я его увидел. Так что они его «просчитали». У них был план вывезти нас на одну из своих подмосковных дач, чтобы он (Ельцин) там сложил с себя все полномочия и вернулся в Свердловск. Это был предельно мирный сценарий. Крючков мне потом несколько раз говорил: «Я твой фактор не учел, мы из-за тебя проиграли, а все лавры достались Ельцину».

Вы автор воззвания народу, после которого начали собираться защитники Белого дома?

Да, его я писал. У Ельцина собрались Силаев, Руцкой, Шахрай, Полторанин, Бурбулис. Я дал ручку Полторанину, он у нас главный был журналист, а у него руки дрожат. Я рассердился, со злостью забрал у него ручку и сам стал писать. С этого началось противостояние путчистам. Москвичи нас поддержали.

Вы упомянули, что Ельцин пытался сбежать в американское посольство. Это правда?

Ну это известный факт, и об этом было написано уже в 1992 году. Конечно, Ельцин боялся ареста (ну кто не боится?). Помню: ночь, моросит дождь, в Дом советов пришли мокрые Гавриил Попов, Юрий Лужков с молодой женой — они тоже боялись, что их арестуют. Я их отправил согреваться, и тут вбегает в кабинет Коржаков и дурным голосом кричит: «Руслан Имранович, срочно к президенту!» Спускаемся на лифте, внизу, в гараже, стоит Ельцин, его помощники, охрана и большая машина «Зил 114». Ельцин сразу ко мне: «Через полчаса будет штурм, нам надо спасти себя, едем в посольство США, через два дня после большого шума в мире мы вернемся».

Президент России Борис Ельцин в ночь с 20 на 21 августа 1991 года в Белом доме
Президент России Борис Ельцин в ночь с 20 на 21 августа 1991 года в Белом доме
Фото: Дмитрий Соколов / ТАСС
Я даже не стал размышлять, говорю: «Вы правы, правильное решение, вы президент, вы у нас один, вас надо спасать, а у меня здесь 500 депутатов». С этими словами развернулся и пошел к лифту. Иду к себе и думаю: «Что же теперь будет... Президент сбежал...» И когда я шел по коридору, под руку мне подвернулись военные. Подбежал генерал Кобец и говорит: «Вот тут генерал Лебедь, он хочет нам что-то подсказать, помочь...» Я был в ярости, не знал, на ком ее сорвать, а здесь — подходящий случай. Говорю: «Если вы хотите помочь, то зачем вы подогнали сюда танки?» Лебедь мне говорит: «Если будет надо, за пять минут ваш Белый дом возьму». На что я ему отвечаю: «Через пять минут никак не возьмешь! Генерал Кобец, арестуйте этого путчиста и бросьте в подвал! Через два дня разобьем мятежников, а он пойдет под трибунал».

Кобец открыл рот, а Лебедь замолчал и встал по стойке смирно. Вот тут я, наконец, успокоился и прошел в свой кабинет. Зло выплеснул, велел никого не пускать, не знал, что делать, была какая-то опустошенность, даже мысли какие-то ленивые. Думал, что, как только Ельцин сбежит, американцы тут же всем сообщат о нашем поражении. Сидел, размышлял, прошло минут 20-30, как мне кажется. И тут раздается телефонный звонок от Ельцина: «Руслан Имранович, вы так решительно отказались эвакуироваться, что я тоже решил воевать вместе с вами. Будем вместе до конца». Он ушел в подвал, а я остался командовать, разумеется.

А почему именно в посольство США?

Как я потом узнал от первого замминистра обороны СССР Владислава Ачалова, это была игра Крючкова. Через свою агентуру в посольстве США он запустил информацию, что назначено время штурма, при котором должны убить Ельцина. Это была дезинформация, но ее «проглотили» американцы и рекомендовали Ельцину «эвакуироваться» в посольство США. Крючков все время сидел на телефоне, рассказывал Ачалов, ждал бегства Ельцина, а потом, когда ему сообщили, что Хасбулатов отказался бежать, а Ельцин следом за ним передумал, Крючков швырнул трубку, схватился за голову и воскликнул: «Хасбулатов выиграл у меня».

Горбачева в Форосе блокировали или нет, существуют на этот счет разные мнения, есть и такое, что он ждал, как будут развиваться события.

Это был полуарест, в мягкой форме. Указа или разрешения на переворот Горбачев им не дал. Делегацию, которая к нему прибыла с приказом о введении ГКЧП, он обматерил, подписывать отказался. В запале сказал, мол, делайте, что хотите, но подписывать не буду. Они этой фразой и воспользовались. Сговора у него с ними не было. Конечно, ему надо было сесть в их самолет и вернуться в Москву, в Кремль. И потребовать объяснений: что вы тут устраиваете? Он же их всех хорошо знал. Так что говорить однозначно, что Горбачев все знал, все одобрил, — неверно. Другое дело — он не попытался жестко пресечь любые «инициативы» в этом направлении.

Почему ГКЧП посыпался?

Это не трусость. Генерал Ачалов и маршал Язов знали цену жизни, оба были в Афганистане, Закавказье. Язов еще был ветераном Великой Отечественной войны. И Язов, и Ачалов не особенно полагались на генерала Грачева, поэтому Ачалов сам обходил позиции у Дома Советов. Грачев и Лебедь, кстати, готовы были расстрелять демонстрантов, если бы дали приказ, это потом они рядились в спасителей. Ачалов же после обхода сообщил Язову, что собралось много народу и может быть кровопролитие: «Стоит ли штурмовать Дом Советов?». Язов тут же сказал: «Нет, не стоит. Из-за этой шайки мы с тобой честью советских офицеров рисковать не будем». Должен сказать, высочайшую порядочность, честь, служение народу в эти дни проявил Генерал Владислав Ачалов. Это был очень авторитетный генерал ВДВ, с ним считались в армии, ему доверяли.

Неужели КГБ не мог вас арестовать?

Я думаю, могли. Но они не верили, что я буду так решительно действовать. Они знали хорошо Ельцина и тех, кто его окружает, его похождения, падения в реку, свердловские эпизоды, когда он потом извинялся, каялся, плакался. Они не рассчитывали, что так много выйдет людей для защиты Дома Советов. И просчитались со мной. Как и в 1993 году. Для меня понятие чести очень важно, я же не мог уйти с линии борьбы, чтобы смеялись надо мною позже. Как с таким жить дальше?

И депутаты, как «левые» так и «правые», все они отбросили свои противоречия и проявили героизм, надо отдать им должное. А КГБ побаивалось военных: как мне рассказывал Ачалов, когда Крючков начал повышать голос, Язов отвел Ачалова в сторону и приказал ему быть готовым, чтобы арестовать Крючкова и его генералов. Крючковцы все подслушивали и поняли, что если будут действовать против народа, то армия их не поддержит и сомнет. Пресса пишет, что в ГКЧП были малодушные, трусливые деятели, а Ельцин показал себя «решительным». Но это не так. В ГКЧП были достойные люди, они совершили ошибку, но они не стали проливать кровь. Это надо признать. А трусом всегда был Ельцин — и в августе 1991 и позже, а в 1993-м показал себя бандитом. Путчисты в августе 1991 года рисковали карьерой и жизнями, но не допустили кровопролития. Настоящий переворот произошел в Беловежье. Только в истории удачные перевороты переворотами не называют. Я иногда размышляю над прошлым и считаю своей большой ошибкой, что не пошел тогда (после Беловежья) к Горбачеву и не предложил подписать указ, назначающий меня премьером СССР, возможно, тогда удалось бы сохранить Союз. Но что поделаешь! История нас опережает!

А что же вы? Почему не пошли на этот шаг?

Не знаю. Наверное, воспитание у меня такое. Не предложил я эту спасительную идею. Эта идея витала в наших парламентских кругах.

После ГКЧП произошла страшная вещь. Союз предельно ослабел, он балансировал на границе существования. Горбачев фактически стал заложником Ельцина. Он приказал распустить Съезд народных депутатов и Верховный Совет СССР; арестовали Лукьянова. А в наших российско-советских условиях, если главы нет, то считай, власти нет, ни союзного правительства, ни чего-то другого. В Российской федерации тогда тоже не было правительства! Ельцин еще перед путчем разогнал правительство Силаева. Огромная страна никем не управлялась!

Тогда я явочным порядком созвал Президиум Верховного Совета и мы работали круглые сутки, фактически управляли страной и даже делами СССР, областями и республиками. Все тогда знали, что «Хасбулатов на месте», он решает вопросы. Это не позволило России распасться, хотя данные процессы распада, однако, стали бурно развиваться. В этот период я неоднократно ставил перед Ельциным вопрос: давайте скорее создадим правительство! Кстати, у него самого были неплохие идеи пригласить в правительство известного офтальмолога, академика Святослава Федорова, затем — академика Юрия Рыжова, потом — Юрия Скокова. Но все это оказалось жалкой игрой. Он предложил в правительство никому неизвестных людей, какого-то Гайдара, Бурбулиса и еще кого-то, имена которых не хочу говорить в силу их ничтожности.

Они вышли из неформальных клубов, были известны в кругах интеллигенции...

Да-да, кто-то их знал, но не общество. Это были типажи что-то типа тех, что недавно выходили на Болотную площадь. Но самое смешное в том, что они не знали экономику ни капитализма, ни социализма. Это, видимо, и не было важным — одновременно с ними пришли американские специалисты. Как потом я выяснил, с ними работали и представители иностранных разведок. Как после всего этого, не анализируя события, можно воспринимать современные украинские события? Они лишь повторяют то, что происходило в Москве в 1991-1993 годах!

Почему Ельцин вдруг так яростно начал торпедировать Горбачева?

После ГКЧП, когда Горбачев вернулся в Москву, Ельцин сделал его своим заложником. Об этом, по-моему, только я писал в своих книгах. Он не дал Горбачеву сформировать союзное правительство. Были и другие важные события. Тогда же произошли события в Чечено-Ингушетии, где отставной генерал Дудаев на волне демократизации разогнал местные власти в этой республике. И вот удивительное дело, я в тот момент был в Японии, «отвозил» письмо Ельцина по поводу Курил премьер-министру этой страны. Без моего ведома вице-президент Руцкой подготовил проект по введению ЧП в Чечено-Ингушетии. ЧП провалился, потому что в аэропорт Грозного прибыли два батальона солдат, но без оружия, которое им должны были подвезти из Моздока.

В общем, произошел провал и все организаторы опять просят от меня помощи. Я звоню Горбачеву (он же все еще президент СССР, и войска подчиняются ему), говорю: «Ельцин ввел ЧП без моего ведома, но надо помочь, дайте приказ — введите войска». Он отвечает: «Нет, нет!» Наотрез отказался. Ведь можно было без особого труда усмирить Дудаева. Тогда, может быть, и двух полков хватило бы. Дудаев — профессиональный военный, он знал, что против армии он ничего не сможет делать, его возьмут и арестуют. Я звонил министрам обороны, в МВД, но все они ссылались на Горбачева и тоже не захотели рисковать своим положением.

В истории этот момент остался незамеченным, но сыграл особую роль в отношениях Ельцина и Горбачева. После отказа помочь армией Ельцин так взъярился на Горбачева! Я был у него в кабинете, он ходил туда-сюда весь красный и рычал: «Я его в порошок сотру! Я уничтожу его!» И после этого он дал указание своим юристам убрать из документов по СНГ упоминания о всяких руководящих органах. Это было ключевое событие, после которого Ельцин начал уничтожать Горбачева, хотя до этого он договаривался с союзными республиками, что оставляет за Горбачевым пост главы СНГ.

Что было в Беловежье? Одни пишут, что пьянка, другие говорят — всю ночь работали.

Как все или почти все участники говорили, там все было. Но не хотел бы распространяться на данную тему. В целом же это был один из самых позорных форумов, не красящих ни одного из его участников. Попросту говоря — сборище заговорщиков.

И почему, в конце концов, в Беловежье, у границы с Польшей?

Я думаю, так, на всякий случай, чтобы в случае чего сбежать: они же не дураки! Риск-то был! Горбачеву, как мне рассказывал позже президент СССР, Ельцин эту встречу объяснил перед отъездом так: «Скоро весна, посевная кампания, нам надо договориться о взаимодействии по топливу, по семенному фонду». На самом деле это был заговор. Они, эти участники, — Ельцин, Кравчук и Шушкевич, — конечно, побаивались меня, поэтому Ельцин меня и отправил в Сеул. Кто-то из окружения Ельцина в мемуарах писал потом, что на этой встрече было сказано: «Или подписывайте, или расходимся, ночью возвращается Хасбулатов из Сеула, он не Горбачев. Вы это знаете, он придет с батальоном десантников во главе с генералом Ачаловым, и нас арестуют».

А почему Верховный Совет это ратифицировал?

Меня часто этим упрекали. Я созванивался со всеми главами государств, с Верховными Советами, все они говорили: «Отрезанное не склеишь, и так все на волоске держалось». Даже коммунисты выступили за ратификацию. Говорили: «Ну, наконец-то, снимем Горбачева». Когда я вынес на обсуждение Верховного Совета этот документ, я не ожидал, что будет такая поддержка этому антиисторическому решению. Этого даже Ельцин не ожидал, он не пришел на Верховный Совет, побоялся. Против было только семь человек. Это была группа Бабурина.

Если подводить итоги, то в деле по развалу СССР первое место надо отдать Горбачеву, а второе место — Ельцину, он добил СССР. Но если бы не Ельцин, то Горбачеву удалось бы сохранить Союз в составе 9-10 республик. Я в этом уверен.

Алексей Сочнев

http://lenta.ru/articles/2015/04/28/hasbulatov/

0

7

0

8

Игорь Молотов / 17 декабря 2015, 16:30

Горбачева официально заподозрили в госизмене

Генпрокуратуру просят проверить содержание переговоров между высшими должностными лицами СССР и президентом США
Член Общественной палаты РФ Георгий Федоров направил запрос генеральному прокурору Юрию Чайке (документ имеется в распоряжении РП) с просьбой проверить содержание переговоров между высшими должностными лицами СССР и президентом США на соответствие таким статьям Уголовного кодекса РФ, как «Государственная измена» и «Разглашение государственной тайны», и при необходимости принять меры прокурорского реагирования. Речь идет о рассекреченных стенограммах телефонных разговоров, в которых высшее политическое руководство страны — Михаил Горбачев и Борис Ельцин — по сути, докладывает Джорджу Бушу-старшему про уничтожение СССР.

В СМИ (в частности, в газете «Комсомольская правда») были опубликованы стенограммы телефонных разговоров, состоявшихся 8 и 25 декабря 1991 года. Как пишет КП, сразу после подписания Беловежского соглашения (о создании СНГ), которое состоялось 8 декабря 1991 года, Борис Ельцин первым делом позвонил президенту США Бушу и имел с ним беседу длительностью более 28 минут. Спустя две недели, 25 декабря, Джорджу Бушу позвонил уже первый (и последний) президент СССР Михаил Горбачев, и разговор длился 22 минуты.

О деталях этих бесед долгое время можно было только догадываться. Наши спецслужбы их не записывали, а американцы записали, но засекретили. Они хранились в штате Техас в Президентской библиотеке. И лишь в 2008 году Буш-младший снял с бумаг гриф «Секретно», и копии документов оказались в недавно открывшемся Ельцин-центре в Екатеринбурге.

«Когда формировалась экспозиция нашего музея, мы нашли эти стенограммы в каталоге Президентской библиотеки Джорджа Буша-старшего. Мы направили запрос и получили электронные копии. Часто говорят, что Ельцин и Горбачев "побежали" докладываться американскому президенту о развале СССР, но это не так. На самом деле ситуация была сложная. Советский Союз распался, и нужно было поставить в известность президента США, что ядерный арсенал СССР находится под контролем», — рассказал Дмитрий Пушмин, руководитель архива Ельцин-центра.

Георгий Федоров считает, что содержание этих разговоров прямо свидетельствует о том, что Ельцин и Горбачев сознательно работали на США и на уничтожение СССР. Эти люди — предатели и изменники. В связи с этим он и обратился в Генеральную прокуратуру с просьбой провести проверку и возбудить уголовные дела по статьям «Госизмена» и «Разглашение гостайны».

«Если есть исторические фигуры, к которым я испытываю искреннюю и глубокую ненависть, то это Ельцин и Горбачев. Я всегда был убежден, что разрушение СССР стало результатом предательства элит, в том числе непосредственно первых лиц государства. Но до недавнего времени это мое мнение подкреплялось просто общими наблюдениями и неофициальной информацией. Но теперь, когда обществу представлены стенограммы переговоров, все встало на свои места. Это предатели, и их должны судить по всей строгости закона», — подчеркнул в беседе с «Русской планетой» Георгий Федоров.

«Хочу проинформировать Вас лично, господин президент»

Телефонный разговор с Президентом Российской республики Ельциным

Участники: Джордж Буш, президент США, Борис Ельцин, Президент Российской республики

8 декабря, 1991, 13:08 – 13:36, Овальный кабинет

Свернутый текст

Президент Буш: Здравствуйте, Борис. Как ваши дела?

Президент Ельцин: Здравствуйте, господин Президент. Очень рад приветствовать вас. Господин Президент, мы с вами договаривались, что в случае событий чрезвычайной важности мы будем информировать друг друга, я — вас, вы — меня. Сегодня в нашей стране произошло очень важное событие, и я хотел бы лично проинформировать вас, прежде чем вы узнаете об этом из прессы.

Президент Буш: Конечно, спасибо.

Президент Ельцин: Мы собрались сегодня, господин Президент, руководители трех республик — Белоруссии, Украины и России. Мы собрались и после многочисленных продолжительных дискуссий, которые длились почти два дня, пришли к мнению, что существующая система и Союзный договор, который нас убеждают подписать, нас не устраивает. Поэтому мы и собрались вместе и буквально несколько минут назад подписали совместное соглашение. Господин Президент, мы, руководители трех республик — Белоруссии, Украины и России, — констатируя, что переговоры о новом [Союзном] договоре зашли в тупик, осознаем объективные причины, по которым создание независимых государств стало реальностью. Кроме того, отмечая, что достаточно недальновидная политика центра привела нас к экономическому и политическому кризису, который затронул все производственные сферы и различные слои населения, мы, сообщество независимых государств Белоруссии, Украины и России, подписали соглашение. Это соглашение, состоящее из 16 статей, по сути, обусловливает создание содружества или группы независимых государств.

Президент Буш: Понимаю.

Президент Ельцин: Члены этого Содружества ставят своей целью укрепление международного мира и безопасности. Они также гарантируют соблюдение всех международных обязательств в рамках соглашений и договоров, подписанных бывшим Союзом, в том числе по внешнему долгу. Мы также выступаем за единый контроль над ядерным оружием и его нераспространением. Это соглашение подписали главы всех государств, участвующих в переговорах, — Белоруссии, Украины и России.

Президент Буш: Хорошо.

Президент Ельцин: В комнате, откуда я звоню, вместе со мной находятся Президент Украины и Председатель Верховного Совета Белоруссии. Я также только что закончил разговор с Президентом Казахстана Назарбаевым. Я зачитал ему полный текст соглашения, включая все 16 статей. Он полностью поддерживает все наши действия и готов подписать соглашение. Он вскоре вылетает в аэропорт Минска для подписания.

Президент Буш: Понимаю.

Президент Буш: Борис, я благодарен за ваш звонок и вашу откровенность. Мы сейчас же посмотрим все 16 пунктов. Как вы думаете, какой будет реакция центра?

Президент Ельцин: Во-первых, я говорил с министром обороны Шапошниковым. Хочу зачитать 6-ю статью соглашения. Шапошников на самом деле полностью согласен и поддерживает нашу позицию. А теперь я зачитываю 6-ю статью… [...]

Президент Буш: Мы, конечно же, хотим все это внимательно изучить. Мы понимаем, что эти вопросы должны решаться участниками, а не третьими сторонами, такими как Соединенные Штаты.

Президент Ельцин: Это мы гарантируем, господин Президент.

Президент Буш: Ну что ж, удачи, и спасибо за ваш звонок. Будем ждать реакции центра и других республик. Думаю, время покажет.

Президент Ельцин: Я убежден, что все остальные республики нас поймут и очень скоро присоединятся к нам.

Президент Буш: Еще раз спасибо за ваш звонок после такого исторического события.

Президент Ельцин: До свидания.

«В итоге я решил сделать это сегодня»

Телефонный разговор с Михаилом Горбачевым, Президентом Советского Союза

Участники: Джордж Буш, Президент США, Михаил Горбачев, Президент СССР

25 декабря 1991 г., 10:03 – 10:25, Кемп-Дэвид

Свернутый текст

Президент Буш: Здравствуйте, Михаил.

Президент Горбачев: Джордж, мой дорогой друг. Рад слышать ваш голос.

Президент Буш: Рад приветствовать вас в такой знаменательный день, такой исторический день. Благодарю, что вы позвонили.

Президент Горбачев: Позвольте мне начать с приятного: поздравляю вас, Барбару и всю вашу семью с Рождеством. Я думал о том, когда мне сделать свое заявление — во вторник или сегодня. В итоге я решил сделать это сегодня, в конце дня. А поэтому сначала хочу поздравить с Рождеством и пожелать всего наилучшего.

А теперь я должен сказать, что примерно через два часа я выступлю по московскому телевидению с коротким заявлением о принятом мной решении. Я отправил вам письмо, Джордж. Надеюсь, вы скоро его получите. В письме я выразил самое важное. Сейчас же я хотел бы еще раз подтвердить, как высоко я ценю то, что нам удалось сделать за время совместной работы — когда вы были вице-президентом, и потом, когда вы стали Президентом Соединенных Штатов. Я надеюсь, что все лидеры стран Содружества, и в первую очередь Россия, понимают ценность совместного опыта, накопленного руководителями двух наших стран. Я надеюсь, они понимают свою ответственность за сохранение и преумножение этого важного ресурса.

В нашем Союзе дебаты о том, какое государство создавать, пошли не в том направлении, которое я считал правильным. Но хочу заверить, что я использую все свое политическое влияние и авторитет, чтобы новое Содружество стало эффективным. Меня радует, что лидеры Содружества уже достигли в Алма-Ате договоренностей по важным ядерным и стратегическим вопросам. Надеюсь, что в Минске и по другим вопросам будут приняты решения, которые обеспечат механизм сотрудничества между республиками.

Джордж, позвольте мне сказать вам о том, что я считаю крайне важным.

Президент Буш: Я слушаю.

Президент Горбачев: Безусловно, необходимо идти по пути признания всех этих стран. Но я хотел бы, чтобы вы учитывали, как важно для будущего Содружества не допустить обострения процессов дезинтеграции и разрушения. Так что наш общий долг — помочь процессу налаживания сотрудничества между республиками. Я хотел бы особо подчеркнуть этот момент.

Теперь о России — это вторая важнейшая тема наших разговоров. Передо мной на столе лежит Указ Президента СССР о моей отставке. Я также слагаю с себя обязанности Верховного главнокомандующего и передаю полномочия по применению ядерного оружия Президенту Российской Федерации. То есть я руковожу делами вплоть до завершения конституционного процесса. Могу вас заверить, что все находится под строгим контролем. Как только я объявлю о своей отставке, эти указы вступят в силу. Не будет никакой несогласованности. Вы можете спокойно провести рождественский вечер. Возвращаясь к России, еще раз хочу сказать, что мы должны сделать все возможное, чтобы поддержать ее. Я буду делать все, что в моих силах, чтобы поддержать Россию. Но и наши партнеры тоже должны постараться и сыграть свою роль в помощи и поддержке России.

Что касается меня, то я не собираюсь скрываться в тайге, в лесах. Я останусь политически активным, останусь в политической жизни. Моя главная цель — помогать в процессах, начавшихся с перестройкой и новым мышлением во внешней политике. Представители вашей прессы здесь много раз спрашивали меня о наших с вами личных отношениях. В этот исторический момент я хочу, чтобы вы знали, как высоко я ценю наше с вами сотрудничество, партнерство и дружбу. Наши роли могут меняться, но я хотел бы заверить вас, что то, чего мы достигли, уже не изменится. Мы с Раисой желаем вам и Барбаре всего самого наилучшего.

Президент Буш: Михаил, прежде всего хочу выразить признательность за ваш звонок. Я слушал ваше сообщение с большим интересом. Мы по-прежнему будем проявлять участие, особенно в том, что касается Российской республики, огромные трудности которой могут еще больше усугубиться этой зимой. Я очень рад, что вы не собираетесь скрываться в лесах, а будете продолжать активную политическую деятельность. Я абсолютно уверен, что это пойдет на пользу новому Содружеству.

Я благодарен за ваши разъяснения относительно ядерного оружия. Это жизненно важный вопрос международного значения, и я признателен вам и руководителям республик за отличную организацию и реализацию процесса. Я принял к сведению, что конституционная ответственность по данному вопросу переходит к Борису Ельцину. Заверяю вас, что в этом плане мы продолжим тесное сотрудничество… [...]

Президент Горбачев: Спасибо, Джордж. Я рад был услышать все это сегодня. Я прощаюсь и жму вашу руку. Вы сказали мне много важных вещей, и я благодарен за это.

Президент Буш: Всего наилучшего, Михаил.

Президент Горбачев: До свидания.

Конец разговора

http://rusplt.ru/society/gorbacheva-ofi … -gosizmene

0

9

10:51, 24 декабря 2015 576

Раскрыт американский след в истории о сбитом над СССР южнокорейском Boeing

Вашингтон в 1983 году сообщил Японии, что лайнер был сбит по ошибке. А официально настаивал на версии об атаке СССР.

http://s017.radikal.ru/i433/1512/62/72c75b55ce89.jpg

Вашингтон в 1983 году сообщил Японии, что лайнер был сбит по ошибке. А официально настаивал на версии об атаке СССР.
Фото: Wikipedia
МИД Японии в четверг рассекретил ряд документов, касающихся 70-х и 80-х годов прошлого столетия. Согласно некоторым из них, США в 1983 году открыли двойную игру, касающуюся инцидента со сбитым в воздушном пространстве СССР южнокорейского Boeing. Тогда США сообщили Японии, что лайнер был сбит по ошибке.

При этом, в официальных заявлениях Вашингтон настаивал на версии о том, что Москва намерено уничтожила самолет.

Как гласит сообщение из рассекреченных документов, высокопоставленный представитель администрации США конфиденциально сообщил сотрудникам министерства, что "в Советском Союзе перепутали этот самолет с американским воздушным разведчиком".

Между тем, согласно одной из версий, озвученной В 1997 году бывшим высокопоставленным сотрудником японской военной разведки, США намеренно использовали пассажирский лайнер в качестве инструмента разведки. Собственно, в момент полета, по этой версии, Boeing выполнял задание американских спецслужб.

Иосиро Танака пришел к выводу, что американские спецслужбы сознательно направили пассажирский самолет в советское воздушное пространство, чтобы выявить засекреченные и обычно "молчащие" объекты в системе противовоздушной обороны СССР. Как подчеркивает Танака, США в то время прилагали все усилия для сбора информации о советской ПВО на Дальнем Востоке, которая в 1982 году была модернизирована и значительно усилена.

Источник: http://ren.tv/novosti/2015-12-24/raskry … kom-boeing © REN.TV

0

10

1981. Легенда о сбитом нами южнокорейском "Боинге".

Содержание страницы:

“Цель поражена!”

Максим Калашников "Южнокорейский «боинг» сбили не мы"

Василий ГОЛОВНИН "ПОДСАДНАЯ УТКА ЦРУ"

Казалось бы, в этой истории уже давно поставлена точка. 20 лет назад, 1 сентября 1983 года, советский истребитель “Су-15” над Сахалином сбил пассажирский “Боинг-747” авиакомпании “Кориэн Эйрлайнз”. 269 человек, в основном корейцы, японцы и американцы, летевшие с Аляски в Сеул, погибли, а их тела так никогда и не были найдены.

Свернутый текст

Два с половиной часа южнокорейский самолет находился в советском воздушном пространстве, отклонившись от трассы на 600 километров в сторону наших секретных военных объектов.
Всего 90 секунд — и он бы оказался над международными водами. Какие-то полторы минуты!.. Но уже отдана команда на поражение, и военный летчик Геннадий Осипович нажал на гашетку. “Пуск произвел. Цель уничтожена”, — доклад нашего пилота, записанный американскими радиоперехватчиками, крутили по всему миру. Молчало только правительство СССР.

“Дело КАЛ-007” советские спецслужбы засекретили на 50 лет. Так же поступили их американские коллеги из ЦРУ. Гриф “совсекретно”, несмотря на глобальные геополитические изменения, не снят с него до сих пор.
— Можете писать что угодно — до истины, подтвержденной документально, все равно не докопаться. Уж слишком много в этой трагедии заинтересованных сторон — политики, военные, спецслужбы... А правда ни одной из них невыгодна. И это касается не только нашей страны, но и США, Японии, Южной Кореи — поверьте, история КАЛ-007 не красит никого. — Этот человек молчал 20 лет, и он знает, о чем говорит. Лишь несколько высокопоставленных советских чиновников имели доступ ко всем материалам расследования сахалинской трагедии, и наш собеседник входил в их число. — Когда речь идет о безопасности государства, срока давности не существует, — по-прежнему убежден он.

Что-то должно случиться

20 апреля 1978 года. Североморск, главная база Северного флота, командный пункт ПВО.
“Обнаружена цель! Цель нарушила воздушное пространство севернее Североморска и сейчас пролетает Мурманск. На запросы не отвечает”, — докладывает дежурный офицер.

Свернутый текст

“Поднять дежурное звено истребителей-перехватчиков и принудить нарушителя к посадке”, — следует команда.
“Боинг-707”, той же авиакомпании КАЛ. Пассажирский рейс Париж — Анкоридж, проходящий через полярный регион. Самолет “заблудился” и вместо Аляски оказался над Кольским полуостровом. Прямо по курсу — базы хранения советских АПЛ. Гремиха, Видяево, Западная Лица, Североморск, Полярный — после гибели “Курска” эти названия известны всему миру, а тогда — суперзасекреченные военные объекты.
И с земли, и с воздуха на международной частоте “корейцу” следуют четкие указания: “Вы нарушили воздушное пространство СССР. Следуйте за мной”, “машину посадить”. Десять минут (!) летчик Босов на “Су-15” обходит нарушителя со всех сторон, мелькая в 50—100 метрах от пилотской кабины. Эти маневры видят пассажиры — “не замечает” их лишь экипаж. Наконец “Боинг” резко поворачивает на запад и летит в сторону Финляндии. С КП следует новая команда: “Нарушителя сбить”. В хвост “Боингу” летит ракета и сносит часть крыла. Командир лайнера виртуозно сажает раненую машину на замерзшее озеро. Итог — двое погибших, 13 раненых. Опытнейший пилот Ким Чанг Кью, отлетавший по полярному маршруту больше 70 раз, “включает дурака” и на все вопросы отвечает, что “ничего не слышал”
Спустя годы аналитики назовут этот полет пробным. СССР не дождется ни извинений со стороны Южной Кореи, ни должной реакции ИКАО (Международной организации гражданской авиации), не накажут даже экипаж.
1983 год, Дальний Восток, Курильские острова. В 250—300 км восточнее Урупа, Итурупа, Кунашира и Шикотана развернул учения 7-й флот США. Вдоль государственной границы воды открытого моря бороздили десятки кораблей, среди которых было два авианосца, на каждом — по 100—120 многофункциональных самолетов палубной авиации. Истребители один за другим взлетали с палубы и кружились в одной зоне. Неожиданно из общей массы отделялись 3—4 борта и неслись в сторону СССР.
— Этот год был просто сумасшедший, мы не сомневались: что-то должно случиться, — говорит генерал армии Анатолий Корнуков, командовавший в то время 40-й авиадивизией ВВС, разбросанной по Дальнему Востоку. — С начала 1983-го наша дивизия совершила более 4 тысяч вылетов из состава дежурных сил — это значит, что каждые сутки по 4—5 самолетов нахально “прощупывали” надежность границ. К тому же вдоль Курильской гряды постоянно барражировали “РС-135” — самолеты-разведчики США. Как только в небо поднимались наши дежурные звенья истребителей, они тут же поворачивали назад.
Самый дерзкий прорыв был в апреле 83-го. С авианосца “Энтерпрайзис” к госгранице на юге Курил рванула четверка “Ф-14”, “черканула” над спорными островами и безнаказанно улизнула назад. ПВОшники получили тогда по первое число: разве так нужно охранять секретные военные базы, где стоят сотни АПЛ и только полученные стратегические ракеты?

Когда на рассвете 1 сентября 1983-го летчик Осипович получил приказ “цель уничтожить”, ни у самого пилота, ни у его командиров не было никаких сомнений: ТАК ЗДЕСЬ заблудиться невозможно.

Доклад ИКАО — блеф?

Передо мной — итоговый доклад ИКАО, дважды — в 1983 и 1993 годах — проводившей расследование гибели южнокорейского “Боинга”. Считается, что “рейс 007” рассчитан здесь буквально по секундам.

Свернутый текст

Собственно, на основании этого документа и написаны сотни статей о последних часах жизни лайнера. Результаты хорошо известны: экипаж заблудился, а советские военные не смогли отличить обычный гражданский борт от самолета-разведчика ни с земли, ни в небе. Пилоты КАЛ 007 не подчинились ни одному требованию советской стороны, и тогда была отдана команда уничтожить самолет-нарушитель. Виновные — летчики и авиакомпания “Кориэн Эйрлайнз”, которая и оплачивала страховки родственникам погибших. Тогда-то и была в этом деле поставлена точка. Выводы комиссии устроили всех, но не приблизили к разгадке рейса КАЛ-007.
— Это расследование — не более чем формальность. Таково мнение многих экспертов “МК”, принимавших участие в расследовании сахалинской трагедии.
2 сентября 1983 г., Москва. Меньше чем через сутки после ЧП на Дальний Восток вылетела представительнейшая комиссия из генералов и офицеров Генштаба, главкоматов ВВС, ПВО, ВМФ и Центральной инспекции безопасности полетов.
— То, что “залет” “рейса 007” не был случайным, стало окончательно понятно к середине сентября. Мы детально проанализировали данные наших постов ПВО, а затем, учитывая скорость ветра и массу других данных, “восстановили” его полет с самого начала — от взлета с аэродрома Анкориджа до места гибели у острова Монерон, — уверен эксперт “МК”, штурман с 40-летним стажем, лично участвовавший в расследованиях обоих ЧП с южнокорейскими “Боингами” (в 1978 и 1983 годах). — Когда наша “прокладка” была несколько раз перепроверена, оказалось, что “Боинг” с заданного маршрута не сбивался — он ни одной минуты на нем просто не находился! Сразу после взлета был взят другой курс — больше на 12 градусов, и он не менялся на протяжении всего полета. Эта траектория проходила через Камчатку, Охотское море, южную часть Сахалина и выходила в итоге на Сеул.

Трасса R 20 — самый удобный и короткий воздушный путь с западной Аляски до восточного берега Японии. “Восточную” часть полета контролируют американские наземные службы Анкориджа, “западную” — японские диспетчеры в Токио. Между Анкориджем и Сеулом девять контрольных точек, а значит, кроме надежных и несколько раз продублированных приборов лайнер ведут еще и наземные службы. R 20 проходит через северную часть Тихого океана, в 50 километрах от дальневосточной воздушной границы СССР. Сколько помимо гражданских американских и японских радиолокационных станций (РЛС) “курируют” это пространство — есть тайна великая. На дворе — начало 80-х, новая волна “холодной войны”...

“Вполне надежные копии”

Когда были подняты и дешифрованы оба “черных” ящика с погибшего самолета, оказалось, что весь курс “Боинга” — все 5 часов 20 минут полета — были неизменными и превышали R 20 на те же 12 градусов.

Свернутый текст

— “Боинг” должны были завалить еще на Камчатке, но северные роты сидели на сопках без топлива, а радарные станции из-за непонятных помех никак не могли точно засечь цель, — рассказывает генерал армии Анатолий Корнуков. — В итоге по команде подняли два “Су-15” и направили их в другую сторону. Когда разобрались, выяснилось, что расстояние между ними больше 400 км.
Самое удивительное, что в погоню за “Боингом” отправился пилот Босов — тот самый, заваливший “корейца” пять лет назад над Кольским полуостровом. “Эх, знал бы, что это еще один “гость” из того же гнезда, — гнался бы за ним до сухих баков”, — сказал он тогда в сердцах.
Впрочем, вернемся пока к диспетчерам. Дело в том, что американцы и японцы ко второму расследованию 1993 года якобы предоставили комиссии пленки радиопереговоров своих наземных станций. Якобы — потому что вместо “не сохранившихся” (или все-таки сразу же уничтоженных? — Е.М.) оригиналов были предъявлены “вполне надежные копии”.
Прежде чем попасть на Сахалин, КАЛ 007 два часа находился в зонах ВВС США, самым наглым образом нарушая все летные законы. А если верить “вполне надежным копиям”, ни один наблюдательный пункт американских ВВС даже не попытался с ним связаться. Истребители в воздух тоже не поднимались. Получается одно из двух: или видели, но о фатальном отклонении экипаж не предупредили. Или знали об этом полете заранее. А значит, и предположить, чем все это может закончиться, тоже могли.
— И тогда, и сейчас у меня не было никаких сомнений насчет истинных намерений южнокорейского “Боинга”, — говорит генерал армии Валентин Варенников, в то время — начальник Главного оперативного управления Генштаба СССР, отвечавший за все виды боевого дежурства, в т.ч. и войск ПВО. — В ночь на 1 сентября на Дальнем Востоке был развернут и функционировал целый разведывательный комплекс — “случайно” залетевший “Боинг”, разведчики “РС-135”, несколько кораблей ВМС США, наземные пункты слежения на Гавайях, Алеутских островах, в Японии и Южной Корее. И, наконец, спутник-разведчик “Феррет” — он появился над Камчаткой и Сахалином как раз в тот момент, когда там пролетал “Боинг”. Им нужно было “вскрыть” нашу систему ПВО в зоне важных стратегических объектов.

Военные тогда действовали как надо, у нас был только один просчет: мы не смогли воспользоваться своим главным оружием — правдой.

“Мы бы сбили его раньше”

Вместо того чтобы сказать правду, советское правительство молчало почти неделю — как всегда, госмужи боялись ответственности. “Необходимо принять жесточайшие санкции против бездушных убийц 269 человек”, — возмущенно гудел весь мир.

Свернутый текст

“Неизвестный иностранный самолет вторгся в суверенное пространство Советского Союза и ушел в сторону моря”, — мировую общественность “успокоили” этой заметкой в “Правде”. Мелкие буквы, без подписи — значит, готовил Отдел пропаганды ЦК.

Санкции последовали незамедлительно. В СССР прекращены полеты всех авиакомпаний (кроме стран Варшавского договора и “Эр Франс”), отменены регулярные рейсы “Аэрофлота”. Наконец, озвучена официальная версия советской стороны: наглая провокация ЦРУ, в небе сбит самолет-разведчик.
— Чрезвычайную Ассамблею ООН, в работе которой приняли участие 136 стран, созвали уже 15 сентября — случай до этого небывалый, потому что на подготовку мероприятия такого рода уходит обычно не меньше года, — рассказывает Анатолий Брылов, на тот момент заместитель исполнительного секретаря комиссии СССР по делам ИКАО. — Речь шла не только о снятии или наложении новых санкций, но и о выплате многомиллионных и даже многомиллиардных сумм в качестве компенсаций.
Американцы доказывали, что мы знали, что самолет гражданский, но убедительных доказательств предоставить так и не смогли. Наши — полет разведывательный, но доказательств тоже нет — никакой разведаппаратуры на “Боинге” не нашли.
А правда действительно была на нашей стороне — полет, без всяких сомнений, намеренный. И такие примеры в авиации хорошо известны: достаточно вспомнить “прошагавшего” полстраны Пауэрса или приземлившегося на Красной площади авиабалбеса Руста (по-другому его летчики не называют). Просто намерения у всех разные. Умышленное нарушение “Боинга” убедительно доказали еще в начале 1984 года. На “Ил-76” наши летчики повторили оба его полета — по трассе R 20 и реальному маршруту следования. Но наша страна даже не смогла этими доказательствами толком воспользоваться. В итоге все санкции с СССР сняли и материальных претензий больше не предъявляли. “Если его приняли за шпиона, почему он два с половиной часа летал над их территорией? Наши ПВО сбили бы его сразу”, — лишь удивлялись в кулуарах ООН.
— Полеты южнокорейских самолетов в 1978-м и 1983-м имеют общие корни, хотя ни тот, ни другой так никогда толком и не были расследованы, — утверждает Владимир Подберезный, участник расследования гибели КАЛ 007 в комиссии СССР по делам ИКАО. — В июне 1985 года был арестован самый ценный агент ЦРУ в Советском Союзе, сэкономивший ЦРУ, по самым скромным подсчетам, 50 миллиардов долларов. Это супершпион Адольф Толкачев, сдавший американцам бесценную информацию в области авионики: речь шла об аппаратуре электронного слежения и противодействия, в том числе и о новых радарах. Потом, в середине 90-х, в США объявился другой шпион — Виктор Шеймов, исчезнувший в мае 1980-го и открывший недавно с экс-директором ЦРУ Джеймсом Вулси компанию по разработке систем компьютерной безопасности. В Союзе он занимался системами наведения ракет со спутников, а потом работал в 8-м Главном управлении КГБ, был ведущим специалистом в области криптографии и безопасности средств связи. Вот эту-то информацию под руководством ЦРУ и проверяли “корейцы” сначала на Кольском полуострове, а потом на Дальнем Востоке. Правда, для того чтобы это доказать, нужно рассекретить архивы спецслужб, а делать это пока никто не собирается.

Версии или выдумки

За эти годы у военного летчика Николая Осиповича, сбившего южнокорейский “Боинг”, десятки раз спрашивали, видел ли он, что это был гражданский борт.
— Похож он был на гражданский, очень похож, но ведь любой военный самолет можно закамуфлировать. Я до сих пор уверен, что это был разведчик, — отвечает он.
Самолет-разведчик “РС-135” фигурирует и в отчете ИКАО. По данным международных расследователей, он разминулся с “Боингом” на 4-м часу полета. Это зафиксировали советские радары и снова “не заметили” американцы — хотя сами до этого предоставили тот самый радиоперехват Осиповича с землей, где уточнялась позиция “РС-135” и звучала знаменитая финальная фраза “цель уничтожена”. На этот счет не сохранились даже “вполне надежные копии”. Отсюда, собственно, и пошло рождение самых фантастических версий гибели “рейса 007”.
Самая простая из всех — Осипович действительно сбил “РС-135”, а корейский “Боинг” никогда с маршрута не сбивался, потому что все время летел по трассе R 20. Тогда понятны сообщаемые им данные диспетчерам. Его уничтожили или японцы, или американцы, тоже приняв за разведчика, или же, по сценарию “провокация”, его все равно должны были сбить. Чтобы свалить все на русских.
Другая версия — воздушный бой у Хоккайдо между советскими и американскими истребителями. И, наконец, третья — очень популярная у наших генералов — кроме экипажа, пассажиров в “Боинге” вообще не было. Поэтому-то и не нашли тел. Водолазы действительно обнаружили лишь кучу осколков от лайнера — ни двигателей, ни кресел, ни тем более останков людей...
— Скоро ли мир забудет гибель корейского лайнера? — в самый разгар тяжелейшего политического кризиса спросили у тогдашнего министра иностранных дел СССР Андрея Громыко.
— Я в этом уверен, — ни секунды не сомневаясь, ответил он.
Хотелось бы поспорить с ветераном дипломатии, но, видно, время для подлинно независимого расследования гибели 269 людей еще не пришло...

“Цель поражена!” Московский комсомолец 03.09.2003

Южнокорейский «боинг» сбили не мы.

Максим Калашников

Новые подробности шокирующей истории 1983 года. Именно после гибели «заблудившегося» над территорией Советского Союза «боинга» наша страна получила титул «империи зла».
Французский автор Мишель Брюн считает, что 1 сентября 1983 года над Дальним Востоком СССР шел настоящий воздушный бой между девятью военными самолетами США и советскими истребителями. Боинг стал случайной жертвой этой неизвестной войны...

Свернутый текст

Официальная версия Москвы
...В ночь на 1 сентября 1983 года южнокорейский пассажирский самолет вошел в воздушное пространство Советского Союза над Камчаткой. Он летел над нашими секретными объектами, совершая маневры уклонения от локаторов русской ПВО, и не отвечал на запросы, обменивался сигналами с американским самолетом-разведчиком RC-135. Пролетев Камчатку, «боинг» пошел над Сахалином. В конце концов, после неудачных попыток связаться с экипажем по радио и посадить самолет-нарушитель, советское командование распорядилось его сбить. Приговор привел в исполнение Геннадий Осипович, пилот перехватчика Су-15. Южно-корейский лайнер рухнул в воду у острова Монерон юго-восточнее Сахалина.
Официальная версия США
Американская версия отличается от советской только тем, что экипаж корейского «боинга» рейса Нью-Йорк-Сеул просто сбился с курса, и не советовался по пути с американским самолетом-разведчиком. А людоедский коммунистический режим распорядился всех убить.
Многие сравнивают гибель рейса «KAL-007» с потоплением пассажирского лайнера «Лузитания» немецкой подлодкой в 1915 году, после чего Германия в глазах всего мира предстала как отвратительный убийца. Именно после истории с «боингом» правительства Западной Европы согласились на развертывание американских ракет средней дальности на своей земле.
Версия Мишеля Брюна
Француз Мишель Брюн сопоставил сообщения японцев и американцев в тот злополучный день. Японские свидетельства особенно ценны: драма разыгрывалась в радиусе обзора военных и гражданских радаров на острове Хоккайдо.
Утром 1 сентября японцы, у которых есть мощный радар в Вакканае (северный остров Хоккайдо), сообщали, что зафиксировали, как русские заставили лайнер сесть у Южно-Сахалинска. И о том, что самолет уничтожен, заговорили в Токио и в Вашингтоне. Японское Агентство сил самоообороны сообщило, что самолет был сбит в 3 часа 29 минут, а госсекретарь США Джордж Шульц твердил о времени 3 часа 38 минут. Японцы сообщали, что лайнер преследовал истребитель МиГ-23, а в Вашингтоне называли Су-15. Внимательно проанализировав сообщения северояпонских газет, француз пришел к выводу: самолетов-нарушителей было несколько.
Газета «Хоккайдо Симбун», 3 сентября 1983 г.
Уничтожение самолета наблюдалось в Японии. Основываясь на наблюдениях, сделанных японскими воздушными силами самообороны (JASDF) в Вакканае, можно заключить, что корейский самолет был сбит ракетой «воздух-воздух», выпущенной советским перехватчиком МиГ-23. Это заключение основывается на радарных отметках корейского авиалайнера и советских перехватчиков, так же как и на анализе радиопереговоров между советским самолетом и наземными станциями наведения, которые были перехвачены разведкой JASDF. «Американская версия событий полностью отличается от наших данных», - прокомментировал на пресс-конференции генерал Хайяши, глава Департамента воздушной обороны JASDF.
Странные обломки
Постепенно улики стали складываться одна к другой. Например, обломки «боинга», сбитого у Сахалина, никак не могло прибить к берегам Хоккайдо через девять дней, поперек течения и против господствующих ветров.
Мишель Брюн, проанализировав данные записей японских радаров, уличил американцев в подлогах. Подсчеты говорили, что южнокорейский рейс, если верить американским картам инцидента, летел быстрее, чем обычно летают эти «боинги-747». Да и курс самолета получался каким-то дико изломанным, причем американцы каждый раз предоставляли прессе поправленные карты злосчастного полета.
Версия о том, что самолетов было несколько, находила все новые и новые подтверждения. Обломки, прибитые морем к Японии, оказались обломками отнюдь не гражданской машины.
«Обломок номер 31 - кусок закрылка от небольшого или среднего по размерам самолета. Закрылок интересен тем, что его передняя кромка прямоугольная. Передние кромки большинства самолетов имеют обтекаемую форму. Единственный самолет, у которого закрылки имеют прямоугольную кромку, - высокотехнологичный, двухместный истребитель F-111 или его близнец, оснащенный средствами радиоэлектронной борьбы - EF-111. Обломок номер 31 имеет слоистую структуру, выполненную из алюминиевых листов и ячеистого материала. Двухдюймовой ширины отметка, параллельная передней кромке, была сделана тормозом закрылка в выпущенном положении. Тормоз удерживает закрылок в выпущенном положении, действуя как демпфер вибрации. На номере 31 есть также еще одна отметка, оставленная под углом 60 градусов к передней кромке. Эта линия характеризует сверхзвуковой самолет с изменяемой геометрией крыла».
Принадлежать пассажирскому тихоходу эта деталь никак не могла.
«Фотография на рис. 6 показывает другой обломок, который мог принадлежать только военному самолету и только американского производства. На нем стоит номер 34, это сиденье катапульты пилота от МакДоннелл-Дуглас ACES II Zero Zero или похожей модели (см. рис. 6), с отстрелянными пороховыми зарядами. Специалист из Пентагона, которому я показал фотографию, тотчас же узнал сиденье, еще даже до того, как я сказал ему, откуда оно взялось. Значение всех этих фактов заключается не только в том, что мы имеем дело с катастрофой американского военного самолета к северу от острова Монерон, оно также в том, что пилот, самолет которого был подбит, сумел катапультироваться и опустился на парашюте».
«Обломок был найден 14 сентября в Абашири, дальше к востоку вдоль побережья Хоккайдо, примерно на полпути между поселком Момбетсу и полуостровом на крайнем востоке. Абашири находится к югу от точки, где шесть лет спустя японская рыбацкая лодка, занимавшаяся одиночным промыслом над песчаным дном, случайно зацепила сетью фрагмент титанового крыла. Этот обломок оказался принадлежащим самолету SR-71 («Блекберд»), американскому скоростному высотному самолету-разведчику. Перегородка могла оказаться на дне в результате той же катастрофы, но у нас нет способа установить, когда именно этот фрагмент попал в воду».
Девять остовов
Какие же обломки тогда нашли русские? Брюн заинтересовался свидетельствами советских военных моряков, которые профессионально занимались подводными поисками остатков катастрофы. И в результате обнаружил, что они нашли на дне остовы сбитых военных самолетов США.
«Тихоокеанский флот находился под командованием адмирала Сидорова, который был ответственным за советские поисковые работы. Во время встречи в Москве с семьями жертв, которая проводилась 11 марта 1993 года, адмирал Сидоров сказал, что как только была объявлена тревога, советский флот немедленно послал группу военных судов в тот район, где, как полагали, разбился самолет. Этот район было легко обнаружить по наличию обломков, плавающих на поверхности. Были установлены границы, и территория была промаркирована буйками. Через тридцать семь минут после катастрофы на сцене появилось небольшое советское судно, и были подняты небольшие обломки. Но никаких тел не было».
Если небольшое судно оказалось на сцене в пределах 37 минут, место падения самолета должно располагаться близко к Невельску. Если мы учтем минимум десять или двенадцать минут, чтобы предупредить команды, дать им возможность подняться на борт катеров, запустить двигатели и выбрать якоря, это оставляет только пятнадцать минут на переход из Невельска к месту падения самолета, которое, таким образом, должно быть не далее нескольких миль от Невельска. Это именно то место падения самолета, указанное на карте, которую президент Ельцин передал представителям Кореи, ИКАО и родственникам погибших в Москве 14 октября 1992 года. ...В первые несколько дней после катастрофы интенсивные поисковые операции шли в узкой, линзообразной области, полностью находящейся в пределах советских территориальных вод, приблизительно в шести морских милях от побережья Сахалина и с центром в точке с координатами 46 град. 35’ северной широты, 141 град. 45’ восточной долготы, вдоль 100-метровой изобаты...
26 сентября Советы передали «пострадавшей стороне» первую партию того, что, по их словам, было плавающими обломками «KAL-007». ...Среди обломков, которые не имели никакого отношения к KAL, были два спасательных плотика (один на десять человек, другой одноместный), элементы конструкции, такие как воздушные тормоза от сверхзвукового истребителя, куски фюзеляжа, окрашенные в белый, голубой и золотой цвета (цвета американского флота), и пилон для подкрыльного оружия. Это были обломки военных самолетов, найденных 13, 16 и 17 сентября. Но пассажирские «боинги-747» не имеют на борту спасательных плотиков (вместо этого они используют ЭВАКУАЦИОННЫЕ ЖЕЛОБА)! Эти самолеты не красят в белый, голубой и золотой цвета, хотя некоторые самолеты морской авиации выкрашены именно в такие цвета. Пассажирские «боинги» не имеют также воздушных тормозов и пилонов для бортового оружия!
К 17 сентября Советы обнаружили целых три места падения самолетов, разбросанные в районе площадью примерно 30 квадратных миль...»

Загадочное фото

Совершенно неожиданно Брюн наткнулся на еще один след. «История начинается в 1983 году, в маленьком пограничном посту Перепутье, к югу от Невельска. Командиром пограничного поста и политработником был лейтенант Белов. Репортер французского телевидения русского происхождения Миша Лобко находился на Сахалине в июне 1983 года, где он расспрашивал лейтенанта Белова. Лейтенант Белов вспоминал:
Приказы были прямолинейными: «Уничтожь все и подтверди рапортом. Никогда не рассказывай об этом». Они прибыли в большом десятитонном грузовике ЗИЛ-131. Они спросили: «Где эта яма?» Я показал им. Они разгрузили грузовик в яму с помощью моих солдат. Они прикатили бочку и все залили бензином. Затем они все это подожгли. Огонь горел два часа. Когда все было сожжено, мы бульдозером разровняли то, что осталось. Затем мы забросали все землей. Я позвонил по телефону своим вышестоящим начальникам в Невельск и доложил. Я уверен, что имена и звания начальников были вымышленными, но, тем не менее, я сказал: «Все уничтожено». Вот и все.
Я встретил Мишу Лобко в Париже в феврале 1994 года, и он рассказал мне еще кое-что. В ноябре 1992 года яма у Перепутья была снова «найдена» и вскрыта. Прибыла правительственная комиссия и приказала, чтобы были взяты все металлические обломки с идентификационными номерами. Затем яма была закрыта. Она была вскрыта вновь в январе 1993 года, и все оставшиеся обломки были вынуты и сложены в ангаре в Холмске, где ФСК отсортировала их и отправила в Москву. В марте этого же года остальное было снова похоронено в этой воронке у Перепутья. В июне 1993 года яма была раскопана в третий раз, как раз в то время, когда там был Миша Лобко. На этот раз все обломки были взяты из нее и посланы в тот же самый ангар в Холмске, что и прежде. Миша Лобко снял обломки видеокамерой, прежде чем ФСК рассортировала их и отправила в Москву».
В 1994 году Лобко удалось купить у одного из российских чиновников фото из толстого бумажника, который тоже свалили в яму у Перепутья, но который не сгорел. В нем обнаружили фотографию корейской девочки. «Из-за того, что эта фотография задевает человеческие чувства, японская телестанция TBS, на которую Миша Лобко в то время работал, показала в эфире фотографию этой маленькой девочки в вечерней программе новостей. В тот же вечер кто-то позвонил на телестанцию в Сеуле и назвал имя девочки и ее отца. Ее отец, военный, исчез в 1983 году. Когда на TBS услышали о таком повороте событий, они немедленно попытались узнать больше, но далее им не удалось продвинуться. Им мешали на каждом шагу. Ходили слухи, что отец этой маленькой девочки не находился на борту «KAL-007». Он был офицером южнокорейской армии и работал на корейскую разведку KCIA (КЦРУ). Он исчез в то же самое время, что и корейский авиалайнер, и больше о нем никто никогда не слышал». Но соль заключалась в том, что среди пассажиров погибшего рейса этого человека не было. (Брюн не раскрывает имени погибшего.)
Он делает вывод о том, что пропавший в сентябре 1983 года офицер корейского ЦРУ был прикомандирован к экипажу американского разведывательного самолета RC-135 в качестве разведчика, который знает корейский язык. Именно этот самолет должен был изображать пассажирский лайнер, якобы влетевший в советские пределы, и вести радиопереговоры на корейском от имени пилотов рейса «KAL-007». Тем паче что RC-135 был переделан из гражданского «боинга-707». Самолеты электронной разведки часто имеют языковых специалистов в составе экипажа из 25-30 человек, хотя обычно это граждане США.

Сбит у берегов Японии!

Общепринятая версия трещала по швам. А анализ радарных записей не оставил от нее ни следа. Нашли свое объяснение и дикие зигзаги, которыми якобы летел погибший южнокорейский «боинг»: то были несколько самолетов, которые шли с разных направлений. Как минимум два советских истребителя уничтожили два самолета. Оба они, и МиГ-23 (истребитель, засеченный японцами), и Су-15 (истребитель с позывными «805», по информации американцев) сбили по самолету - один в 03:25, другой в 03:26:20. И оба сбитых тоже были боевыми самолетами: это видно из расчета их скорости по данным японских локаторов.
А что же рейс «KAL-007»? Он спокойно летел по своей трассе, никуда не сворачивая. Француз пришел к выводу: кто-то хотел скрыть тот факт, что корейский лайнер сбили не около острова Монерон, в советских водах, как принято считать, а в 400 милях к югу, неподалеку от японского города Ниигата. То есть у берегов Японии! С диспетчером в том городе, как оказалось, второй пилот погибшего «боинга» вел обычный радиообмен через сорок минут после официально признанного времени гибели лайнера от советской ракеты. Брюн сам выезжал в Ниигату в 1989 году и, опросив свидетелей на побережье, установил: и сюда море прибивало обломки, причем это были легкие ячеистые конструкции из пассажирского салона авиалайнера. А вскоре он и сам обнаружил такой кусок!
«Ниигата была следующей контрольной точкой на официальном маршруте «КАL-007» в Сеул. Таким образом, самолет пролетел почти весь путь вплоть до контрольной точки, где он мог снова выйти на связь в открытом эфире, как будто на его маршруте не произошло ничего неожиданного. Жаль, что он так и не достиг Ниигаты. Но даже и в этом случае мне казалось, что есть большая вероятность, что он вел переговоры по радио и после того, когда, как нам было сказано, его сбили».
А сбили его в горячке настоящего сражения. И кто сбил?
Жаркое лето 1983-го
Нет ничего удивительного в том, что 1 сентября 1983 года стало драматическими сутками. В тот год американцы начали массированную кампанию по запугиванию Москвы: у власти в Вашингтоне находился «ястреб» Рональд Рейган. Вот что пишет французский автор:
«4 апреля того года (1983) две эскадрильи истребителей с авианосцев «Мидуэй» и «Энтерпрайз» нарушили советское воздушное пространство над островом Зеленый в Курильской гряде. Они проникли более чем на 30 км в глубину советской территории и в течение 15 минут практиковались в заходе на наземные цели. В тот раз советские перехватчики в воздух не поднимались. Чувствуя, что это была преднамеренная провокация, командующий авиабазой держал свои самолеты на земле. Генерал Третьяк, командующий Дальневосточным военным округом, спросил позже командующего авиабазой:
- Почему вы не подняли самолеты по боевой тревоге?
- Потому что я не хотел начинать войну. Это могло вылиться в крупный вооруженный конфликт, и мне показалось, что я не могу рисковать началом полномасштабной войны.
- Кто-то другой, в отличие от вас, мог бы об этом не подумать.
У командира авиабазы были все основания беспокоиться о начале третьей мировой войны, связанной с началом американских провокаций в западной части Тихого океана. Полеты над советской территорией, упомянутые Осиповичем, были частью более широких операций. Весной 1982 года две авианосные группы прошли в море перед самым Петропавловском и вышли в Охотское море, на берегах которого располагались базы советских ракетных подводных лодок, основного компонента советских сил сдерживания. Весной 1983 года три американские авианосные группы в сопровождении бомбардировщиков В-52, АВАКСов, истребителей F-15, подводных лодок и противолодочных самолетов впервые появились в обычных районах патрулирования советского подводного флота. Авианосец «Мидуэй», соблюдая все меры предосторожности, с выключенными радиопередатчиками и всеми электронными сиcтемами, вошел в советские территориальные воды неподалеку от Петропавловска.
Командир авиабазы не был наказан за свои действия. Существуют свидетельства, что в июне того же года в том же самом районе имели место массовые и постоянные нарушения советского воздушного пространства истребителями, базировавшимися на американских авианосцах. Мы не знаем, какие уроки были извлечены Соединенными Штатами из этих инцидентов и из отсутствия советской реакции. Возможно, американцы подумали, что не последует никакой реакции и на провокацию 31 августа. Если это так, они недооценили уроки, которые Советы извлекли из событий апреля и июня.
К 31 августа русские разместили в этом районе МиГ-31, дав пилотам разрешение покидать самолеты для того, чтобы увеличить их боевой радиус действия, а также приняли другие подготовительные меры и были полны решимости энергично реагировать на новые провокации». И эта провокация случилась - в ночь на 1 сентября 1983 года.

Сражение в ночи

Американцы затеяли психолого-разведывательную операцию с воздушными вторжениями в пространство СССР. Смысл был в том, чтобы лишний раз прощупать ПВО русских и заставить ее включить радары, собрав ценную информацию об их характеристиках. Заодно США хотели ознакомиться и с возможностями новейших тогда истребителей МиГ-31. Для этого операция была совмещена с прохождением над районом американского спутника-шпиона «Феррет-Д». А экипаж злополучного корейского лайнера шел по заданному маршруту.
В ночь на 1 сентября ряд самолетов нарушил советское воздушное пространство над Сахалином, некоторые из них пересекли Камчатку, а некоторые - гряду Курильских островов к югу от нее. Во вторжении участвовали и самолеты радиоэлектронной борьбы ЕФ-111, и разведчики «Тандерберд», и самолеты-шпионы RC-135, и летающие танкеры. Очевидно, американцы рассчитывали «забить» нашу систему ПВО постановкой радиопомех. Но советские, которые тогда были в полной военной силе, подтянули воздушные подкрепления с материка и даже два летающих радара марки А-50 с авиабазы в Ванино (аналог американского самолета АВАКС), устроив американцам форменный разгром.
«...Именно российские документы, переданные ИКАО для отчета 1993 года... дают наиболее драматическое доказательство масштабов сахалинских событий и позволяют нам понять очевидные противоречия между японскими и американскими данными.
Большинство российских документов являются расшифровками переговоров между различными наземными командными постами на Сахалине, начиная от главнокомандующего авиацией Дальневосточного округа генерала Каменского вплоть до офицеров более низкого ранга. В действительности российские документы ярче всего обнаруживают, что события начались в четыре часа по сахалинскому времени и продолжались без перерыва почти три часа, до тех пор пока в 06:49 не взошло солнце. Пилот Осипович, так же как и пилот 805-го, сбили по одному нарушителю несколькими минутами ранее и приземлились незадолго до восхода солнца. Российская расшифровка дает нам доказательство нескольких нарушений, перехватов и применения по нарушителям оружия, которые происходили за достаточно долгий период времени, поскольку советские АВАКСы и подкрепления, посланные с материка, успели подойти к Сахалину и вступить в бой. Иначе говоря, расшифровки дают нам доказательство крупномасштабных военных столкновений, интенсивность которых подтверждается материальными и документальными источниками, которые я рассматриваю в других главах. Достоверность интерпретации того, что случилось на самом деле, основывается на фактах.
«Но когда мы приступаем к написанию связного рассказа о том, что произошло над Сахалином, мы встаем перед трудной задачей...», - пишет французский исследователь. Тем не менее он рисует захватывающую картину воздушной схватки, за два первых часа которой американцы лишились четырех самолетов. Как считает французский исследователь, Геннадий Осипович, которому приписывают уничтожение гражданского лайнера, в ночь и раннее утро 1 сентября дважды поднимался в воздух, завалив двух противников: самолет электронной разведки RC-135 и еще одну машину, внешне похожую на советский бомбардировщик Ту-16. (Возможно, это был Б-52.) Причем вылетал майор Осипович не на стареньком Су-15, как принято считать, а на новейшем МиГ-31. И Осипович же сообщает, что противник вызывал его по радио на русском языке, пытаясь сбить с толку.
При чем здесь южнокорейский рейс «KAL-007»? Мишель Брюн убежден, что один из самолетов электронной разведки США изображал пассажирский лайнер. На его борту как раз и находился офицер корейской разведки.
Кто же сбил настоящий лайнер?
Кто же тогда уничтожил пассажирский лайнер с пассажирами на борту? Видимо, его уничтожили по ошибке. Ночной бой над Сахалином и Камчаткой многим показался возможным началом войны между США и СССР. По тревоге были подняты и японские ВВС. Нервы у всех натянулись до предела. «Самолет был вне досягаемости советских перехватчиков, так что их атака к северу от Ниигаты кажется маловероятной. Катастрофа в результате повреждений, нанесенных советскими истребителями во время схватки над Сахалином, также кажется маловероятной. «KAL-007» обменивался обычными, хотя и загадочными сообщениями с другими самолетами KAL гораздо позже после того, как он пролетел над Сахалином. Он не послал ни одного сигнала бедствия и ни разу не сообщал о каких-либо проблемах. Корейский авиалайнер исчез внезапно, за несколько минут до прохода над Ниигатой, без всяких явных причин. Либо авиалайнер был сбит американцами, решившими, что это - советский самолет, намеренный совершить возмездие за то, что произошло севернее. Или же его сбили японцы, которые решили, что это советский самолет, который угрожает втянуть Японию в углубляющийся вооруженный конфликт между русскими и американцами».
Ну, а дальше и в США, и в СССР решили скрыть истину о настоящем воздушном сражении. Японцы присоединились к этому заговору молчания. Но зато в США быстро сообразили, как можно изобразить гибель пассажирского самолета и какие пропагандистские выгоды извлечь. И эта операция прошла блестяще. «За этим лежала растущая самонадеянность американской политики весной и летом 1983 года и нежелание Советов публично бросать ей вызов. Если бы стало известно, что Советы сбили несколько американских военных самолетов, существовала бы достаточно большая вероятность того, что общественное мнение, независимо от обстоятельств, при которых это произошло, привело бы администрацию к отставке. И риск ядерной войны, который создала бы операция «КАL-007», усилился бы», - пишет французский исследователь.
Остается загадкой пассивность Москвы в этой ситуации и ее явная игра на руку Вашингтону. Как бы то ни было, мы с нетерпением ждем, когда в России издадут книгу Мишеля Брюна. Она тем более актуальна в связи с событиями 11 сентября 2001 года, в которых главными действующими лицами выступили все те же «пассажирские» самолеты.

"Стрингер", 05.10.02

ПОДСАДНАЯ УТКА ЦРУ

(Василий ГОЛОВНИН)

Бывший высокопоставленный сотрудник японской военной разведки на основе собственного расследования утверждает, что южнокорейский "Боинг-747", сбитый 1 сентября 1983 г. в воздушном пространстве СССР, выполнял задание американских спецслужб. Об этом говорится в книге "Правда о полете КАЛ 007", которую написал отставной офицер Иосиро Танака, руководивший до своего выхода на пенсию электронным прослушиванием военных объектов СССР со станции слежения в Вакканае на самом севере острова Хоккайдо. Именно этот объект, кстати, зафиксировал переговоры советских пилотов, преследовавших в ночь с 31 августа на 1 сентября 1983 г. "Боинг-747" южнокорейской авиакомпании КАЛ, далеко вторгшийся в воздушное пространство Сахалина во время полета из американского города Анкоридж в Сеул.

Свои утверждения Танака основывает на анализе данных о крайне странном маршруте движения этого лайнера, а также на сведениях о советских радиопереговорах в связи с этим инцидентом. Эти материалы были, в частности, предоставлены Россией в распоряжение Международной организации гражданской авиации (ИКАО) в 1991 г.

В результате проведенного исследования бывший офицер японской разведки пришел к выводу, что американские спецслужбы сознательно направили южнокорейский пассажирский самолет в советское воздушное пространство, чтобы вызвать переполох в системе противовоздушной обороны СССР и выявить ее засекреченные и обычно "молчащие" объекты. Как подчеркивает Танака, США в то время прилагали все усилия к сбору информации о советской ПВО на Дальнем Востоке, которая в 1982 г. была модернизирована и значительно усилена.

Американские разведывательные самолеты и раньше регулярно нарушали воздушное пространство СССР в районе гибели южнокорейского "Боинга-747', однако они могли залетать туда только на очень короткое время. Именно поэтому, считает японский эксперт, для проведения операции был выбран пассажирский лайнер, который, по мнению спецслужб США, мог безнаказанно много часов лететь над объектами советской ПВО.

В результате "Боинг-747" после длительного пребывания в воздушном пространстве СССР был сбит. Погибли все 269 человек, находившиеся у него на борту, а сам инцидент дал возможность США развернуть небывалую по размаху и эффективности кампанию международного осуждения "советского варварства".

В 1993 г. Международная организация гражданской авиации (ИКАО) "пришла к выводу", что "Боинг-747" попал в воздушное пространство СССР из-за навигационной ошибки и был сбит, поскольку его приняли за разведывательный самолет. Однако многие материалы по этому делу, в частности данные японского радиоперехвата, до сих пор держатся в секрете.

http://www.duel.ru/199720/?20_3_5

http://www.usinfo.ru/1983boing.htm

0

11

Зануда написал(а):

ГУЛАГ (историко-социологический аспект)

Артюшенко Олег Григорьевич

Жить не по лжи. О лжеце Солженицине

СУКА ТЫ ПОЗОРНАЯ (Рассказ о том,как бывшие колымские зеки обсуждали "Архипелаг ГУЛАГ"А.И.Солженина

В.К. АЛМАЗОВ

Это случилось в 1978 или 1979 г. в санатории-грязелечебнице "Талая", расположенном примерно в 150 км от Магадана. Прибыл я туда из чукотского городка Певек, где работал и жил с 1960 г. Больные знакомились и сходились для времяпрепровождения в столовой, где за каждым было закреплено место за столом. Дня за четыре до окончания моего курса лечения за нашим столом появился "новенький" - Михаил Романов. Он-то и затеял это обсуждение. Но сначала коротко о его участниках.

Свернутый текст

Старшего по возрасту звали Семен Никифорович - так его все величали, фамилия его в памяти не сохранилась. Он - "ровесник Октября", поэтому был уже на пенсии. Но продолжал работать ночным механиком в большом автохозяйстве. На Колыму его привезли в 1939 г. Освободился в 1948 г. Следующим по возрасту был Иван Назаров, 1922 г. рождения. На Колыму был привезен в 1947 г. Освободился в 1954 г. Работал "наладчиком пилорамы". Третьий - Миша Романов, мой ровесник, 1927 г. рождения. Привезен на Колыму в 1948 г. Освободился в 1956 г. Работал бульдозеристом в дорожном управлении. Четвертым был я, попавший в эти края добровольно, по вербовке. Поскольку я 20 лет прожил среди бывших зеков, они посчитали меня полноправным участником обсуждения.

Кто за что был осужден - не знаю. Об этом не принято было говорить. Но было видно, что все трое не блатари, не рецидивисты. По лагерной иерархии, это были "мужики". Каждому из них судьбой предназначено было однажды "получить срок" и, отбыв его, добровольно прижиться на Колыме. Ни один из них высшего образования не имел, но были довольно начитаны, особенно Романов: у него в руках все время были газета, журнал или книга. В общем, это были обычные советские граждане и даже лагерных словечек и выражений почти не употребляли.

Накануне моего отъезда, во время ужина Романов рассказал следующее: "Я только что из отпуска, который провел в Москве у родственников. Мой племянник Коля, студент педагогического института, дал мне почитать подпольное издание книги Солженицына "Архипелаг ГУЛАГ". Я прочитал и, возвращая книгу, сказал Коле, что тут много небылиц и вранья. Коля задумался, а потом спросил, не соглашусь ли я обсудить эту книгу с бывшими зеками? С теми, кто находился в лагерях одновременно с Солженицыным. "Зачем?" - спросил я. Коля ответил, что в его компании по поводу этой книги идут споры, спорят чуть ли не до драки. И если он представит товарищам суждение бывалых людей, то это поможет им прийти к единому мнению. Книга была чужая, поэтому Коля выписал в тетрадь все, что я в ней отметил". Тут Романов показал тетрадь и спросил: не согласятся ли его новые знакомые удовлетворить просьбу его любимого племянника? Все согласились.

ЖЕРТВЫ ЛАГЕРЕЙ
После ужина мы собрались у Романова.

Свернутый текст

- Начну, - сказал он, - с двух событий, которые журналисты называют "жареными фактами". Хотя первое событие правильнее было бы назвать фактом мороженым. Вот эти события: "Рассказывают, что в декабре 1928 г. на Красной Горке (Карелия) заключенных в наказание (не выполнили урок) оставили ночевать в лесу и 150 человек замерзли насмерть. Это обычный соловецкий прием, тут не усумнишься. Труднее поверить другому рассказу, что на Кемь-Ухтинском тракте близ местечка Кут в феврале 1929 г. роту заключенных, около 100 человек, за невыполнение нормы загнали на костер, и они сгорели". [1]

Едва Романов умолк, Семен Никифорович воскликнул:

- Параша!.. Да нет!.. Чистый свист! - и вопросительно посмотрел на Назарова. Тот кивнул:

- Ага! Лагерный фольклор в чистом виде.

(На колымском лагерном жаргоне "параша" означает недостоверный слух. А "свист" - преднамеренное вранье). И все замолчали... Романов обвел всех взглядом и сказал:

- Ребята, все так. Но, Семен Никифорович, вдруг какой-нибудь лох, не нюхавший лагерной жизни, спросит, почему свист. Разве в Соловецких лагерях такого не могло быть? Что бы вы ему ответили?

Семен Никифорович немного подумал и ответил так:

- Дело не в том, Соловецкий это лагерь или Колымский. А в том, что огня боятся не только дикие звери, но и человек. Ведь сколько было случаев, когда при пожаре люди выпрыгивали из верхних этажей дома и разбивались насмерть, лишь бы не сгореть заживо. А тут я должен поверить, что несколько паршивых вертухаев (конвойных) сумели загнать в костер сотню зеков?! Да самый зачуханный зек-доходяга, предпочтет быть застреленным, но в огонь не прыгнет. Да что говорить! Если бы вертухаи, со своими пятизарядными пукалками (ведь автоматов тогда не было), затеяли с зеками игру с прыжками в костер, то сами бы в костре и оказались. Короче, этот "жареный факт" - неумная выдумка Солженицына. Теперь о "мороженом факте". Здесь непонятно, что значит "оставили в лесу"? Что, охрана ушла ночевать в казарму?.. Так это же голубая мечта зеков! Особенно блатных - они бы моментально оказались в ближайшем поселке. И так стали бы "замерзать", что жителям поселка небо с овчинку показалось. Ну а если охрана осталась, то она, конечно, развела бы костры для собственного обогрева... И тут такое "кино" получается: в лесу горит несколько костров, образуя большой круг. У каждого круга полторы сотни здоровенных мужиков с топорами и пилами в руках спокойно и молча замерзают. Насмерть замерзают!.. Миша! Вопрос на засыпку: сколько времени может продолжаться такое "кино"?

- Ясно, - сказал Романов. - Поверить в такое "кино" может только книжный червь, никогда не видевший не только зеков-лесорубов, но и обыкновенного леса. Согласимся, что оба "жареных факта", по сути своей, - бред сивой кобылы.

Все согласно кивнули головами.

- Я, - заговорил Назаров, - уже "усумнился" в честности Солженицына. Ведь как бывший зек он не может не понимать, что суть этих сказок никак не вяжется с распорядком жизни ГУЛАГа. Имея десятилетний опыт лагерной жизни, он, конечно, знает, что смертников в лагеря не везут. А приводят приговор в исполнение в других местах.

Свернутый текст

Он, конечно, знает, что любой лагпункт - это не только место, где зеки "тянут срок", а еще и хозяйственная единица со своим планом работ. Т.е. лагпункт - это производственный объект, где зеки - работники, а начальство - управляющие производством. И если где-то "горит план", то лагерное начальство может иногда удлинить рабочий день зеков. Такое нарушение режима ГУЛАГа часто и случалось. Но чтобы своих работников уничтожать ротами - это дурь, за которую само начальство непременно было бы жестоко наказано. Вплоть до расстрела. Ведь в сталинские времена дисциплину спрашивали не только с рядовых граждан, с начальства спрос был еще строже. И если, зная все это, Солженицын вставляет в свою книгу небылицы, то ясно, что эта книга написана не для того, чтобы рассказать правду о жизни ГУЛАГа. А для чего - я еще не понял. Так что давай продолжим.

- Продолжим, - сказал Романов. - Вот еще одна страшилка: "Осенью 1941 г. Печерлаг (железнодорожный) имел списочный состав 50 тыс., весной - 10 тыс. За это время никуда не отправлялось ни одного этапа - куда же делись 40 тыс.?" [2].

Вот такая страшная загадка, - закончил Романов. Все задумались...

- Не пойму юмора, - нарушил молчание Семен Никифорович. - Зачем читателю загадки загадывать? Рассказал бы сам, что там стряслось...

И вопросительно посмотрел на Романова.

- Тут, видимо, имеет место литературный прием, при котором читателю как бы говорят: дело настолько простое, что любой лох сам сообразит, что к чему. Дескать, комментарии из...

- Стоп! Дошло, - воскликнул Семен Никифорович. - Здесь "тонкий намек на толстые обстоятельства". Дескать, раз лагерь железнодорожный, то 40 тыс. зеков за одну зиму были угроблены на строительстве дороги. Т.е. косточки 40 тыс. зеков покоятся под шпалами построенной дороги. Это я должен сообразить, и в это должен поверить?

- Похоже, что так, - ответил Романов.

- Здорово! Это сколько же получается в сутки? 40 тыс. за 6-7 месяцев - значит больше 6 тыс. в месяц, и значит больше 200 душ (две роты!) в сутки... Ай да Александр Исаич! Ай да сукин сын! Да он же Гитлера... тьфу... Геббельса переплюнул по вранью. Помните? Геббельс в 1943 г. заявил на весь мир, что в 1941 г. большевики расстреляли 10 тыс. пленных поляков, которых, на самом деле сами же и угробили. Но с фашистами все ясно. Стараясь спасти свою шкуру, они этим враньем пытались поссорить СССР с союзниками. А чего ради старается Солженицын? Ведь 2 сотни загубленных душ в сутки, рекорд...

- Постой! - перебил его Романов. Рекорды еще впереди. Ты лучше скажи, почему не веришь, какие у тебя доказательства?

- Ну прямых доказательств у меня нету. А серьезные соображения есть. И вот какие. Большая смертность в лагерях бывала только от недоедания. Но не такая большая! Здесь разговор о зиме 41 года. И я свидетельствую: в первую военную зиму в лагерях было еще нормальное питание. Это, во-первых. Во-вторых. Печерлаг, конечно, строил железную дорогу на Воркуту - больше там некуда строить. Во время войны это была задача особой важности. Значит и спрос с начальства лагеря был особо строгий. А в таких случаях начальство старается выхлопотать для своих работников дополнительное питание. И там оно наверняка было. Значит и говорить о голоде на этой стройке - заведомо врать. И последнее. Смертность в 200 душ в сутки никакой секретностью не скроешь. И не у нас, так за бугром печать об этом сообщила бы. А в лагерях о таких сообщениях обязательно и быстро узнавали. Это я тоже свидетельствую. Но я никогда и ничего о высокой смертности в Печерлаге не слыхал. У меня все.

Романов вопросительно посмотрел на Назарова.

- Я, кажется, знаю разгадку, - сказал он. - На Колыму я попал с Воркутлага, где пробыл 2 года. Так вот, теперь вспомнил: многие старожилы говорили, что в Воркутлаг попали после окончания строительства железной дороги, а раньше числились за Печерлагом. Поэтому они никуда не этапировались. Вот и все.

- Логично, - сказал Романов. - Сперва гуртом строили дорогу. Потом большую часть рабсилы кинули на строительство шахт. Ведь шахта - это не просто дырка в земле, и на поверхности нужно много чего понастроить, чтобы уголек "пошел на-гора". А стране уголек стал ой как нужен. Ведь тогда Донбасс-то у Гитлера оказался. В общем, Солженицын здесь явно схимичил, сотворив из цифр страшилку. Ну да ладно, продолжим.

ЖЕРТВЫ ГОРОДОВ
Вот еще одна цифровая загадка: "Считается, что четверть Ленинграда была посажена в 1934-1935 гг. Эту оценку пусть опровергнет тот, кто владеет точной цифрой и даст ее" [3]. Ваше слово, Семен Никифорович.

- Ну, здесь говорится о тех, кто был взят по "делу Кирова". Их действительно было много больше, чем могло быть виновато в смерти Кирова. Просто под шумок начали сажать троцкистов. Но четверть Ленинграда, конечно, - нахальный перебор. А точнее пусть попробует сказать наш друг - Питерский Пролетарий (так Семен Никифорович иногда шутливо величал меня). Ты ведь тогда был там.

Пришлось говорить мне.

Свернутый текст

Тогда мне было 7 лет. И точно помню только траурные гудки. С одной стороны слышались гудки завода "Большевик", а с другой - гудки паровозов со станции "Сортировочная". Так что, строго говоря, ни очевидцем, ни свидетелем, я быть не могу. Но тоже считаю, что названное Солженицыным количество арестованных фантастически завышено. Только здесь фантастика не научная, а прохиндейская. Что Солженицын здесь темнит, видно хотя бы из того, что требует для опровержения точную цифру (зная, что читателю ее негде взять), а сам называет дробное число - четверть. Поэтому проясним дело, посмотрим, что значит в целых числах "четверть Ленинграда". В то время в городе проживало примерно 2 млн. человек. Значит, "четверть" - это 500 тыс.! По-моему, это настолько прохиндейская цифра, что ничего больше доказывать не нужно.

- Нужно! - убежденно сказал Романов. - Мы же имеем дело с Нобелевским лауреатом...

- Ну ладно, - согласился я. - Вы знаете лучше меня, что большинство зеков - мужчины. А мужчины везде составляют половину населения. Значит, в то время мужское население Ленинграда было равно 1 млн. Но ведь не все население мужского пола можно арестовать - есть грудные младенцы, дети и престарелые люди. И если я скажу, что таких было 250 тыс., то дам большую фору Солженицыну - их, конечно, было больше. Но пусть будет так. Остается 750 тыс. мужчин активного возраста, из которых Солженицын забрал 500 тыс. А для города это значит вот что: в то время везде работали в основном мужчины, а женщины были домохозяйками. А какое предприятие сможет продолжить работу, если из каждых трех работников лишится двух? Да весь город встанет! Но этого же не было.

И еще. Хотя мне и было тогда 7 лет, но могу твердо свидетельствовать: ни мой отец и никто из отцов моих знакомых сверстников арестован не был. А при таком раскладе, какой предлагает Солженицын, арестованных у нас во дворе было бы много. А их вообще не было. У меня все.

- Я, пожалуй, добавлю вот что, - сказал Романов. - Случаи массовых арестов Солженицын называет "потоками, вливающимися в ГУЛАГ". И самым мощным потоком он называет аресты 37-38 гг. Так вот. Если учесть, что в 34-35 гг. троцкистов сажали не меньше, чем на 10 лет, то ясно: к 38-му г. никто из них не вернулся. И в "большой поток" из Ленинграда брать было просто некого...

- А в 41-ом - вмешался Назаров, - в армию призывать было бы некого. А я где-то читал, что тогда Ленинград дал фронту около 100 тыс. одних только ополченцев. В общем, ясно: с посадкой "четверти Ленинграда" Солженицын опять переплюнул господина Геббельса.

Посмеялись.

- Эт-точно! - воскликнул Семен Никифорович. - Любители потолковать о "жертвах сталинских репрессий" любят вести счет на миллионы и не меньше. К этому случаю мне вспомнился один недавний разговор. Есть у нас в поселке один пенсионер, краевед-любитель. Интересный мужик. Зовут его Василий Иваныч, а потому и кликуха у него - "Чапай". Хотя фамилия у него тоже исключительно редкая - Петров. На Колыму он прибыл на 3 года раньше меня. И не так, как я, а по комсомольской путевке. В 1942-м добровольно ушел на фронт. После войны вернулся сюда, к семье. Всю жизнь шоферил. Он частенько заходит в нашу гаражную биллиардную - любит шары погонять. И вот как-то при мне подходит к нему один молодой шоферишка и говорит: "Василий Иваныч, скажите честно, страшно было жить здесь в сталинские времена?" Василий Иваныч посмотрел на него удивленно и сам спрашивает: "Ты о каких страхах толкуешь?"

"Ну, как же, - отвечает шоферишка, - сам слыхал по "Голосу Америки". Здесь в те годы угробили несколько миллионов зеков. Больше всего полегло их на строительстве Колымской трассы..."

"Ясно, - сказал Василий Иваныч. - А теперь слушай внимательно. Чтобы где-то угробить миллионы людей, нужно чтобы они там были. Ну хотя бы короткое время - иначе гробить будет некого. Так или нет?"

"Логично" - сказал шоферишка.

"А теперь, логик, слушай еще внимательнее, - сказал Василий Иваныч и, повернувшись ко мне, заговорил. - Семен, мы с тобой точно знаем, а наш логик наверно, догадывается, что сейчас на Колыме народу живет много больше, чем в сталинские времена. Но насколько больше? А?"

"Думаю, что раза в 3, а, пожалуй, и в 4" - ответил я.

"Так! - сказал Василий Иваныч, и, повернулся к шоферишке. - По последнему статистическому отчету (они ежедневно печатаются в "Магаданской правде"), сейчас на Колыме (вместе с Чукоткой) проживает около полумиллиона человек. Значит, в сталинские времена здесь проживало, самое большее, около 150 тыс. душ... Как тебе эта новость?"

"Здорово! - сказал шоферишка. - Никогда бы не подумал, что радиостанция такой солидной страны могла так паскудно врать..."

"Ну так знай, - назидательно сказал Василий Иваныч, - на этой радиостанции трудятся такие ушлые ребята, которые запросто делают из мухи слона. И начинают торговать слоновой костью. Берут недорого - только уши развесь шире..."

ЗА ЧТО И СКОЛЬКО
- Хороший рассказ. А главное к месту, - сказал Романов. И спросил меня: - Ты, кажется, хотел рассказать что-то про знакомого тебе "врага народа"?

Свернутый текст

- Да не моего знакомого, а отца одного из моих знакомых пацанов посадили летом 38-го за антисоветские анекдоты. Дали ему 3 года. А отсидел только 2 - досрочно освободили. Но вместе с семьей выслали за 101 км, кажется, в Тихвин.

- Ты точно знаешь, что за анекдот дали 3 года? - спросил Романов. - А то у Солженицына другие сведения: за анекдот - 10 и более лет; за прогул или опоздание на работу - от 5 до 10 лет; за колоски, собранные на убранном колхозном поле, - 10 лет. Что ты на это скажешь?

- За анекдоты 3 года - это я знаю точно. А насчет наказаний за опоздания и прогулы - твой лауреат врет, как сивый мерин. Я сам имел две судимости по этому указу, о чем есть соответствующие записи в трудовой книжке...

- Ай да Пролетарий!.. Ай да шустряк!.. Не ожидал!.. - съязвил Семен Никифорович.

- Ну, ладно, ладно! - отозвался Романов. - Дай человеку исповедаться...

Пришлось исповедаться.

- Кончилась война. Жить стало полегче. И стал я получки отмечать выпивкой. А ведь у пацанов где выпивка, там и приключения. В общем, за два опоздания - 25 и 30 минут отделался выговорами. А когда опоздал на полтора часа, получил 3-15: с меня 3 месяца высчитывали по 15% заработка. Только рассчитался - снова попал. Теперь уже на 4-20. Ну а третий раз меня ожидало бы наказание 6-25. Но "миновала меня чаша сия". Понял, что работа - дело святое. Конечно, тогда мне казалось, что наказания чересчур строгие - ведь война уже кончилась. Но старшие товарищи утешили меня тем, что, дескать, у капиталистов дисциплина еще строже и наказания горше: чуть что - увольнение. И становись в очередь на бирже труда. А когда подойдет очередь снова получить работу - неизвестно... А случаи, когда человек получал тюремный срок за прогулы, мне неизвестны. Слыхал, что за "самовольный уход с производства" можно получить год-полтора тюрьмы. Но ни одного такого факта я не знаю. Теперь о "колосках". Я слыхал, что за "кражу сельхозпродукции" с полей можно "получить срок", размер которого зависит от количества украденного. Но это говорится о полях неубранных. А собирать остатки картошки с убранных полей я сам ходил несколько раз. И уверен - арестовывать людей за сбор колосков с убранного колхозного поля - бред сивой кобылы. И если кто из вас встречал людей, посаженных за "колоски", пусть скажет.

- Я знаю 2 похожих случая, - сказал Назаров. - Это было в Воркуте в 1947 г. Два 17-летних пацана получили по 3 года каждый. Один попался с 15-ю кг молодой картошки, да дома обнаружили еще 90 кг. Второй - с 8-ю кг колосков, да дома оказалось еще 40 кг. И тот и другой промышляли, конечно же, на неубранных полях. А такая кража и в Африке кража. Сбор же остатков с убранных полей нигде в мире кражей не считался. И соврал тут Солженицын затем, чтобы лишний раз лягнуть Советскую власть...

- А может быть, у него было другое соображение, - вмешался Семен Никифорович, - ну как у того журналиста, который, узнав, что собака укусила человека, написал репортаж о том, как человек покусал собаку...

ОТ БЕЛОМОРА И ДАЛЬШЕ
- Ну хватит, хватит, - прервал общий смех Романов. И добавил ворчливо: - Совсем задолбали бедного лауреата... - Потом, посмотрев на Семена Никифоровича, заговорил:

Свернутый текст

- Ты давеча пропажу 40-а тыс. зеков за одну зиму назвал рекордом. А это не так. Настоящий рекорд, по Солженицыну, был на строительстве Беломорканала. Слушай: "Говорят, что в первую зиму, с 31-го на 32-й год 100 тыс. и вымерло - столько, сколько постоянно было на канале. Отчего же не поверить? Скорей даже эта цифра преуменьшенная: в сходных условиях в лагерях военных лет смертность в 1% в день была заурядна, известна всем. Так что на Беломоре 100 тыс. могло вымереть за 3 месяца с небольшим. А тут и другая зима, да между ними же. Без натяжки можно предположить, что и 300 тыс. вымерло" [4]. Услышанное так всех удивило, что мы растерянно молчали...

- Меня вот что удивляет - снова заговорил Романов. - Все мы знаем, что на Колыму зеков привозили только раз в году - в навигацию. Знаем, что здесь "9 месяцев зима - остальное лето". Значит, по раскладке Солженицына, все местные лагеря каждую военную зиму должны были троекратно вымирать. А что мы видим на деле? В собаку кинь, а попадешь в бывшего зека, всю войну мотавшего срок здесь, на Колыме. Семен Никифорович, откуда такая живучесть? Назло Солженицыну?

- Не ерничай, не тот случай - хмуро оборвал Романова Семен Никифорович. Потом, покачав головой, заговорил, - 300 тыс. мертвых душ на Беломоре?! Это такой подлый свист, что и опровергать не хочется... Я, правда, там не был - срок получил в 1937 г. Но ведь и этот свистун там не был! От кого же он слыхал эту парашу насчет 300 тыс.? Я о Беломоре слыхал от блатарей-рецидивистов. Таких, которые на волю выходят только затем, чтобы немного покуролесить и снова сесть. И для которых любая власть плоха. Так вот, о Беломоре они все говорил, что жизнь там была - сплошная лафа! Ведь Советская власть именно там впервые испробовала "перековку", т.е. перевоспитание уголовников методом особого вознаграждения за честный труд. Там впервые ввели дополнительное и более качественное питание за перевыполнение нормы выработки. А главное, ввели "зачеты" - за один день хорошей работы засчитывались 2, а то и 3 дня срока заключения. Конечно, блатари тут же научились добывать туфтовые проценты выработки и досрочно освобождались. О голоде и речи не было. От чего же могли умирать люди? От болезней? Так на эту стройку больных и инвалидов не привозили. Это говорили все. В общем, Солженицын свои 300 тыс. мертвых душ из пальца высосал. Больше им неоткуда взяться, ибо такую муру никто рассказать ему не мог. Все.

В разговор вступил Назаров:

- Все знают, что на Беломоре побывало несколько комиссий писателей и журналистов, среди которых были и иностранцы. И никто из них даже не заикнулся о такой высокой смертности. Как это объясняет Солженицын?

- Очень просто, - ответил Романов, - большевики их всех или запугали или купили...

Все засмеялись... Отсмеявшись, Романов вопросительно посмотрел на меня. И вот что я рассказал.

Как только я услыхал о смертности в 1% в сутки, мне подумалось: а как с этим было в блокадном Ленинграде? Оказалось: примерно в 5 раз меньше 1%. Вот смотрите. По разным оценкам, в блокаде оказалось, от 2,5 до 2,8 млн. человек. А самый смертельно голодный паек ленинградцы получали примерно 100 дней - такое вот совпадение. За это время при смертности 1% в сутки умерли бы все жители города. Но известно, что от голода умерло 900 с лишним тыс. человек. Из них за смертельные 100 дней погибло 450-500 тыс. человек. Если разделить общее число блокадников на число погибших за 100 дней, получим цифру 5. Т.е. в эти страшные 100 дней смертность в Ленинграде была в 5 раз меньше 1%. Спрашивается: откуда в лагерях военного времени могла взяться смертность в 1% в сутки, если (как вы все хорошо знаете) даже штрафной лагерный паек был в 4 или 5 раз калорийней блокадного пайка? И ведь штрафной паек давался в наказание на короткое время. А рабочий паек зеков в войну был не меньше пайка вольных рабочих. И понятно почему. Во время войны в стране была острая нехватка рабочих рук. И морить голодом зеков было бы просто дуростью со стороны властей...

- Тут я посмотрел на Романова и добавил: "Это к твоему глумливому вопросу о том, почему выжили колымские зеки...

Семен Никифорович встал, обошел стол, обеими руками потряс мою руку, шутливо поклонился и с чувством произнес:

- Очень признателен, молодой человек!.. - Потом, обращаясь ко всем, сказал, - Кончаем эту бодягу. Пошли в кино - там начинается повторный показ фильмов о Штирлице.

- В кино успеем, - сказал Романов, посмотрев на часы. - Напоследок хочу знать ваше мнение о разногласии в отношении к лагерным больницам, которое возникло между Солженицыным и Шаламовым - тоже "лагерным писателем". Солженицын считает, что лагерная санчасть создана для того, чтобы способствовать истреблению зеков. И ругает Шаламова за то что: "...он поддерживает, если не создает легенду о благотворительной санчасти..." [5] Вам слово, Семен Никифорович.

- Шаламов тянул срок здесь. Я, правда, сам с ним не встречался. Но от многих слыхал, что в отличие от Солженицына ему и тачку приходилось катать. Ну а после тачки побывать несколько дней в санчасти - действительно благо. Да еще, говорят, ему повезло попасть на курсы фельдшеров, окончить их и самому стать работником больницы. Значит, дело он знает досконально - и как зек, и как работник санчасти. Поэтому я Шаламова понимаю. А Солженицына понять не могу. Говорят, что он большую часть срока проработал библиотекарем. Понятно, что в санчасть он не рвался. И все же именно в лагерной санчасти у него вовремя обнаружили раковую опухоль и вовремя ее вырезали, т.е., спасли ему жизнь... Не знаю, может это и параша... Но если бы довелось его встретить, я бы спросил: правда ли это? И если бы это подтвердилось, то, глянув ему в глаза, я сказал бы: "Хмырь ты болотный! Тебя в лагерной больнице не "истребляли", а жизнь твою спасали... Сука ты позорная!!! Больше мне нечего сказать..."

МОРДУ НАДО БИТЬ!
В разговор вступил Назаров:

- Теперь я окончательно понял, почему Солженицын так много и так бессовестно врет: "Архипелаг ГУЛАГ" написан не для того, чтобы сказать правду о лагерной жизни, а для того, чтобы внушить читателю отвращение к Советской власти. Вот и здесь то же самое. Если что-то сказать о недостатках лагерной санчасти, то это малоинтересно - недостатки всегда найдутся и в гражданской больнице. А вот если сказать: лагерная санчасть предназначена способствовать истреблению зеков - это уже занятно. Примерно так же занятно, как рассказ о собаке, покусанной человеком. А главное - еще один "факт" бесчеловечности Советской власти... И давай, Миша, закругляйся - надоело в этом вранье ковыряться.

- Ну ладно, заканчиваем. Но нужна резолюция, - сказал Романов. И, придав голосу официальный оттенок, произнес: - Прошу каждого высказать свое отношение к этой книге и ее автору. Только кратко. По старшинству - вам слово, Семен Никифорович.

- По-моему, за эту книгу надо было не международную премию давать, а принародно морду набить.

- Очень вразумительно, - оценил Романов и вопросительно посмотрел на Назарова.

- Ясно, что книга пропагандистская, заказная. А премия - приманка для читателей. Премия поможет надежнее запудрить мозги читателям-верхоглядам, читателям-легковерам, - сказал Назаров.

- Не очень коротко, зато обстоятельно - заметил Романов и вопросительно посмотрел на меня.

- Если эта книга и не рекордная по лживости, то автор уж точно чемпион по количеству полученных сребреников, - сказал я.

- Верно! - сказал Романов. - Он, пожалуй, самый богатый антисоветчик... Вот теперь я знаю, что писать любимому племяннику. Всем спасибо за помощь! Теперь пошли в кино смотреть Штирлица.

На следующий день, рано утром, я поспешил на первый автобус, чтобы успеть на самолет, вылетающий рейсом Магадан-Певек.

*) Чтобы быть точным в цитатах, я взял их из текста "Архипелага", напечатанного в журнале "Новый мир" за 1989 г.

N 10 стр. 96

N 11 стр. 75

N 8 стр. 15 и 38

N 10 стр. 116

N 11 стр. 66.

http://xn--80agfaygmjapw6exd.xn--p1ai/index.php/solzhenicin/zhit-ne-po-lzhi-o-lzhece-solzhenicine/

0

12

Жить не по лжи

Жить не по лжи…: вечный спор?

0


Вы здесь » BABYLON » ТЕРРИТОРИЯ СССР » СССР


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC