BABYLON

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BABYLON » ТЕРРИТОРИЯ СССР » РОССИЯ


РОССИЯ

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Кючук-Кайнарджийский мирный договор между Россией и Турцией

10 июля 1774 г.

     Кючук-Кайнарджийский мирный договор завершил русско-турецкую
войну 1768-1774 гг.
     Выверено  по  изданию: Под стягом России:  Сборник архивных
документов. М., Русская книга, 1992.
                                                                    СТР.
     Поспешествующей милостью мы, Екатерина Вторая, Императрица и   78
самодержица всероссийская:  московская,  киевская,  владимирская,
новгородская,  царица  казанская,  царица  астраханская,   царица
сибирская,  государыня  псковская  и  великая княгиня смоленская,
княгиня эстляндская, лифляндская, карельская, тверская, югорская,
пермская, вятская, болгарская и иных государыня и великая княгиня
Новагорода Низовские земли,  черниговская, рязанская, ростовская,
ярославская, белоозерская, удорская, обдорская, кондийская и всея
северные страны  повелительница,  и  государыня  Иверской  земли,
карталинских   и   грузинских   царей,   и   Кабардинской  земли,
черкасских  и  горских  князей  и  иные  наследная  государыня  и
обладательница,  объявляем  сим  кому о том ведать надлежит,  что
нынешнего тысяча семьсот семьдесят четвертого года июля в десятый
день  между  нашим  императорским  величеством  и  его салтановым
в-вом,  преизрядных  салтанов  великим  и  почтеннейшим   королем
лепотнейшим,   меккским   и   мединским   и  защитителем  святого
Иерусалима,  королем  и  императором   пространнейших   провинций
поселенных в странах европских и ассййских и на Белом и на Черном
море  светлейшим  и  державнейшим   и   величайшим   императором,
салтаном,  сыном  салтанов,  и королем и сыном королей,  салтаном
Абдул Гамидом-ханом,  сыном салтана Ахмед-хана, по данной с обоих
сторон полной васти и мочи, а именно: с нашей стороны сиятельному
и    благорожденному    графу     Петру     Румянцеву,     нашему
генерал-фельдмаршалу,    малороссийскому    генералу-губернатору,
Коллегии малороссийской президенту и орденов Св. апостола Андрея,
Св. Георгия, Св. Александра Невского и Св. Анны кавалеру; а с его
салтанова   величества   стороны   его    великому    везиру    и
первенствующему  управителю Мусун Заде Мегмет Паше,  чрез взаимно
назначенных от них обоих полномочных комиссаров учинен и заключен
трактат  вечного  мира,  в  двадцати  восьми  пунктах  состоящий,
который в пятый на десять день того же месяца формально и  принят
за благо, признан и утвержден от сих обоих полной властью и мочью
снабденных верховных начальников и  который  от  слова  до  слова
гласит как следует:
     ПУНКТЫ ВЕЧНОГО    ПРИМИРЕНИЯ   И   ПОКОЯ   МЕЖДУ   ИМПЕРИЯМИ
ВСЕРОССИЙСКОЙ И ПОРТОЙ  ОТТОМАНСКОЙ,  ЗАКЛЮЧЕННЫЕ  В  ЛАГЕРЕ  ПРИ   79
ДЕРЕВНЕ КЮЧУК КАЙНАРЖЕ В ЧЕТЫРЕХ ЧАСАХ ОТ ГОРОДА СИЛИСТРИИ
                    Во имя Господа Всемогущего!
     Обеих воюющих   сторон   империи   Всероссийской   и   Порты
Оттоманской  государи  и  самодержцы,  имея  взаимное  желание  и
склонность  к прекращению настоящей между обоюдными государствами
их  продолжающейся  войны   и   к   восстановлению   мира,   чрез
уполномочиваемых  с  обеих  сторон  поверенных особ действительно
определили и уполномочили к соглашению, постановлению, заключению
и  подписанию мирного трактата между обоюдными высокими империями
е.  в.  императрица  всероссийская  –  графа   Петра   Румянцова,
генерал-фельдмаршала,    предводящего   армией,   малороссийского
генерал-губернатора, Коллегии малороссийской президента и орденов
Св.  апостола  Андрея,  Св. Георгия,  Св. Александра  Невского  и
Св.Анны кавалера;  а его султаново в-во верховного  Блистательной
Порты везира, Муссун-Заде Мегмет-Пашу.
     Посему оба  главнокомандующие  армиями,  генерал-фельдмаршал
граф Петр Румянцов и  верховный  везир  Муссун-Заде  Мегмет-Паша,
следуя  предположениям  их высоких дворов,  употребили о том свои
попечения,  и от верховного визиря со стороны Блистательной Порты
присланные   5   июля   1774  г.   в   стан  генерал-фельдмаршала
уполномоченные       Нишанджи-Ресьми-Ахмет       эфендий        и
Ибрагим-Мюниб-реис-эфендий   с   избранным  и  уполномоченным  от
упомянутого  генерал-фельдмаршала   князем   Николаем   Репниным,
генерал-поручиком,   орденов   Св.   Георгия   большого   креста,
Александра  Невского,   польского  Белог о Орла  и  гольштинского
Св.Анны кавалером, в присутствии его самого, генерал-фельдмаршала
графа Румянцова,  согласили, постановили, заключили, предписали и
печатями  утвердили для вечного мира между империей Всероссийской
и Портой Оттоманской нижеследующие артикулы:
     Арт. 1.  Отныне и завсегда пресекаются и уничтожаются всякие
неприятельские   действия   и   вражда,   между  обеими  странами
происшедшие,  и предаются вечному забвению всякие  неприятельские
действа  и  противности,  оружием или другим подобием с одной или
другой  стороны  предвосприятые,  учиненные  и  произведенные,  и
никоим  образом  отмездия оным да не учинится,  но вопреки вместо
того да содержится вечный,  постоянный и ненарушимый мир на сухом
пути  и  на море.  Равномерно ж да сохранится искреннее согласие,
ненарушимая  вечная  дружба  и   наиприлежнейшее   исполнение   и   80
сдержание  сих артикулов и соединение постановленных между обеими
сими  высококонтрактующими   странами   –   ее   всепресветлейшим
императорским  в-вом и его султанским в-вом,  и их наследниками и
потомками,  также  и  между  империями,  владениями,  землями   и
подданными и обывателями обеих сторон;  и так, что впредь с обеих
сторон един против другого да не воздвигнет ни тайным,  ни  явным
образом какового-либо неприятельского действия или противности; а
вследствие возобновляемой толь  искренней  дружбы  дозволяют  обе
стороны взаимную амнистию и общее прощение всем тем подданным без
всякого отличия,  каким бы то образом ни  было,  которые  сделали
какое-либо   против   одной   или  другой  стороны  преступление,
освобождая  на  галерах  или  в  темницах  находящихся,  позволяя
возвратиться как изгнанным,  так и ссылочным, и обещая после мира
возвратить  оным  все  чести   и   имения,   коими   они   прежде
пользовались,  не делая и не допуская прочих делать им какие-либо
ненаказуемые  ругательства,  убытки  или  обиды,  под  каким   бы
претекстом  то  ни  было,  но  чтобы  каждый  из них мог жить под
охранением и покровительством законов и обычаев земли  их  равным
образом с своими соотчичами.

Свернутый текст

Арт. 2.  Если  по  заключении  сего  трактата  и  по размене
ратификаций  некоторые  из   подданных   обеих   империй,   учиня
какое-либо тяжкое преступление,  преслушание или измену,  захотят
укрыться или прибегнуть к одной из двух сторон,  таковые  ни  под
каким  претекстом  не  должны  быть  приняты,  ниже охранены,  но
беспосредственно должны  быть  возвращены  или  по  крайней  мере
выгнаны  из  области  той державы,  в коей они укрылись,  дабы от
подобных  зловредников  не   могла   причиниться   или   родиться
какая-либо  остуда  или  излишние  между  двумя  империями споры,
исключая  только  тех,   кои   в   Российской   империи   приняли
христианский   закон,  а  в  Оттоманской  империи  приняли  закон
магометанский.  Равным образом, если некоторые из подданных обеих
империй,  как  христиане,  так  и  магометане,  учиня  какое-либо
преступление или иное что по какой бы то причине ни было из одной
империи  прибегут  в  другую,  таковые,  когда  будут  требованы,
беспосредственно должны быть возвращены.
     Арт. 3.  Все   татарские   народы:   крымские,   буджатские,
кубанские,  едисанцы, жамбуйлуки и едичкулы, без изъятия от обеих
империй имеют быть признаны вольными и совершенно независимыми от
всякой  посторонней  власти,  но  пребывающими  под самодержавной
властью  собственного  их  хана   чингисского   поколения,   всем
татарским   обществом   избранного  и  возведенного,  который  да
управляет ими по древним их законам и обычаям,  не отдавая отчета   81
ни  в  чем никакой посторонней державе;  и для того ни российский
двор,  ни Оттоманская Порта не имеют вступаться как в избрание  и
возведение  помянутого  хана,  так  и  в домашние,  политические,
гражданские  и  внутренние  их  дела  ни  под  каким  видом,   но
признавать  и  почитать  оную  татарскую  нацию  в политическом и
гражданском состоянии по примеру других держав,  под  собственным
правлением своим состоящих,  ни от кого,  кроме единого Бога,  не
зависящих; в духовных же обрядах, как единоверные с мусульманами,
в   рассуждении  его  султанского  в-ва,  яко  верховного  калифа
магометанского закона,  имеют сообразоваться правилам, законом их
предписанным,  без  малейшего предосуждения однако ж утверждаемой
для них политической и гражданской вольности.  Российская империя
оставит сей татарской нации, кроме крепостей Керчи и Ениколя с их
уездами  и  пристанями,  которые  Российская  империя  за   собой
удерживает,  все города,  крепости,  селения,  земли и пристани в
Крыму и на Кубани, оружием ее приобретенные, землю, лежащую между
реками  Бердою  и  Конскими водами и Днепром,  также всю землю до
Польской границы, лежащую между реками Бугом и Днестром, исключая
крепость  Очаков  с  ее  старым  уездом,  которая  по-прежнему за
Блистательной Портой  останется,  и  обещается  по  постановлении
мирного трактата и по размене оного все свои войска вывесть из их
владений,  а Блистательная Порта взаимно обязывается,  равномерно
отрешись  от  всякого  права,  какое  бы  оное быть ни могло,  на
крепости,  города, жилища и на все прочее в Крыму, на Кубани и на
острове  Тамани  лежащие,  в них гарнизонов и военных людей своих
никаких  не  иметь,  уступая  оные  области  таким  образом,  как
российский   двор  уступает  татарам  в  полное  самодержавное  и
независимое их владение и  правление.  Також  наиторжественнейшим
образом  Блистательная  Порта  обязывается  и  обещает и впредь в
помянутые города,  крепости,  земли и жилища гарнизонов  своих  и
всяких,  какого бы звания ни были,  своих людей военных в оные не
вводить и там не содержать,  ниже во внутри области сей  сейменов
или  других  военных людей,  какого бы звания ни были,  иметь,  а
оставить всех татар в той же полной вольности и независимости,  в
каковых Российская империя их оставляет.
     Арт. 4.  С  естественным  всякой  державы  правом сходствует
делать в собственных землях своих таковые  распоряжения,  каковые
за    благопристойные    оными    найдутся;    вследствие    чего
предоставляется взаимно обеим  империям  полная  и  беспредельная
вольность  строить  вновь  в  областях и границах своих в таковых
местах, каковые найдутся удобными, всякого рода крепости, города,   82
жилища,  здания  и  селения,  равно  как  починять или поправлять
старые крепости, города, жилища и проч.
     Арт. 5.  По   заключении   сего   блаженного   мира   и   по
возобновлении    соседственной    искренней   дружбы   российский
императорский двор будет всегда  при  Блистательной  Порте  иметь
второго  ранга  министра,  то  есть посланника,  или полномочного
министра,  Блистательная же Порта  употребит  в  рассуждении  его
характера  все  то  внимание  и  уважение,  которые наблюдаются к
министрам  отличнейших  держав,  и  во  всех  публичных  функциях
помянутый  министр должен следовать беспосредственно за цесарским
министром, если он в равном с ним характере; когда же другого, то
есть  большего  или  меньшего,  тогда  беспосредственно должен он
следовать  за  голландским  послом,  а  в  небытность  оного   за
венецианским.
     Арт. 6.  Если  кто-нибудь  из  находящихся  в действительной
службе  министра   Российской   империи,   во   время   его   при
Блистательной  Порте пребывания учиня какую-либо покражу,  важное
преступление или непристойное наказания заслуживающее  дело,  для
избежания помянутого наказания захочет сделаться турком,  таковой
хотя  и  не  должен  быть  отвергнут,  однако  по  учинении   ему
достойного  наказания  должно  в  целости  возвратить покраденные
вещи,  сходственно с объявлением министра;  таковые  же,  которые
захотят  сделаться  магометанами  в  пьянстве,  не  должны быть в
магометанский закон приняты,  разве по прошествии его пьянства  и
когда память его придет в естественное свое состояние, но и тогда
последнее  его  признание  должно  сделано  быть  в   присутствии
присланного  от министра переводчика и нескольких беспристрастных
мусульман.
     Арт. 7.   Блистательная   Порта   обещает   твердую   защиту
христианскому  закону  и церквам оного,  равным образом дозволяет
министрам  российского  императорского  двора  делать   по   всем
обстоятельствам  в  пользу  как  воздвигнутой  в  Константинополе
упомянутой в 14-м артикуле церкви,  так и  служащим  оной  разные
представления  и  обещает принимать оные в уважение,  яко чинимые
доверенной особой соседственной и искренно дружественной державы.
     Арт. 8.  Как духовным,  так и  светским  Российской  империи
подданным да позволится свободно посещать святой град Иерусалим и
другие места,  посещения достойные, и от подобных странствующих и
путешественников  да  не  будет  требовать ни в Иерусалиме,  ни в
других местах,  ниже на пути от кого бы то ни было никакой харач,
подать,  дань или другие какие налоги; но сверх того да будут они
снабжаемы  надлежащими  пашпортами  и  указами,  которые   прочих   83
дружеских  держав  подданным даются.  Во время же пребывания их в
Оттоманской империи да не будет учинено  им  ни  малейшей  обиды,
ниже  оскорблений,  но  да  будут  они со всей строгостью законов
защищаемы.
     Арт. 9.  Переводчики,  служащие при российских министрах,  в
Константинополе находящиеся,  какой бы нации они ни были, поелику
суть люди в государственных делах упражняющиеся,  следственно,  и
обеим  империям  служащие,  должны  быть  уважаемы и трактуемы со
всякой благосклонностью, в налагаемых же на них от начальников их
делах не должны они терпеть.
     Арт. 10.   Если   между  подписания  сих  мирных  пунктов  и
получения о том от главнокомандующих взаимными армиями  повелений
произойдут  где-либо  каковые  действия  военные,  оные никоторая
сторона не примет себе за оскорбление,  так как  и  самые  в  том
успехи  и  приобретения  уничтожаются  и  оными  ни  одна сторона
пользоваться не должна.
     Арт. 11.  Для выгодностей и пользы обеих империй, имеет быть
вольное   и   беспрепятственное   плавание  купеческим  кораблям,
принадлежащим двум контрактующим  державам,  во  всех  морях,  их
земли  омывающих;  и  Блистательная Порта позволяет таковым точно
купеческим  российским  кораблям,  каковы  другие  государства  в
торгах  в  ее  гаванях  и везде употребляют,  свободный проход из
Черного моря в Белое,  а из Белого в Черное, так как и приставать
ко  всем  гаваням и пристаням,  на берегах морей и в проездах или
каналах,  оные моря  соединяющих,  находящимся.  Позволяет  также
Блистательная Порта в областях своих подданным Российской империи
иметь  коммерцию  как   на   сухом   пути,   так   и   на   водах
кораблеплаванием и в реке Дунае,  сходственно вышеизображенному в
сем артикуле,  с такими ж преимуществами и выгодами,  каковыми во
владениях ее пользуются прочие народы,  в наибольшей дружбе с ней
пребывающие и  коим  преимущественно  в  коммерции  Блистательная
Порта   благоприятствует,   как   то   французы  и  англичане;  и
капитуляции сих двух наций и прочих,  якобы слово до слова  здесь
внесены были,  должны служить во всем и для всего правилом, равно
как для коммерции, так и для купцов российских, кои, платя с ними
равные  пошлины,  могут  привозить  и  отвозить  всякие  товары и
приставать ко всем пристаням и гаваням как на Черном,  так  и  на
других морях лежащим, включительно и константинопольские.
     Позволяя вышеписаным  образом взаимным подданным коммерцию и
кораблеплавание на всех водах без изъятия,  позволяют тут же  обе
империи  купцам  пребывать  в  областях  своих  столько  времени,   84
сколько интересы их востребуют, и обещают им ту же безопасность и
свободу, каковыми прочие дружеских дворов подданные пользуются.
     А дабы во всем наблюдаем был добрый порядок,  равным образом
Блистательная  Порта  позволяет  иметь  пребывание   консулам   и
вице-консулам, которых Российская империя во всех тех местах, где
они признаны будут надобными,  назначить заблагорассудит, которые
будут почитаемы и уважаемы в равенстве с прочими дружеских держав
консулами,  дозволяет  им  также  иметь  при  себе  переводчиков,
называемых   баратлы,   то   есть   патентованных,   снабдя  оных
императорскими  патентами,  и  которые   равным   образом   будут
пользоваться теми же преимуществами, коими пользуются находящиеся
в службе помянутых французской и английской и других наций.
     Российская империя дозволяет также  подданным  Блистательной
Порты в областях своих коммерцию как на море, так и на сухом пути
с теми же преимуществами и выгодами,  каковыми пользуются народы,
в  наибольшей  дружбе с ней находящиеся,  с платежом обыкновенных
пошлин.  В несчастьях же,  могущих  случиться  судам,  имеют  обе
империи  взаимно  подавать  им  все те вспоможения,  которые всем
прочим дружественным  народам  в  подобных  случаях  подаются,  а
нужные вещи будут им доставлены за обыкновенную цену.
     Арт. 12. Когда российский императорский двор похочет сделать
коммерческие  трактаты  с  африканскими,  то  есть   Трипольским,
Тунисским и Алжирским кантонами,  Блистательная Порта обязывается
употребить власть свою  и  кредит  к  приведению  в  совершенство
помянутого  двора  намерения  и  быть  в рассуждении вышереченных
кантонов  ручательницей  в  наблюдении  ими  всех  тех  кондиций,
которые в оных трактатах постановлены быть имеют.
     Арт. 13.  Блистательная  Порта обещает употреблять священный
титул  императрицы  всероссийской  во  всех  актах  и   публичных
грамотах,  так как и во всех прочих случаях на турецком языке, то
есть: ТЕМАМЕН РУССИЕЛЕРИН ПАДЫШАХ.
     Арт. 14.  Российскому высочайшему  двору,  по  праву  других
держав,  позволяется,  кроме  домашней  в  доме  министра церкви,
воздвигнуть  в  части  Галата,  в  улице  Бей  Оглу   называемой,
публичную  греко-российского исповедания церковь,  которая всегда
под протекцией оной империи министров остаться имеет  и  никакому
притеснению или оскорблению подвержена не будет.
     Арт. 15.  Таковым  образом,  как  определяются  границы двух   85
контрактующих империй, хотя и есть причина полагать, что взаимные
подданные  не  будут  иметь  более  случая  к  важным между собой
распрям и раздорам,  со всем тем, на всякий нечаянный случай, для
избежания  всего  того,  что бы могло произвесть некоторую остуду
или причинить оскорбления,  обе империи соглашаются  в  том,  что
всякие  подобные  случаи  должны быть рассматриваемы пограничными
губернаторами и комендантами или посредством нарочно  назначенных
для  сего  комиссаров,  которые  по  пристойном рассмотрении кому
надлежит  имеют  отдать  настоящую  справедливость  без  малейшей
времени отсрочки,  с точным договором,  что подобные происшествия
никогда не могут служить претекстом к  самомалейшему  раздражению
дружбы и доброго согласия, настоящим трактатом восстановленных.

Арт. 16.  Российская  империя возвращает Блистательной Порте
всю Бессарабию с городами Аккерманом, Килией, Измаилом и прочими,
с  слободами,  деревнями  и  всем тем,  что оная провинция в себе
содержит; равномерно возвращает ей и крепость Бендеры. Возвращает
также   Российская  империя  Блистательной  Порте  оба  княжества
Воложское и Молдавское со всеми крепостями,  городами, слободами,
деревнями и всем тем, что в оных находится; а Блистательная Порта
приемлет оные на следующих кондициях,  с торжественным  обещанием
свято наблюдать оные:

Свернутый текст

1. Наблюдать в рассуждении всех жителей сих княжеств, какого
бы достоинства,  степени,  состояния,  звания и рода они ни были,
без  малейшего  исключения,  полную  амнистию  и вечное забвение,
постановленные в первом сего трактата артикуле,  против всех тех,
кои   действительно   преступили  или  подозреваемы  в  намерении
вредствовать интересам Блистательной Порты,  восстановляя оных  в
прежние  их  достоинства,  чины  и владения и возвратя им имения,
коими они прежде настоящей войны пользовались.
     2. Не  препятствовать,  каким  бы  то   образом   ни   было,
исповеданию  христианского закона совершенно свободному,  так как
созиданию церквей новых и поправлению старых,  как то прежде сего
было.
     3. Возвратить  монастырям и прочим партикулярным людям земли
и владения,  прежде сего им принадлежащие, и которые потом против
всей  справедливости были у них отняты,  около Браилова,  Хотина,
Бендер и прочих, и ныне раями называемых.
     4. Признавать и почитать духовенство с  должным  оному  чину
отличием.
     5. Фамилиям,  пожелающим  оставить свое отечество и в другие   86
места переселиться, позволить свободный выезд со всем их имением;
а  чтоб  оные  фамилии  могли иметь удобность к распоряжению дел,
дается  им  год  времени  для  сего   свободного   из   отечества
переселения, считая со дня размена настоящего трактата.
     6. Не  требовать  или  не  взыскивать  никакой  денежной или
другой суммы за старые счеты, какого бы существа они ни были.
     7. Не требовать от них никакой контрибуции  или  платежа  за
все  военное  время,  а  за  многие  их страдания и разорения,  в
течение сей войны ими претерпенные,  и еще впредь  на  два  года,
считая со дня размена сего трактата.
     8. По  истечении помянутого времени обещает наблюдать всякое
человеколюбие и великодушие в положении на них подати,  состоящей
в  деньгах,  и  получать  оную  посредством присылаемых депутатов
всякие два года;  при таковом их наложенной на них подати  точном
платеже  никто из пашей,  из губернаторов или какая бы то ни была
особа не имеет притеснять их или  требовать  от  них  какого-либо
платежа   или  других  налогов,  под  каким  бы  именованием  или
претекстом то ни было, но дозволить им пользоваться теми ж самыми
выгодами,  коими пользовались они во время царствования достойной
памяти  султана  Мегмета  Четвертого,  любезного   родителя   его
султанова в-ва.
     9. Позволяет  князьям  сих  двух  княжеств  каждому  с своей
стороны иметь при Блистательной  Порте  поверенного  в  делах  из
христиан  греческого  закона,  которые  будут  бдеть о делах,  до
помянутых  княжеств  касающихся,  и  будут  Блистательной  Портой
благосклонно  трактованы  и  в  малости  их  почитаемы,  однако ж
людьми,  народным правом пользующимися,  то есть никакому насилию
не подверженными.
     10. Соглашается также,  чтоб по обстоятельствам сих княжеств
министры  российского  императорского  двора,  при  Блистательной
Порте находящиеся,  могли говорить в пользу сих двух княжеств,  и
обещает внимать оным с сходственным к  дружеским  и  почтительным
державам уважением.

Свернутый текст

Арт. 17.  Российская  империя возвращает Блистательной Порте
все Архипелагские острова,  под ее  зависимостью  находящиеся,  а
Блистательная Порта со своей стороны обещает:
     1. Наблюдать  свято  в  рассуждении  жителей  оных  островов
кондиции,  в первом  артикуле  постановленные,  касательно  общей
амнистии  и  совершенного  забвения  всякого  рода  преступлений,
учиненных или подозреваемых быть оными учиненные в  предосуждение
интересам Блистательной Порты.
     2. Что  христианский  закон  не будет подвержен ни малейшему   87
притеснению,  так как и церкви оного, ниже будет препятствовано к
перестроиванию  или  поправлению оных;  люди же,  в них служащие,
равным образом не имеют быть оскорбляемы, ниже притесняемы.
     3. Что не будет  от  них  требован  платеж  никакой  подати,
ежегодно   ими  платимой,  со  времени,  как  они  находятся  под
зависимостью  Российской  империи,   по   причине   великого   их
претерпения  в  продолжение настоящей войны,  впредь на два года,
считая со времени возвращения  оных  островов  ей,  Блистательной
Порте.
     4. Фамилиям,  пожелающим  оставить свое отечество и в другие
места переселиться, позволить свободный выезд со всем их имением;
а  чтоб оные фамилии могли иметь удобность к распоряжению дел их,
дается  им  год  времени  для  сего   свободного   из   отечества
переселения, считая со дня размена настоящего трактата.

5. В  случае,  когда  российский флот при самом его отъезде,
что имеет учинено быть  в  три  месяца,  считая  со  дня  размена
настоящего трактата, будет иметь в чем нужду, Блистательная Порта
обещает снабдить его всем тем, чем ей возможно будет.
     Арт. 18.  Замок Кинбурн,  лежащий на устье  реки  Днепра,  с
довольным  округом  по  левому  берегу Днепра и с углом,  который
составляет степи,  лежащие между рек Буга и  Днепра,  остается  в
полное, вечное и непрекословное владение Российской империи.
     Арт. 19.  Крепости  Еникале  и Керчь,  лежащие в полуострове
Крымском,  с их пристанями и со всем в них находящимся,  тож и  с
уездами,  начиная  от  Черного  моря  и следуя древней Керчинской
границе до урочища Бугак, и от Бугака по прямой линии кверху даже
до  Азовского  моря,  остаются в полное,  вечное и непрекословное
владение Российской империи.
     Арт. 20. Город Азов с уездом его и с рубежами, показанными в
инструментах,  учиненных  в  1700  г.,  то  есть в 1113-м,  между
губернатором  Толстым  и  агугским  губернатором  Гассаном-Пашой,
вечно Российской империи принадлежать имеет.
     Арт. 21.  Обе Кабарды, то есть Большая и Малая, по соседству
с татарами большую связь  имеют  с  ханами  крымскими,  для  чего
принадлежность   их   императорскому   российскому  двору  должна
предоставлена быть на волю хана крымского,  с  советом  его  и  с
старшинами татарскими.
     Арт. 22.  Обе империи согласились вовсе уничтожить и предать
вечному  забвению  все  прежде  бывшие  между  ими   трактаты   и   88
конвенции,   включительно  Белградские,  с  последующими  за  ним
конвенциями,  и никогда никакой претензии на оных не  основывать,
исключая  только в 1700 г.  между губернатором Толстым и агугским
губернатором Гассаном-Пашою касательно границ Азовского  уезда  и
учреждения   кубанской   границы   учиненную  конвенцию,  которая
останется непременной, так, как она была и прежде.
     Арт. 23.  В части Грузии и  Мингрелии  находящиеся  крепости
Богдадчик,  Кутатис и Шегербань,  российским оружием завоеванные,
будут Россией признаны  принадлежащими  тем,  кому  они  издревле
принадлежали,  так  что ежели подлинно оные города издревле или с
давнего времени были под владением Блистательной Порты,  то будут
признаны  ей  принадлежащими;  а по размене настоящего трактата в
условленное время российские войска выдут из помянутых  провинций
Грузии  и  Мингрелии.  Блистательная  же  Порта  с  своей стороны
обязывается,  в сходственность с  содержанием  первого  артикула,
дозволить  совершенную  амнистию  всем тем,  которые в том краю в
течение настоящей войны  каким  ни  есть  образом  ее  оскорбили.
Торжественно  и навсегда отказывается она требовать дани отроками
и отроковицами и всякого рода  других  подат?ей,  обязывается  не
почитать  между  ими  никого  за  своих подданных кроме тех,  кои
издревле ей принадлежали; все замки и укрепленные места, бывшие у
грузинцев   и   мингрельцев   во   владении,  оставить  паки  под
собственной их стражей и правлением,  так  как  и  не  притеснять
никоим  образом  веру,  монастыри  и  церкви  и не препятствовать
поправлению старых,  созиданию новых,  и да не будут  притесняемы
какими-либо  требованиями  от губернатора чилдирского и от прочих
начальников и офицеров к лишению  их  имений.  Но  как  помянутые
народы  находятся  подданными Блистательной Порты,  то Российская
империя  не  имеет  совсем  впредь  в  оные   вмешиваться,   ниже
притеснять их.
     Арт. 24.  По  подписании  и утверждении  сих артикулов точас
все  находящиеся  войска  российские  на  правой стороне  Дуная в
Болгарии  в  обратный  путь  вступят,  и чрез месяц от подписания
перейдут  на  левый  берег  Дуная;  когда  же  все   чрез   Дунай
переправятся,   тогда  отдадут  турецким  войскам  замок  Гирсов,
выступя и из оного места по переходе  всех  российских  войск  на
левый берег Дуная, потом испражняться станут в одно время Валахия
и Бессарабия,  на которое полагается два  месяца  времени;  а  по
выступлении  всех  войск  из  оных  провинций  оставятся турецким
войскам с одной стороны крепости  Журжа  и  потом  Браилов,  а  с
другой  город Измаил,  крепости Килия,  а потом Аккерман,  выведя   89
оттоль российские императорские войска вслед за прежними; всего ж
времени  на  испражнение  вышеупомянутых провинций полагается три
месяца.
     Наконец, из   Молдавии   российские   императорские   войска
выступят  потом  чрез  два  месяца  и  перейдут  на левую сторону
Днестра;  и тако испражнение всех вышепомянутых  земель  учинится
чрез  пять месяцев с вышеписаного подписания вечного примирения и
покоя между двух контрактирующих империй.  А когда все российские
войска перейдут на левую сторону Днестра, тогда оставятся войскам
турецким крепости Хотин и Бендер, с той, однако ж, кондицией, что
если тогда уже отданы будут Российской империи в полное, вечное и
непрекословное владение замок Кинбурн с его положенным округом  и
с  степью  между  Днепра и Буга,  как гласит 18-й артикул пунктов
вечного примирения и покоя между двумя империями.
     Что ж касается до Архипелагских островов, то оные российским
императорским  флотом  и  войсками  оставлены будут по-прежнему в
неоспоримое владение Оттоманской Порте, как только скоро домашние
распорядки  и  учреждения  того  российского императорского флота
позволят,  понеже здесь тому точного времени определить не можно.
А  Блистательная  Порта  Оттоманская  для  скорейшего  того флота
оттоль отплытия всем  нужным  для  него,  как  уже  дружественная
держава, обязуется, чем ей возможно будет, снабдить оный.
     Доколь российские императорские войска пребудут в отдаваемых
Блистательной Порте провинциях,  правление и порядок в оных имеют
остаться  так  властно,  как  в  настоящее  время  суть  оные под
обладанием их,  и Порта на то время и до срока выхода всех  войск
вступаться  в  оные  не имеет.  Российские войска в сих землях до
последнего дня своего выступления получать будут всякие потребные
себе  вещи  и снабдения питательными и прочими припасами,  равным
образом  как  и  ныне  то  им  доставляется.  Не  прежде  войскам
Блистательной  Порты  вступить  в отдаваемые крепости и не прежде
оной власть свою внесть и коснуться  отдаваемых  земель,  как  об
оставлении  каждой из оных российскими войсками командир оных уже
уведомит определенную к  тому  начальствующую  особу  со  стороны
Порты Оттоманской.
     Магазины свои  питательные и военные в крепостях,  городах и
где оные ни есть, российские войска испорожнять могут, как хотят,
а  оставят  только  в крепостях,  отдаваемых Блистательной Порте,
одну турецкую артиллерию,  сколько ныне  оной  находится  в  них.
Жители   всякого   рода   и   звания  всех  земель,  возвращаемых   90
Блистательной Порте, вступившие в службу императорскую российскую
и кои токмо пожелают, сверх данного их годового срока в артикулах
мирных договоров 16 и 17,  могут с своим  семейством  и  с  своим
имением  купно с российскими войсками отойти и переселиться,  что
им Блистательная Порта,  по силе установления  в  вышеименованных
артикулах,  и  тогда  и  во  весь годовой срок обязывается никоим
образом не возбранять.
     Арт. 25.  Все  военнопленники  и  невольники  мужеского  или
женского  рода,  какого  бы  достоинства или степени ни нашлись в
обеих  империях,  исключая  тех,  кои  из  магометан  в   империи
Российской  добровольно приняли закон христианский,  а христиане,
кои в Оттоманской империи добровольно ж закон  магометанский,  по
размене  ратификаций сего трактата беспосредственно и без всякого
претекста  взаимно  должны   быть   освобождены,   возвращены   и
препоручены без всякого выкупа или платежа,  так как и все прочие
в неволю попавшиеся христиане,  то есть поляки, молдавцы, волохи,
пелопонесцы,  островские  жители  и  грузинцы,  все без малейшего
изъятия,  равномерно  ж  без  выкупа  или  платежа  должны   быть
освобождены.   Равным   же   образом  должны  быть  возвращены  и
препоручены все те российские подданные,  которые по  какому-либо
случаю  по заключении сего блаженного мира попались бы в неволю и
нашлись в Оттоманской империи, что самое чинить обещает взаимно и
Российская империя против Оттоманской Порты и ее подданных.
     Арт. 26.  По  получении  отсель  известия  о  подписании сих
пунктов командующему российской  армией  в  Крыму  и  губернатору
очаковскому  тотчас  обослаться  между  собой  и  в два месяца от
подписания сего выслать взаимных доверенных людей  для  отдачи  и
принятия  замка  Кинбурна  с степью,  как определено в предыдущем
18-м артикуле,  что и исполнить  тем  доверенным  конечно  в  два
месяца  времени  от  своего  съезда,  дабы  в  четыре  месяца  от
подписания сего трактата конечно то  точно  исполнено  и  кончено
было, а если можно, и скорее; о исполнении ж тотчас дать знать их
сиятельствам господам генерал-фельдмаршалу и верховному визирю.
     Арт. 27.  Но дабы тем наивящие между обеих империй настоящий
мир  и истинная дружба заключены и утверждены были,  торжественно
от  обеих  сторон   будут   отправлены   чрезвычайные   послы   с
подтверждающими   заключенный   мирный   трактат   императорскими
ратификациями в то время,  которое с общего обоих дворов согласия
назначено будет.  Оба посла равным образом встретятся на границах
и будут приняты и почтены теми же  обрядами  и  тем  же  образом,
каковые  употребляются  при  взаимных  посольствах между наиболее   91
почтительными европейскими с Оттоманской Портой державами.
     В знак же дружества  взаимно  с  оными  послами  имеют  быть
посланы    подарки,   с   достоинством   их   императорских   в-в
сходственные.
     Арт. 28.  По   подписании   сих   артикулов   вечного   мира
вышеименованными     генерал-поручиком    князем    Репниным    и
Блистательной Порты Нишанджи Ресьми Ахмет ефендием и Ибраим Мюниб
реиз ефендием должны престать военное действия в главных армиях и
во всех отдельных частях войск взаимных на сухом пути и на водах,
с   получения   о  сем  от  главнокомандующих  взаимными  армиями
повелений.  И  для  того  от  упомянутых  генерал-фельдмаршала  и
верховного  визиря  имеют быть тотчас посланы курьеры в Архипелаг
на флот, стоящий в Черном море против Крыма и в другие места, где
военные  действия  настоят с той и другой стороны,  чтобы по силе
заключенного мира прекратились везде неприязнь и всякие  действия
оружия,     а    курьеров    сих    снабдить    повелениями    от
генерал-фельдмаршала и от верховного визиря так, чтобы российский
курьер,  буде приедет скорее к начальнику своей стороны, мог чрез
него турецкому доставить повеление  верховного  визиря,  а  когда
курьер  верховного  визиря прежде поспеет,  то турецкий начальник
доставил бы повеление фельдмаршальское начальнику российскому.

А как договоры и постановления  сего  заключенного  мира  от
государей  взаимных  империй  возложены  на главных командиров их
армий,  то есть фельдмаршала графа Петра Румянцова  и  верховного
Блистательной  Порты  визиря  Муссун  Заде  Мегмет-Пашу,  то  им,
фельдмаршалу  и  верховному  визирю,  все  вышеписаные   артикулы
вечного мира,  как они в сем пункте выражены, так властно, как бы
оные сделаны были в личном их обоих присутствии, утвердить в силу
полномочия  каждому  из  них  от своего государя данного,  своими
подписями и печатями  и  все  в  оных  постановленное,  обещанное
твердо  и  непоколебимо  содержать  и  точно исполнять и ничего в
противность тому не чинить и  не  допущать,  чтобы  от  кого-либо
учинилось,   и   ими   подписанные  и  печатями  их  утвержденные
экземпляры сему равногласные,  верховного визиря  на  турецком  и
итальянском языках,  а от генерал-фельдмаршала на российском и на
итальянском языках,  равно и полномочия,  от государей им данные,
чрез  сих  же вышеименованных особ,  кои от стороны Блистательной
Порты  к  генерал-фельдмаршалу  присланы,  разменять  взаимно  от
подписания сего в пять дней непременно,  а ежели можно, и скорее,
предопределяя им оные  от  генерал-фельдмаршала  графа  Румянцова   92
тогда  принять,  сколь  скоро  от  верховного  визиря  таковые  ж
предъявят полученными.
     Июля десятого дня тысяча семьсот семьдесят четвертого года.
                                             Князь Николай Репнин

     Сии вечного  мира  вышеписаные  пункты  в   двадцати   осьми
артикулах    между   пресветлейшей   империей   Всероссийской   и
Блистательной   Портой   Оттоманской,   подписанные   руками    и
укрепленные печатями полномочных обоих высоких сторон при деревне
Кючюк-Кайнарджи с российской генералом-поручиком князем Репниным,
а с оттоманской Нисанжи Ресми Ахмет эфендием и Ибрагим Мюниб рейс
эфендием,  я данной  мне  полной  мочью  е.и.в.  всепресветлейшей
державнейшей великой и всемилостивейшей моей государыни принимаю,
признаю и во верность своеручной  подписью  и  приложением  герба
моего печати утверждаю. В лагере при деревне Кючук-Кайнарджи.
     Июля пятого   на   десять   дня   тысяча  семьсот  семьдесят
четвертого года.
                                Генерал-фельдмаршал граф Румянцов

     И наше императорское в-во вышеписаный вечного  мира  трактат
сим ратификуем и подтверждаем,  обещая нашим императорским словом
за себя и за наследников  наших  оный  трактат  в  вечную  с  его
салтановым в-вом дружбу с своей стороны во всем, как оный гласит,
ненарушимо содержать и исполнять,  и для вящего уверения того  мы
сию  нашу  ратификацию  нашей  государственной  печатью утвердить
повелели.
     Дана в С.-Петербурге августа первого на  десять  дня  тысяча
семьсот семьдесят четвертого, государствования нашего третьего на
десять года.

http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/FOREIGN/kuchuk.htm

0

2

Борис и Билл ("The Washington Post", США)

Две сверхдержавы, две сверхличности.

Строуб Тэлботт, высший советник Клинтона по России, вспоминает о необычной дружбе, которая изменила мир

Сюжет: Каким запомнят Бориса Ельцина россияне и весь мир?

27/05/2002

Строуб Тэлботт, бывший заместитель государственного секретаря США, в июле станет президентом Брукингского института. Данная статья является сокращенным вариантом его изданной в этом месяце книги "Рука России: Воспоминания о президентской дипломатии" (The Russia Hand: A Memoir of Presidential Diplomac, by Strobe Talbott).

В понедельник, 5 июня 2000 года, в полдень Билл Клинтон (Bill Clinton) и российский президент Владимир Путин спускались с Царского крыльца Большого Кремлевского дворца. В этот момент, которым заканчивалась официальная часть пятого и последнего визита Клинтона в Москву в качестве президента, все нюансы выражались языком тела: дородный Клинтон нависал над имеющим второй полусредний борцовский вес Путиным - эдакий мастер коммуникабельности, все еще не теряющий надежды установить контакт с самым холодным из клиентов, который просто отказывается покупать.

Свернутый текст

Когда они в последний раз обменялись рукопожатием, я заторопился вниз по ступеням, чтобы занять свое место на откидном сиденье в задней части салона бронированного "Кадиллака", доставленного для этого саммита самолетом из Вашингтона. Как только Клинтон уселся на свое место, он оглянулся на Путина через толстое пуленепробиваемое стекло, улыбнулся своей самой широкой улыбкой и лихо махнул ему на прощанье рукой. Затем мы направились в сторону западной окраины Москвы, где сегодня живет вышедший на пенсию бывший российский президент Борис Ельцин.

Когда мы подъехали, Ельцин уже встречал нас у парадного подъезда, по одну его руку стояла его жена, Наина, а по другую - его младшая дочь, Татьяна Дьяченко. Когда автомобиль тормозил перед тем, как остановиться, Клинтон заметил, что лицо у Ельцина одутловатое, землистого цвета, он казался оцепеневшим и неспособным самостоятельно держаться на ногах. За те 8 лет, что они были знакомы друг с другом, Клинтон и Ельцин частенько шутили по поводу того, что у обоих рост 6 футов 2 дюйма (приблизительно 188 см): им проще смотреть друг другу в глаза. Теперь, когда лимузин подкатывал к остановке, Клинтон, пристально изучая встречающего его Ельцина через окно, заметил, что с того времени, как они встречались последний раз за 7 месяцев до того, когда Ельцин еще был президентом, Ельцин, кажется, стал на 1-2 дюйма (2,54 - 5,08 см) ниже ростом.

После того, как Клинтон вышел машины, они с Ельцином молча обнялись и простояли так целую минуту. Ельцин повторял низким сдавленным голосом "Мой друг, мой друг". Затем, ухватив Клинтона за руку, он повел его через фойе в гостиную, залитую солнечным светом, который проникал через венецианское окно, выходившее на подстриженную лужайку и группу березок во дворе. Они сидели в креслах с позолоченными овальными спинками, рядом с облицованной небесно-голубой плиткой печью, пока Наина суетилась, подавая им чай и огромные куски обильно намазанного кремом многослойного торта, который, как она с гордостью заметила, она пекла полночи.

Клинтон приготовился к тому, что, как он думал, должно стать ненапряженным обменом воспоминаниями и любезностями, но Ельцин был настроен на то, чтобы сначала заняться делами. Сразу став суровым, он объявил, что только что разговаривал по телефону с Путиным, который хотел, чтобы он подчеркнул, что Россия будет преследовать свои интересы так, как сама считает нужным: она будет сопротивляться давлению в пользу соглашательства на любую американскую политику, которая представляет угрозу для российской безопасности. Клинтон, наслушавшийся за 3 дня Путина, который вежливо отвергал американский план строительства противоракетной системы, теперь подвергся бесцеремонному нажиму.

Лицо у Ельцина было суровым, фигура напряженной, обе ладони сжаты в кулаки, каждая его фраза звучала как прокламация. Он, кажется, наслаждался поручением, которое ему дал Путин. Оно давало ему возможность показать, что он далеко не немощный пенсионер, а человек, по-прежнему подключенный к власти Кремля, все еще активный выразитель российских интересов и все так же способен противостоять Соединенным Штатам, когда они пытаются диктовать остальному миру.

Клинтон терпеливо, даже добродушно выслушал запугивания. Он видел Ельцина во всех его ипостасях: рычащего медведя и папочки-медведя, задиры и сентиментального человека, упрямца, портившего все дело, и человека, с которым можно договариваться. По собственному опыту он знал, что встречи с Ельциным почти неизбежно связаны с обменом колкостями прежде, чем они двое смогут заняться настоящим делом.

Когда Ельцин, наконец-то, утихомирился, Клинтон мягко взял ситуацию под свой контроль. У него тоже было одно дело. Он не уверен, сказал он, насколько правильно "этот ваш новый парень" определяет как свою собственную силу, так и силу своей страны. Путин кажется способным вести Россию в правильном направлении, но обладает ли он теми ценными качествами, инстинктами и убеждениями, которые позволят ему реализовать эту способность? Почему, вслух рассуждал Клинтон, Путин так готов договариваться с коммунистами, "этими людьми, которых ты, Борис, приложив столько усилий, поборол и низвергнул?" Почему Путин зажимает свободу прессы, "которая, как тебе, Борис, известно, является кровью открытого и современного общества?". Ельцин торжественно кивал головой, но не отвечал. Вся драчливость, чванливость и уверенность покинули его.

"Борис, - продолжал далее Клинтон, - ты принимаешь демократию близко к сердцу. В твоей натуре заложено доверие к людям. У тебя внутри огонь настоящего демократа и настоящего реформатора. Я не уверен, что у Путина все это имеется. Возможно, он этими качествами обладает. Не знаю. Тебе нужно за ним присматривать и использовать твое влияние, чтобы он не сбился с пути. Ты нужен Путину. Знает он это или нет, но он действительно нуждается в тебе, Борис. Россия нуждается в тебе. Ты действительно изменил эту страну, Борис. Не каждый лидер может сказать это о стране, которой он руководил. Ты изменил Россию. России повезло, что у нее был ты. Миру повезло, что ты занимал тот пост, который занимал. Мне повезло, что был ты. Мы вдвоем сделали очень многое, ты и я. Мы пережили трудные времена. Мы ни разу не допустили, чтобы все развалилось. Мы сделали много хорошего. Все это будет жить. С твоей стороны это требовало силы воли. Многое из этого далось тебе труднее, чем мне. Я это знаю". Ельцин теперь крепко сжимал руку Клинтона, наклонившись в его сторону. "Спасибо, Билл, - сказал он. - Я понимаю".

Мы опаздывали. Затем были быстрое групповое фотографирование на веранде, поспешные слова прощания и еще одно медвежье объятие. "Билл, - сказал Борис, - Я действительно понимаю, что ты сказал. Я об этом подумаю". "Я знаю, Борис, что ты так и сделаешь, - ответил Клинтон, - потому что я знаю, что у тебя здесь". Клинтон слегка похлопал Ельцина по груди, прямо там, где находилось его больное сердце.

Оказавшись снова в машине, Клинтон несколько минут был сосредоточенным. Он смотрел через окно на ярко блестевшие в солнечном свете березы вдоль аллеи, которая вела к автомагистрали. "Возможно, я видел Бориса в последний раз, - сказал он, наконец. - Думаю, что нам его будет недоставать".

Все это начиналась далеко не так в 1993 году. Советский Союз был распущен в большой мере благодаря Ельцину, и россияне вступили в полосу беспокойного перехода от тоталитаризма к демократии, от многонациональной империи к национальному государству, от контролируемой государством экономики к рыночной экономике. Руководимый коммунистами парламент, который был настроен на то, чтобы объявить Ельцину импичмент, встречал в штыки каждый его шаг. Именно в такой атмосфере впервые встретились президенты Клинтон и Ельцин.

Свернутый текст

Саммит в Ванкувере начался в субботу, 3 апреля, с встречи между президентами, на которой присутствовали всего несколько их помощников и переводчики. Стояла цель сломать лед отчуждения, начать устанавливать личные связи и дать двум лидерам шанс прощупать друг друга по вопросам повестки дня перед более официальной встречей между двумя делегациями за обедом в тот же вечер и на полном пленарном заседании на следующий день.

Клинтон пытался завоевать симпатии Ельцина с самого начала, выразив восхищение тем, что вопреки всевозможным трудностям пытается делать Ельцин. "Я знаю, в вашей стране сейчас непростые времена", - начал Клинтон. Ельцин слушал с явным нетерпением, как Клинтон рассказывает о содержании предлагавшегося пакета помощи, а затем прервал его. Ельцину не понравилось предположение, что Соединенные Штаты приходят ему на помощь. Да, внешняя помощь ему требуется, но не так уж и сильно, поскольку "драматичное увеличение" американской помощи поставит его "под огонь критики со стороны оппозиции: они станут утверждать, что Россия находится под каблуком Соединенных Штатов". Он хотел бы скромного увеличения американской помощи как свидетельства того, что внешний мир готов помогать России в ее трансформации.

Был, однако, один вопрос, где Ельцин сказал, что нуждается в возможно большей и как можно более скорой помощи, и это касалось чрезвычайного фонда на строительство жилья для офицеров российской армии, которых Ельцин обещал вывести с территории прибалтийских государств в 1994 году. В нашей собственной программе мы выделили на это 6 млн. долл. Когда Клинтон упомянул эту цифру, Ельцин сказал, что ему нужно куда больше, добавив, что он может высказать эту просьбу только в частном порядке, поскольку ему неловко говорить об ужасающих условиях, в которых живет когда-то обладавшая чувством собственного достоинства российская армия.

Ельцин продолжал свое наступление - делая выпады, финты и даже пытаясь поймать на слове Клинтона, чтобы тот согласился на публичные заявления, которое можно было бы интерпретировать как американские уступки. Но это, казалось, ничуть не волновало Клинтона. Когда пришло время благодарить Ельцина на первое доброе знакомство, он, кажется, сделал это от всего сердца. Он дал указание директору по связям Джорджу Стефанопулосу (George Stephanopoulos) заявить прессе, что Ельцин показался ему "полным энергии, настоящим бойцом", после чего он добавил - уже не для прессы - следующее: "Под дулом пистолета я делаю все, на что только способен, и этот парень точно такой же. Его не устрашают низкие шансы на успех, и сейчас он находится в своей наилучшей форме".

Едва ли можно было заявить нечто подобное, когда этим вечером к президентам присоединились обе делегации, чтобы совершить морскую прогулку по гавани Ванкувера. Не успели мы отойти от причала, как Ельцин уже опрокинул три стопки шотландского виски. На ужине в тот вечер он выпил четыре стакана вина и почти ничего не ел. Государственный секретарь Уоррен Кристофер (Warren Christopher) передал Стефанопулосу записку: "Не ест, это плохой признак. Накачался во время морской прогулки". Впоследствии наблюдение за тем, сколько принял Ельцин, стало стандартной практикой всех саммитов.

Речь Ельцина становилась все более сентиментальной, а его высказывания - слащавыми ("Би-и-лл, мы не соперники - мы друзья!"). Его помощники наблюдали за ним с возрастающей нервозностью. Они пытались отгонять от него официантов со спиртными напитками только лишь затем, чтобы президент отменял их приказания. Наш собственный президент был невозмутим. Казалось, что ему по душе ельцинские выходки. В тот вечер, вернувшись в президентские апартаменты отеля, государственный секретарь Кристофер, советник по национальной безопасности Тони Лейк (Tony Lake) и я с сожалением рассуждали о перспективе ведения дипломатии, ставки в которой очень велики, в условиях, свидетелями которых мы были в течение дня. Клинтон сказал, чтобы мы не беспокоились. "В свое время я имел возможность немного наблюдать эту проблему, - сказал он, имея в виду личный опыт, полученный в семье своего приемного отца, который был алкоголиком. - По крайней мере, Ельцин не безнадежный пьяница".

Экономическое состояние России и ее изобиловавший препятствиями переход к рыночной экономике были не единственными темами в повестке отношений Клинтон-Ельцин. Желание Запада расширить Организацию Североатлантического договора (НАТО) с включением в ее состав бывших стран советского блока быстро стало одной из самых трудноразрешимых проблем, которая постоянно осложняла отношения между двумя президентами.

Когда в сентябре 1994 года Ельцин прилетал в Вашингтон, Клинтон был полон решимости показать ему, что расширение НАТО не обязательно угрожает России и явится свидетельством того, что "холодная война" и в самом деле окончилась. Когда на авиабазе ВВС США Эндрюс Ельцин вышел из самолета и ступил на самоходный трап, он держался руками за перила и сосредоточивался перед каждым следующим шагом. Его сопровождающие изо всех сил пытались закрыть его от кино- и фотокорреспондентов, фиксировавших его спуск по трапу. На последней ступеньке он поскользнулся и был вынужден ухватиться за руку своей жены.

В тот вечер в отеле "Blair House" Ельцин был крепко пьян, шатался из комнаты в комнату в трусах. Один раз он спустился вниз по лестнице и стал приставать к агенту секретной службы, которому удалось уговорить его снова подняться наверх и вернуться к собственным телохранителям. Вскоре Ельцин снова появился на лестнице, громко крича "Пицца, пицца!". Наконец, его телохранители схватили его за руки и быстро увели прочь, стараясь его успокоить.

Свернутый текст

На следующий день, на первой официальной встрече в Белом доме (резиденция президента США в Вашингтоне - прим. пер.), когда две делегации сидели за столом напротив друг друга, Ельцин был более трезвым, но чрезмерно возбужденным. Он выпалил длинный список недозрелых или перезрелых предложений. "Давай, Билл, соглашайся! - повторял он то и дело, не дожидаясь ответа, что было и к лучшему, поскольку ответ всегда был одинаков: "Наши люди это обсудят, Борис".

Только когда два президента встречались с глазу на глаз, Ельцин расставался с позерством, и тогда Клинтон мог продолжать работать над ним. Такой шанс появился 27 сентября, во время неофициального завтрака в семейной столовой в Восточном крыле. Клинтон попросил меня присутствовать на этом завтраке, отчасти потому, что я мог слушать ответы Ельцина дважды, сначала по-русски, а затем в переводе на английский. Мы ожидали, что Ельцин поднимет тему будущего НАТО, но он этого не сделал. Пока шел завтрак, два президента обсудили, как мне показалось, все вопросы на земле, исключая будущее НАТО. Я начал уже удивляться, а не хочет ли Клинтон тоже избежать этой темы.

Наконец, когда подали кофе, Клинтон положил ладонь на руку Ельцину, наклонился к нему и сказал: "Борис, по вопросу НАТО я хочу быть уверенным, что ты заметил, что я ни разу не сказал, что нам не следует рассматривать членство России в этой организации или ее особые отношения с НАТО. А поэтому, когда мы говорим о расширении НАТО, мы подчеркиваем включение, а не исключение. Моя цель - поработать с тобой и с другими, чтобы максимально увеличить шансы по-настоящему единой, неделимой, интегрированной Европы. НАТО будет расширяться, но сроки расширения пока не названы. Если мы завтра начнем принимать страны, которые хотят стать членами НАТО, то пройдет все равно несколько лет прежде, чем они будут к этому готовы, а другие это подтвердят и согласятся их принять. Вопрос упирается в психологическую безопасность и в чувство значимости этих стран. Они опасаются, что их оставят в 'серой зоне', или в чистилище. А поэтому мы собираемся сделать шаг в направлении разрешения данной проблемы. Но я никогда не стану делать что-то за твоей спиной. Я хочу, чтобы мы с тобой тесно сотрудничали и прошли через это вместе".

Ельцин внимательно слушал. "Я понимаю, - сказал он, когда Клинтон кончил свою речь. - Благодарю тебя за все, что ты сказал. Если тебя спросят об этом на пресс-конференции, я бы предложил тебе сказать, что Соединенные Штаты выступают за расширение НАТО, что процесс будет длительным и постепенным. Если тебя спросят, исключаешь ли ты вступление в НАТО России, тебе следовало бы ответить 'нет'. Это все".

Клинтон обещал, что политика Соединенных Штатов будет руководствоваться "тремя 'нет'": нет - внезапностям, нет - спешке и нет - исключению. В тот вечер Ельцин и Клинтон дали совместную пресс-конференцию в Восточной комнате Белого дома. Ельцин был в состоянии, которое заместитель государственного секретаря США Сэнди Бергер описал как "высокая бессмыслица": - он шутил, потрясал в воздухе кулаком, играл на публику, говорил тысячу слов в минуту, перечисляя все то хорошее, что собираются сделать вместе он и его друг Билл. Переводчик государственного департамента США Питер Афанасенко не только переводил, но и с большим мастерством изображал суть диалога. Клинтон надрывал живот со смеху. Он хотел, чтобы аудитория восприняла все это в веселом духе. Несколько коллег, знавших о ельцинской первой бурной ночи в "Blair House", бросали на меня вопросительные взгляды. Я знал, что они подозревают. Я слегка качнул отрицательно головой: я контролировал, сколько выпил Ельцин за ланчем, и этой дозы было явно недостаточно для объяснения его маниакальной словоохотливости.

В том, как Ельцин проводит эти встречи, начал вырисовываться определенный шаблон: на пленарных заседаниях, когда по обе стороны стола переговоров сидело много людей, он играл роль решительного, даже не допускающего возражений лидера, который знает, чего хочет и настаивает на том, чтобы это получить; в ходе частных бесед он становился из напористо самоуверенного внимательным и восприимчивым, уступая обольщению и уговорам Клинтона; затем на завершающей пресс-конференции он из кожи вон лез, чтобы теми способами, которые сам придумал, излучать уверенность в себе и маскировать, насколько податливым он был за закрытыми дверями.

В октябре 1995 года Ельцин прилетел в Нью-Йорк для того, чтобы выступить на Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций (ООН). Там он выдал зажигательную речь, в которой сдирал кожу с НАТО за бомбежки сербских объектов в Боснии и предупреждал, что расширение НАТО будет означать "новую эру конфронтации". Ельцин и Клинтон должны были встретиться в бывшем поместье Рузвельта (Roosewelt) в Гайд-парке, Нью-Йорк, для того, что обещало стать очень напряженными и важными переговорами по ряду спорных вопросов внешней политики. После обсуждения Боснии два президента обратили свое внимание на Договор об обычных вооруженных силах в Европе. Ельцин явно стремился к успеху. В ходе частной беседы он был более чем готов вникнуть в детали этого договора, которые тормозили работу наших переговорщиков вот уже много месяцев. Ельцин действительно прибыл в Гайд-Парк, чтобы заключить сделку, но не в присутствии своих подчиненных. Он отправил своего советника по внешнеполитическим делам за картой, касавшейся спора по обычным вооруженным силам в Европе. Когда помощник покорно направился к двери, Клинтон поймал Ельцина за руку. "Послушай, Борис, - сказал он, - дело не в деталях, дело в главной идее. Вот чем следует озаботиться тебе и мне. Ты и я, мы не должны заниматься прополкой сорняков в этом деле". Ельцин нахмурился и неуверенно посмотрел на дверь, через которую только что вышел его помощник по внешнеполитическим делам Дмитрий Рюриков. Клинтон наклонился к нему еще ближе и сжал его запястье. "Борис, взгляни на меня! Ты понимаешь, что я говорю. Не обращай внимания на твоего человека. Это только между нами двумя. Я считаю, что перед картой тебе следует как-то снять нагрузку, и я постарался, чтобы ты получил такую возможность. Но нам нужно сделать это быстро. Нам не нужно продолжать торговаться и дальше. Согласен? Хорошо?" "Да, - внезапно опав, сказал Ельцин. - Хорошо".

Свернутый текст

Появился официант с налитыми бокалами десертного вина. Ельцин, который уже отхлебнул за ланчем добрую половину бутылки "Russian River", попробовал вино, счел его слишком сладким и попросил коньяку. Клинтон как хозяин чувствовал, что должен угодить желанию гостя. Мне, следовательно, выпало проследить за тем, чтобы под рукой оказался бренди. Я не очень старался. Я вернулся с пустыми руками как раз в тот момент, когда в комнату торопливо возвращался помощник Ельцина с грузом бумаг, в числе которых, я уверен, было и какое-то российское контрпредложение. Однако к тому времени беседа между двумя лидерами уже перескочила на другие темы.

Ельцин хотел поговорить немного с прессой о своих открытых взаимоотношениях с Клинтоном. Он повторил свой первоначальный призыв к более тесным и более частым контактам, в новой вспышке пьяного рвения: "Билл, я хочу сказать, что наше сотрудничество продолжает оставаться крепким и надежным. Даже по сложным проблемам, как, например, Босния, мы сможем найти решение. Наше сотрудничество очень много значит для нас. Оно нужно не только нам, оно нужно всему миру. Мы можем уйти со сцены, однако то, чего мы достигли, останется в качестве нашего наследия. Это главное, к чему мы должны стремиться в общении друг с другом. Это ты и я, Билл и Борис".

Когда они встали, чтобы выйти на встречу с прессой, Клинтон подарил Ельцину пару ковбойских сапог ручной работы, которые должны были подойти ему больше, чем пара, подаренная Джорджем Бушем-старшим в Кэмп-Дэвиде в феврале 1992 года. Клинтон попросил Ельцина снять один из ботинков, чтобы они могли сравнить размеры. Они обменялись правыми ботинками, которые очень хорошо подошли им по размеру, что позволило Клинтону отметить, как он всегда делал, насколько похоже их телосложение. Этот факт, судя по всему, всегда нравился Ельцину. Ельцин сказал, что им, может быть, стоит пойти на пресс-конференцию в ботинках друг друга, однако руководитель его протокола, Владимир Шевченко, на грани паники убедил Ельцина не делать этого. "Борис Николаевич, - зашептал он, - пресса преподаст этот факт в неприглядном виде".

Во время пресс-конференции Ельцин устроил журналистам именно то "Шоу Бориса", на которое они рассчитывали. Он высмеял средства массовой информации за то, что они предсказывали, что разногласия Соединенных Штатов и России по поводу Боснии превратят саммит в катастрофу. Показывая пальцем прямо в камеру, Ельцин прорычал: "Сейчас, в первый раз я могу сказать вам, что катастрофа - это вы!"

Дипломатия в исполнении Ельцина всегда была своего рода представлением, а когда он был пьяным, то представление превращалось в бурлеск (эстрадное представление с элементами фарса - прим. пер.): это был один худших инцидентов, произошедших до сих пор. Клинтон, однако, зашелся смехом, хлопнул Ельцина по спине и принялся вытирать слезы из глаз. "Только убедитесь, что вы правильно все поняли", - сказал он, подойдя к микрофону и продолжая смеяться - немного натужно и неубедительно.

Я чувствовал, что Клинтон пытается прикрывать Ельцина. Возможно, он посчитал, что если оба президента будут дурачиться, то в новостных сообщениях будет уделяться меньше внимания опьянению Ельцина.

Каковы бы ни были мотивы Клинтона, вся эта сцена заставила вздрогнуть окружение американского президента. Возвращаясь к первому саммиту в Ванкувере, следует сказать, что снисходительность Клинтона по отношению к Ельцину иногда приводила в ужас тех из нас, кто работал в команде президента. То, что мы считали в поведении Ельцина ужасным, Клинтон находил забавным.

Вскоре после этого, когда я сел рядом с президентом в вертолет, направляющийся обратно в Нью-Йорк, Клинтон, все еще посмеиваясь, спросил: "Вот это было шоу, да?" Я подозреваю, что он хотел, чтобы его похвалили за то, как он справился с опасной ситуацией.

Я не мог заставить себя аплодировать ему, однако я не осмелился и критиковать его. Поэтому я просто сказал: "Ну, то, что было между вами двумя, было очень положительным и полезным. Вы действительно смогли обсудить с ним суть дела. Я надеюсь, что пресс-конференция никак ему не навредит".

Клинтон выслушал это, а затем пристально посмотрел на меня. После чего сказал: "Вы знаете, мы должны помнить, что у Ельцина есть проблемы, однако он хороший человек. Он делает все что может, пытаясь решить огромное количество проблем, имеющихся у него дома. Я думаю, что мы решим этот вопрос с Боснией, и для него все это сложнее, чем для меня. У меня есть проблемы, но совершенно другого рода. Мы никогда не должны забывать, что пьяный Ельцин лучше, чем большинство непьющих альтернативных кандидатур".

Я уже слышал подобные высказывания раньше, однако на этот раз в них слышался упрек. Клинтон считал, что я не только слишком строго отношусь к Ельцину - он считал, что я должен смягчить свое отношение и к нему самому.

Я начал кое-что понимать о моем шефе и его видимой безграничной способности мириться с выходками Ельцина или смеяться над ними. Отчасти это происходило не только лично из-за Ельцина - частично это была наша поддержка того общего направления, в котором двигалась Россия. Вся страна, как и Ельцин, была в беспорядке.

Однако снисходительное отношение Клинтона к поведению Ельцина имело, судя по всему, более глубокие корни. Главное, как я себе это представлял, могло быть в том, что Ельцин сочетал в себе поразительную решительность и силу духа, совместно с абсурдной недисциплинированностью и каким-то талантом к самоунижению. Он был и очень великий человек, и очень плохой парень, и прирожденный лидер, и неизлечимый тиран. Клинтон все это понимал, находя возможным легко прощать Ельцина и желая, чтобы другие прощали его тоже.

Оригинал публикации: Boris and Bill

http://inosmi.ru/untitled/20020527/143851.html

0

3

Почему пол-мира обязаны России по гроб жизни
Опубликовано: 14.09.2015  6 750
Очень неожиданный пост выдал на своем Фейсбуке Veikko Korhonen из города Oulu (Финляндия). Результаты «агрессий» России — половина Европы и часть Азии получила государственность из рук России (СССР)!

Давайте вспомним кто именно:

— Финляндия в 1802 и 1918 гг.. До 1802 г. никогда не имела собственного государства.

— Латвия в 1918 г. (до 1918 г. никогда не имела собственного государства).- Эстония в 1918 г. (до 1918 г. никогда не имела собственного государства).

— Литва восстановила государственность в 1918 г. тоже благодаря России.

— Польша восстановила с помощью России дважды, в 1918 и 1944 гг. Раздел Польши между СССР и Германией — это лишь короткий эпизод!

— Румыния родилась в результате русско-турецких войн, а суверенной стала по воле России в 1877-1878 гг.

— Молдавия как государство родилась внутри СССР.

— Болгария как государство родилась в результате победы русского оружия в русско-турецкой войне 1877-1878 гг., которая и имела это своей целью. В качестве благодарности государство Болгария в двух мировых войнах участвовала в составе антирусских коалиций. Сейчас Болгария — член НАТО, и на ее территории размещены базы США. После 1945 года на ее территории не было ни одного русского солдата…

— Сербия как суверенное государство родилась тоже в результате этой войны.

— Азербайджан как государство оформился впервые только в составе СССР.

— Армения сохранилась физически и возродилась как государство только в составе СССР.

— Грузия сохранилась физически и возродилась как государство только в составе СССР.

— Туркмения никогда не имела государственности и сформировал ее только в составе СССР.

— Киргизия никогда не имела государственности и сформировала ее только в составе СССР.

— Казахстан никогда не имела государственности и сформировала ее только в составе СССР.

— Монголия никогда не имела государственности и сформировала ее только с помощью СССР.

— Белоруссия и Украина также впервые обрели государственность как следствие Великой Октябрьской революции в составе СССР. А в 1991 году полную независимость.

А ведь можно еще поучитывать роль России-СССР в рождении и становлении таких государств как КНР, Вьетнам, КНДР, Индия, Грецию у турков отбила Россия в далёком 1821 году, Алжир, Куба, Израиль, Ангола, Мозамбик и т.д…

Вот такая какая-то странная «агрессия» со стороны России.

Добавлю из комментария Дмитрия Марченко:

— Независимость Швейцарии отвоеванная у Франции Суворовым 217 лет назад им с тех пор ни разу (!) не воевала;

— Освобождение Австрии от Третьего рейха 1945г;- Освобождение Чехословакии от Третьего рейха 1945г.;

— Позиция Екатерины II в 1780 с созданием Лиги вооруженного нейтралитета и фактическая поддержка Северо-американских Соединённых штатов содействовала поражению Англии и обретению независимости США.;

— дважды за последние 2 века Россия дарила независимость большинству европейских стран перемалывая армии диктаторов Наполеона и Гитлера;

— Позиция Сталина в переговорах с США и Англией дала Германии возможность сохранить государственность после поражения Третьего рейха в 1945г.;

— Позиция Горбачева позволила без проблем в 1990г повторно объединиться Германии;

— Без помощи СССР Египет не смог бы выстоять и закрепить свою независимость в войне с Израилем, Британией, Францией в 1956-57г, в 1967 вмешательство СССР остановило войну Израиля с Египтом, фактически спасла арабов от разгрома в двух войнах в 1967-74 годах- Ангола завоевала свою независимость к 1975г только благодаря СССР;

— Большинство колоний Западной Европы получили свою независимость благодаря мировому движению деколонизации после второй мировой войны, главную роль в котором играл СССР.

Вся история России говорит о том, что она была последовательна при любой власти в отстаивании принципов независимости и самоопределения наций и народов, всячески помогала созданию многополярного мира в любую эпоху.

И очень часто, к сожалению, при этом жертвовала своими интересами как государства так и своего населения. Если бы наша политика была аналогична британской, то сейчас полмира было бы в Российском Императорском Содружестве наций, а русский народ купался бы в роскоши, как шейхи Саудовской Аравии — за счет освобожденных от других колонизаторов стран.

http://politobzor.net/show-64769-pochem … hizni.html

0

4

Бой с грузинским флотом 10 августа 2008 г.

0


Вы здесь » BABYLON » ТЕРРИТОРИЯ СССР » РОССИЯ


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC